Граф Ф.В. Ростопчин о предзнаменовании победы в Двенадцатом году

Ф. Ростопчин

В то же самое время случилось одно происшествие, доказывающее, что надежда никогда не покидает чело­века и располагает народ к легковерию. Пришли мне доложить о большом скоплении людей около одной очень высокой колокольни, находившейся на краю го­рода, и что повиснувший на кресте оной сокол привле­кает внимание всего народа. Я отправился туда не столь­ко из любопытства, сколько для того, чтобы разогнать народ, который всегда склонен выкинуть какую-нибудь глупость, когда соберется толпою. Я застал сборище че­ловек в 1000, глазевшее на несчастного сокола, который, имея путы на ногах (как все сокола, которых дрессиру­ют для охоты), опустился на крест и не мог от него отцепиться. Какой-то прохожий его заметил, обратил на него внимание других — и вот тысяча зевак останови­лась тут, чтобы насладиться зрелищем, которое, по объ­яснению самых ученых между ними, предрекало торже­ство над неприятелем; потому что, говорили они, сокол преобразует Наполеона, погибающего на кресте. Я стал поддакивать этой бедной толпе и, таким образом, сокол явился лучом надежды для дураковатых людей, которые никогда не обретаются в меньшинстве.

Тысяча восемьсот двенадцатый год в записках графа Ф.В. Ростопчина // Русская старина. СПб., 1889, № 12. С. 709.

Миниатюра: Орест Кипренский. Портрет графа Ф.В. Ростопчина

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс