Грехи против седьмой заповеди в XV-XVI веках

Н. Гальковский

[…] наш очерк был бы не полон, если бы мы не указали на печальные явления в русской жизни, касающиеся того же брачного вопроса, но потемненного и извращенного пороком. Имеем в виду такие виды греха против седьмой заповеди, каковы содомия и скотоложство. Особой связи этих грехов с русским язычеством мы не находим. Прича­стные к этим грехам люди действовали не в силу каких-либо доисторических традиций, а просто удовлетворяя своим порочным наклонностям. Полагая, что люди, обна­руживающие наклонности к этим ужасным порокам, пси­хически ненормальны.

Грехи этого рода были известны в Греции, и против них имеются постановления в Кормчей. В церковном уставе св. Владимира упоминается заставанье «с четвероножиною», т.е. скотоложство. Если судить только на основании литературных памятников, то необходимо сделать вывод: в первые века христианства у нас очень мало были рас­пространены противоестественные пороки. Развитие их относится к более позднему времени, к XV—XVIвв. Так, в епископском поучении, помещенном в Кормчей XVв., автор обличает «содомскую пагубу, его же и в бессловес­ных несть». Уставы преп. Ефросина и преп. Иосифа Волоцкого запрещают допускать в монастырь подростков мужеского пола. Правда, наши монастырские уставы со­ставлялись под влиянием уставов греческих, где отмечен­ное обстоятельство предусмотрено. Но русская действи­тельность показывала, что постановления преп. Ефросина и Иосифа имели в виду не одну идею, а и печальную со­временную им действительность. Оказывается,  этому ужасному пороку был подвержен даже глава русской церкви, митрополит Зосима, как это видно из сочинений преп. Иосифа Волоцкого. Старец Елизарова монастыря Филофей в своем послании умолял великого князя Васи­лия Ивановича искоренить из своего православного цар­ства «горький плевел» содомии. Того же самого явления касался Филофей в послании к царю Ивану Васильевичу, считая содомию жертвой диавола. Обыкновенно о поро­ках исключительно много не говорят, с одной стороны, ввиду щекотливости предмета, с другой стороны, потому, что нужен повод, чтобы заговорить: все исключительное редко. Филофей считал необходимым писать об этом пра­вителям русского государства, следовательно порок при­нял широкие размеры. Это подтверждается другими ис­точниками. В сочинениях митр. Даниила (1522—1539) рассеяно множество обличений против невоздержания всякого рода его современников, и в том числе обличение грехов против седьмой заповеди. Восставая против обы­чая многих мужчин румяниться и удалять на лице волосы (выщипывали на лице волосы из бороды и усов), Даниил дает понять, что это делалось с гнусными намерениями содомии. По словам Даниила, в XVIв. у нас господствова­ли грубые чувственные пороки. Простой народ погрязал в разврате, аристократия же изощрялась в противоестест­венных формах этого греха. Одно из посланий Даниила писано к лицу, погрязшему в содомии до потери физической крепости и ослабления умственных способностей. Вероятно, низкий уровень нравственного состояния рус­ского общества, рассматриваемый под аскетическим уг­лом зрения монаха иерарха, побудил Даниила высказать взгляд, противный христианской нравственности: Даниил допускал оскопление в видах достижения и сохранения целомудрия.

Против содомии направлено сильное «слово на потоп­ляемых и погибаемых без ума, богомерзким гнусным содомским грехом, в муках вечных» Максима Грека. Видно, что в груди преподобного кипело негодование. Он находил, что следует занимающихся содомией каз­нить через сожжение и предавать вечной анафеме: «Проклят всяк, иже с мужским полом спит», говорит ревнитель чистоты и благочестия. Неизвестный автор по­слания к Грозному говорит, что его современники пори­цали брак и одобряли содомию. Грех был очень распро­странен; в нем были повинны даже бояре, воеводы и близкие к царскому двору люди. Автор умолял царя искоренить опасный и гнусный порок. Послание точно не приурочено к определенному лицу и приписывается то митр. Даниилу, то попу Сильвестру. Вероятно, оно написано между 1547—1552 гг. Стоглавый собор откры­то признал, что среди русского общества распростране­ны блуд, прелюбодеяние и содомия. В  1552 г. митр. Макарий писал послание в Свияжск к царскому войску. Из послания видно, что воины бесстыдно блуд содевали со младыми юношами, содомское зло, скаредное и бого­мерзкое дело. Митрополит отмечает, что воины осквер­няли освобожденных из плена пленников, жен и девиц. Такое же распутство было присуще русскому обществу и в начале XVIIв., если верить показаниям иностранцев. Шаум и Юрий Крижанич свидетельствуют, что русские погрязли в содомском блуде, говорили об этом открыто, нисколько не стесняясь, даже хвастаясь своим грехом. Олеарий, посетивший Москву в 1634, 1636, 1639 и 1643 годах, сообщает, что русские обычно говорят о сладострастии, о постыдных пороках, разврате и проч. «Некоторые из них», — говорит Олеарий, — «грязнят себя отвратительным пороком, известным у нас под на­званием содомского».

Борьба христианства с остатками язычест­ва в древней Руси. В 2 т. Харьков,1916.

Миниатюра: Старец Филофей (ок. 1465-1542), игумен псковского Елизарова монастыря

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс