Василий Никитич Татищев
История Российская. Часть 4


57. ИВАН III ВАСИЛЬЕВИЧ

1462. Раздел. Юрий угличский. Андрей вологодский. В год 6970 (1462), от рождества же Господа Спаса нашего 1462, марта 27 дня после смерти великого князя Василия Васильевича по его благословению воспринял престол государства Русского старший сын его Иоанн Васильевич. Братья же младшие по завещанию отцову приняли уделы свои: князь Юрий Васильевич Углич, Бежецкий Верх; второй, Борис, Звенигород; третий, Андрей, Вологду со всем Заозерьем; и так пребывали в любви и согласии.

6971 (1463). Послал князь великий наместников своих в Новгород Великий. Затем послал киличеев своих к хану в Орду с дарами многими. Хан же принял дары, прислал своего посла в Москву к великому князю.

6972 (1464). Брак Василия рязанского. Князь великий Иоанн Васильевич и мать его великая княгиня Мария отпустили князя Василия Ивановича рязанского на его вотчину княжение Рязанское. И той же зимой приехал он в Москву и женился, взял сестру великого князя Анну; и венчан был в соборной церкви Успения Богородицы января […] дня, и в ту же седмицу возвратился с княгинею в Рязань.

Марта 4-го митрополит Феодосий поставил в митрополиты Иосифа иерусалимлянина, брата патриарха иерусалимского. Патриарх же оный, придя в Москву милостыни ради, преставился в пути во граде Кафе. Ему же и всему христианству во Иерусалиме была от султана египетского истома великая, и тот Иосиф восхотел быть на его месте патриархом. Сего ради, собрав милостыню многую, возвратился, но не дошел до земли своей.

6973 (1465). Еп. Трифон суздальский. Сентября 13 дня Феодосий митрополит, оставив митрополию, сошел в монастырь к Михаилову Чуду. Князь же великий созвал братию свою и всех епископов земли Русской, а также архимандритов, игуменов и протопопов, и всем священным собором по соизволению великого князя избрали в митрополиты Филиппа, епископа суздальского. Бывшие же на поставлении его епископы: ростовский архиепископ Трифон, добрянский епископ Евфимий, рязанский епископ Давид, коломенский Геронтий, сарайский Вассиан; те же, которые не пришли, те прислали послов и грамоты свои; и подписались все об избрании, поставили его ноября 1 дня. А Трифону добрянскому дали Суздаль.

6975 (1467). Апреля 22 преставилась великая княгиня Мария тверянка великого князя Иоанна Васильевича и положена в церкви Вознесения. В тот же год Трифон ростовский оставил епископство и пошел в монастырь. Тогда обновлена была церковь Вознесения каменная великою княгинею Мариею Василия Васильевича; а заложена была великою княгинею Евдокиею Дмитрия Иоанновича за 62 года, и тут положена была в тот же год. И после многих лет начала завершать великая княгиня София и достроила до конца, но от пожара повредилась, камни опали и своды сдвинулись, и сего ради обделали ее кирпичом обожженным.

6976 (1468). Князи казанские завраждовали между собою, и хана Ибрагима некие не любили, иные Касима султана сольстить хотели. И князь Абдул-Мамон с прочими князями прислали от себя послов к Касиму просить его на ханство Казанское. Он же, не опознав лести их и уведав втайне от иных казанцев, как и сколько на то совещались, поверил им и начал просить о помощи великого князя. Князь великий не ведал о том, но веря Касиму, послал к нему князя Ивана Васильевича Оболенского-Стригу и прочих воевод с воинствами своими. И султан Касим пошел с ними со своими мещерскими и городецкими татарами. И когда приехал к Волге, там, где решено было перевозиться через Волгу на луговую сторону, тут встретил его хан казанский Ибрагим со всеми князями и многою силою казанскою и не дал ему перевозиться на свою сторону. Касим же стоял многие дни, а так как осень студена была и слякотна, начал корм людям и коням оскудевать, и так, не преуспев нисколько, возвратился. Тогда многие в посты мясо ели, и многие кони умерли от голода, многие из них доспехи свои побросали, но сами все здравые восвояси пришли. А татары казанские после отхода их с того часа пошли спешно к Галичу, думали всех попленить, видев здесь воинство, думали язычники там пусто обрести. И придя, мало нечто полона взяли, а градам и волостям не могли ничто зло сотворить, поскольку все были осторожные и в осадах по градам, потому что князь великий, отпустив войска и не поверив татарам, разослал по городам заставы, в Муром, и в Новгород Нижний, и на Кострому, и в Галич, и велел им сидеть в осаде, стеречься от Казани.

Той ж осенью князь великий Иоанн послал на черемису князя Семена Романовича, а с ним многих детей боярских двора своего; и совокупившись, все пошли из Галича декабря в 6 день, и пошли лесами без пути, а зима была весьма студена.

Декабря 13 поставлен Ростову архиепископ архимандрит спасский Вассиан, а прежде был игуменом троицким. Рать же великого князя пришла в землю Черемисскую, и много зла учинили земли той; людей иссекли, а иных в плен повели, а иных сожгли; а коней их и всякую животину, чего нельзя с собою брать, то все иссекли; а что было имущества их, то все взяли; и повоевали всю землю тут, вдоволь пожгли. А до Казани не доходили за один день и, возвратившись, пришли к великому князю января 6 дня все здравы. А муромцам и новгородцам велел князь великий воевать по Волге, и те, придя, повоевали горы и пристани по обе стороны.

Той же зимой князь великий за три недели до Великого заговенья пошел к Владимиру, а с ним братья его князь Юрий да князь Борис, да сын его князь Иван, да князь Василий Михайлович верейский, и все князи их, и бояре, и воеводы со всеми людьми. А князя Андрея старшего оставил князь великий на Москве, да и другого князя Андрея младшего.

Той же весной в Великое говенье пришел на Москву посол от короля Казимира польского Якуб писарь да Ивашенец, и князь великий велел ему приехать в Переславль. А сам из Владимира с сыном поехал к Переславлю, а братию и всех людей оставил во Владимире; и пришел в Переславль, посла отпустил и возвратился опять к Владимиру.

А татары казанские в ту же весну, придя, взяли Кичменгу и зажгли; князь же великий послал перехватить их. Пришел великий князь на Москву в пяток Великий в вечере. И той же весной после Великого дня князь великий многих детей боярских двора своего послал на Каму воевать места Казанские: с Москвы к Галичу Руна с казаками, а из Галича детей Семена Филимонова: Глеба, Ивана Шусту, Василия Губу; и пошли с вологжанами в судах мая 9 дня к Устюгу. А с Устюга пошел князь Иван Звенец с устюжанами, а Иван Игнатьевич Глухой с кичемжанами, и снялись все вместе на Вятке под Котельничем. И оттуда пошли с ними вятичи не многие, и была весть вятчанам, что идут на них казанцы, и возвратились назад к Вятке, и сотни с три их пошли с воеводами великого князя. Казанцы же пришли со многою силою к Вятке, и не возмогли вятчане противиться им, и передались за казанского хана Обреима. А воеводы великого князя повоевали черемису по Вятке реке, и пошли из Вятки по Каме на Низ, и воевали до Тамлуги, и гостей побили многих, а товару у них взяли много; ходили до перевоза Татарского, да опять возвратились вверх, воюя Казанские же места; и в Белую Волошку ходили воевать. А в то время казанские татары, двести человек, воевать пошли и дошли до той ж Волошки на конях и, побросав тут коней у черемисы, пошли из Волошки в судах вверх по Каме. А рать великого князя пришла и тут черемису повоевали, а людей иссекли, и коней, и всякую животину; и тех татар коней иссекли, которые пошли вверх по Каме, и пошли за теми татарами по Каме. И когда услышали, что уже близ пришли тех татар, и стали воеводы, избрали все, каждый же от своих людей, семь насадов, и отпустили с ними воеводу Ивана Руна; они же догнали татар. Увидев их, татары выскочили на берег. Руно же повелел своим за ними же на берег выйти, а татары забежали за речку и начали биться. Милостию же Божиею начали одолевать христиане, и перешли на татар за речку ту, и так побили их, и воеводу их Тулазия, князя Тархана сына, взяли, да другого бердышника, а прочих всех побили. А руси на том бою двух человек убили, а раненых было шестьдесят человек, но милостию Божиею все живы. И пошли оттуда на Великую Пермь да к Устюгу, и так пришли к Москве все поздорову; а татар привели полоненных к великому князю.

Мая в 23 день в час ночи загорелся посад на Москве, горело вверх по рву за Богоявленскую улицу мимо Весяковых дворов, от Богоявленской улицы по Иоанна святого на пять улиц, от Иоанна святого на Подол по Васильевский луг, да на Большую улицу на Вострый конец и по самую реку, да по Кузьму и Дамиана на Востром конце. Истомно ж тогда было и внутри города, поскольку ветрено было и вихрь многий; но Бог сохранил его.

Кн. Хрипунов. Татары побиты. Июня 4 из Новгорода Нижнего застава великого князя, князь Федор Хрипунов с москвичами, пошла на Волгу и побила татар казанских, двор ханский, многих добрых; тогда убили князя Колупая, а князя Хозюмбердея, поймав, привели к великому князю на Москву.

6977 (1469). Посол из Рима. Февраля в 11 день пришел из Рима от кардинала Виссариона грек, Юрий именем, к великому князю с листом, в котором писано было, что «есть в Риме деспота аморейского Фомы Ветхословца от царства Константинограда дочерь его, именем София, православная христианка. Если восхочешь взять ее, то я учиню ее в твоем государстве. А присылали к ней король французский и князь великий меделянский, но она не хочет в латинство». Тогда пришли и фрязи: Карл именем, Ивану фрязину, московскому денежнику, брат старший, да племянник, старшего их брата сын, Антон. Князь же великий внял себе слова сии в мысль, и подумав о сем с митрополитом Филиппом, и с матерью своею, и с боярами, и в ту же весну марта в 20 день послал Ивана фрязина к папе Павлу и к тому кардиналу Виссариону и царевну видеть. Он же дошел туда к папе, и царевну видел, и с чем послан, то к папе и кардиналу Виссариону изложил. Царевна же, слыша, что князь великий и вся земля его в православной вере христианской сияет, восхотела за него. Папа же, князя великого посла Ивана фрязина много честив, отпустил его к великому князю с тем, что дать ему царевну, но да пришлет за ней бояр своих. А листы свои папа дал Ивану фрязину таковые, что послам великого князя ходить свободно два года по всем землям, которые под его папежством присягают к Риму.

6978 (1470). Вятчане отрекаются. Вольница на войну. Новгород Старый. Руно. Рознежа. Чебоксары. Войска к Казани. Остров Коровий. Ирихов остров. Татары побиты. Татары побиты. Русские побиты. После Великого дня на другой неделе послал князь великий на Казанские места рать в судах, воеводу Константина Александровича Беззубцева, а с ним многих детей боярских двора своего, также и от всей земли своей детей боярских, изо всех городов своих, изо всех вотчин братии своей по тому же. А с Москвы послал сурожан, и суконников, и купчин людей знатных, и прочих всех москвичей, которые пригожи, по их силе, а воеводу над ними поставил князя Петра Васильевича Оболенского. И те пошли Москвою рекою к Новгороду Нижнему. А коломничи и все, которые выше их по Оке, Окою рекою пошли, и муромцы также, а владимирцы и суздальцы Клязьмою, дмитровцы, можайцы, угличане, ярославцы, ростовцы, костромичи и прочие все поволжане Волгою к Новгороду же. И сойтись положили на один срок, и сошлись все те в одно место в Новгород. А к Устюгу послал князь великий воеводу своего князя Даниила Васильевича Ярославского да с ним своего двора детей боярских: Ивана Гавриловича, Тимофея Михайловича Юрла, Глеба, Василия, Семеновых детей Филимонова, Федора Борисовича Брюха, Салтыка Травина, Микиту Константинова, Григория Перфушкова, Андрея Бурдакова; а с Вологды воевода Семен Пешек Сабуров с вологжанами. И придя на Устюг, пошли в судах к Вятке, а устюжане с ними же; и придя к Вятке, начали вятчанам говорить словами великого князя, чтобы пошли с ними на казанского хана. Они же сказали к ним: «Изневолил нас хан, и правое свое дали мы ему, что нам не помогать ни хану на великого князя, ни великому князю на хана». А в ту пору был на Вятке посол казанского хана, и тот послал весть к Казани, что от Вятки идет рать великого князя судовая, но не во многом числе. А Константин Беззубцев, со всеми предписанными воинами совокупившись, стояли в Новгороде Нижнем; и прислал князь великий грамоту свою, веля ему самому стоять в Новгороде, а которые под ним дети боярские и прочие все войско восхотят, тех повелел ему отпустить воевать места Казанские. Он же прочел грамоту и разослал за всеми бывшими под ним. Сошлись же к нему все князи и воеводы, и сказал им, что прислал к нему князь великий грамоту «и велел всем вам, кто восхочет, идти воевать Казанские места по обе стороны Волги, а мне велел здесь в Новгороде быть. И вы пойдите, а к городу Казани не ходите». То слышав, воины великого князя сказали воеводе своему Константину: «Все хотим на окаянных татар, и за святую церковь, и за своего государя великого князя Иоанна, и за все православное христианство». И пошли все, а Константин остался в Новгороде. И пошли из Оки под Новгород под Старый, и стали под Николою на Бечеве, и, выйдя из судов, пошли в город к старой церкви Преображения Господня; оттуда сойдя, также и у святого Николы молебны сотворили и милостыню дали, каждый их по их возможности. После сего же совокупившись все заедино, начали мыслить в себе, кого поставить воеводою, чтобы одного все слушались; и много думав, избрали себе по своей воле Ивана Руна. И в тот же день отплыв от Новгорода 60 верст, ночевали; а на следующее утро обедали на Рознеже, а ночевали на Чебоксарах. А от Чебоксары шли день весь, да и ночь ту всю шли, и пришли под Казань на ранней заре мая 22 в неделю Пятидесятницы. И выйдя из судов, пошли на посад, а татары казанские еще все спали, и повелели трубить, а татар начали сечь, и грабить, и в плен брать; а что полон был тут на посаде христианский, московский, рязанский, литовский, вятский, устюжский, пермский и иных прочих городов, тех всех разполонили; а посады их все со всех сторон зажгли. Многие же басурманы и татары, не желая дать в руки христианам, а большее жалея о многом богатстве своем, запирались над своим добром в храмах и с женами, и с детьми, и со всем, что у них ни есть, и сгорели. Погорели же посады, и рать отступила от града, а уже и истомились они весьма, и все, придя в суда свои, отошли на остров Коровий и тут стояли семь дней. И тут пришел к ним из Казани полоняник коломнятин, сказывая им, что подлинно собрался на них хан казанский Обреим со всею землею своею. Камскою, и Сыплинскою, и с Костяцкою, и с Беловолжскою, и Вотяцкою, и Башкирскою, и «быть ему на вас на ранней зоре судовою и конною ратью». Слышав то, воеводы великого князя и все воины его начали отсылать от себя молодых людей с большими судами, а сами остались позади на берегу оборонять тех, а повелели им стать на Ирихове острове на Волге, а на узкое место не ходить. Они же, не послушав, пошли на узкое место в больших судах, и тут пришли на них татары на конях и начали стрелять, желая побить их; они же, против них стреляясь, отбивались от них. А судовая рать татарская, лучшие князи и люди, пошли на великого князя рать на судовую же, словно принести себя в жертву желая, ибо немногих видели их оставшихся. Сии же, не убоявшись, пошли против татар, хотя тех и много было, и, много бившись, прогнали татар до самого города Казани под стену; и возвратились оставшиеся, пришли на Ирихов остров и совокупились тут вместе с большими судами. Когда же стояли они на том острове, тут пришел к ним Константин Александрович Беззубцев, воевода их старший. Придя же, послал к Вятке великого князя словом говорить вятчанам, чтобы пошли к Казани ратью, а срок им учинил от того дня три с половиной недели стать под Казанью. Вятчане же отвечали: «Коли пойдут братья великого князя, тогда пойдем и мы». Константин же за тот срок со всею силою стоял другие три с половиной недели, а от великого князя воевод и от вятчан не было к ним никакой вести; а у них начало уже корму не доставать, ибо не много с собою запасу имели, поскольку шли спешно. И пошел Константин со всеми воинами с Ирихова к Нижнему Новгороду вверх. Гребли же они день тот и на следующее утро до полуутра, и тут встретила их ханша Касимова, мать казанского хана Обреима, и начала говорить воеводам великого князя: «Князь великий отпустил меня к моему сыну со всем добром и с честью, и потому уже не будет никоего лиха меж нами, но все добро будет». И поплыла мимо их, а сии вверх пошли; и придя на Звенич, ночевали тут с субботы на воскресенье. И в полуутро в воскресенье повелели себе обедню служить бывшим с ними священникам, и отслушав обедню, хотели сесть есть, а у иных церквей еще не успели и обедни отслушать, и в то время пришли на них казанские татары, все князи и вся земля их судовою ратью и конною по берегу. Видев же то, воеводы великого князя и все воины его пошли в суда свои и погребли против судовой рати татарской, и начали биться с ними. И одолели христиане татар, те же бежали к берегу, там где конная рать их была. Конные же татары начали с берега наших стрелять, и русские отступили от них к своему берегу; а на судах татары опять возвратились за ними же; русские же, обратившись, прогнали их снова к своим. И так бились весь день тот до самой ночи, и разошлись каждый на свой берег ночевать. И после того князь Федор Семенович Хрипун, Ряполовских князей, побил татар на Волге июня в 4 день. Тогда же была сеча злая на долгое время на устье Камы с устюжанами и великого князя дворянами татарам казанским. И множество тут убито было от обоих; тогда же убили Никиту Константиновича, а Юрла Плещеева в плен взяли и его товарищей, прочие же устюжане пробились под Новгород.

В тот же год князь великий Иоанн Васильевич всея Руси послал братию свою, князя Георгия, и князя Андрея старшего, и князя Василия сына князя Михаила Андреевича, и иных своих воевод со многими людьми на конях ратью к Казани.

6979 (1471). Война на Казань. Сентября в 1 день князь Юрий Васильевич со всеми воинами московскими пришел под Казань, и судовые рати пошли пешими к граду. Татары же выехали из града и, побившись мало, бежали во град. Русские же погнали их, и стали под городом, и отняли у них воду. Хан же Обреим, видя себе в великой беде, начал посылать послов своих к князю Юрию Васильевичу, и добил челом, и мир взят на всей воле великого князя. И возвратились на Москву со всем воинством.

Знамение. 4 солнца. Апреля 15 дня в неделю Цветоносную после вечерни в 12-й час дня было знамение в солнце: явился круг на небе, одним краем посреди неба, а другой спускался к западу; та же половина круга того, которая к западу, изнутри червлена была, а около зелено, до половины круга того вверх по краям, как бывает дуга на небе, тем цветом; а другая половина, которая вверх, та бела. А под кругом тем две дуги тем же образом, изнутри зелено, а внутри червлено; до самого запада на середке дуг тех солнце бывшее уже близ к западу шло; а меж дуг под самым кругом словно два рога, один концом на юг, а другой на север; а между ними словно солнце сияло светлое, и стояло над настоящим солнцем прямо; а на низ от того солнца меж рогов, промеж же дуг, по обе стороны по солнцу против настоящего солнца. И так два часа видеть было можно. И потом круг и дуги изогнулись, а те три солнца необычные сошлись вместе, и стало одно, и шло за настоящим солнцем повыше его, и зашли вместе, прежде настоящего. А то необычное знамение от мокроты аера (воздуха) было, говорят. Около же круга, который был краем посреди неба, по обе стороны его повыше красно было, но вверх не сходилось, а вниз до полукруга концы их. Сие же знамение видели многие на Москве; в прочих же городах нигде же того не видели и нисколько не говорят.

Женился Андрей угличский. Той же весною мая в 27 день в неделю о Слепом женился князь Андрей Васильевич угличский на Москве, взял княжну Елену, дочь князя Романа Мезецкого; а венчал их Филипп митрополит.

В тот же год месяца августа в 30 день, на исходе второго часа, загорелась Москва внутри града на Подоле близ Константина и Елены от двора Богдана Носова; до вечерни горело, и выгорело все, ибо поднялся тогда и ветер сильный с полуночи. И за рекою многие дворы погорели, а иные отнимали; а головни и бересту с огнем весьма далеко носило, за много верст. А князь великий был тогда на Коломне. Остался же тогда в городе двор княжий Ивана Юрьевича, да племянников его два двора, да Ирины Алексеевны, ибо оттуда ветер тянул.

Король Казимир послал в Большую орду к хану Ахмату татарина Кирея Кривого; а тот Кирей бежал к королю от великого князя Иоанна, и был он холоп великого князя купленный. Пришел же тот Кирей к хану, начал многие речи лживые и наговоры от короля на великого князя говорить и многие дары принес к нему, также и к князям его к Темиру и прочим от короля, и челом бия, говорил: «Чтобы вольный хан пожаловал, на великого князя русского пошел со всею Ордою своею, поскольку многая истома земли моей от него». А князь Темир и прочие после же одоления короля над великим князем подучали хана. Но не сбылась мысль окаянных, поскольку хотению Божию человек препятствия учинить не может. Хан же тот год весь держал Кирея у себя, ибо не было ему с чем отпустить к королю его, иных ради зацепок своих.

Умер Иона пермский. Умер еп. Иона новгородский. Той же осенью преставился епископ пермский Иона. Той же осенью месяца ноября в 5 день на память святых мучеников Галактиона и Епистимии преставился архиепископ Иона Великого Новгорода и Пскова, и положили тело его в его монастыре в Отней пустыни.

Избрание епископа. Новгородцы же по старине, каков был обычай у них, сотворили вече и начали избирать от священноиноков на архиепископию. И избрав трех, метнули жребия, и пал жребий на некоего священноинока, Феофила именем, и возвели его на двор архиепископов. И послали к великому князю Иоанну Васильевичу посла своего Никиту Ларионова бить челом и позволения просить, чтобы нареченному их чернецу Феофилу пожаловал и велел быть к себе на Москву и поставить бы его велел своему отцу Филиппу митрополиту на архиепископию Великого Новгорода и Пскова, как и прежде сего было при прежних великих князях. Князь же великий по их челобитью и прошению нисколько к прежнему не промышляя, но милость проявляя, посла их, почтив, отпустил со всем, о чем ему бил челом от всего Новгорода, ответ дав ему такой: «Поскольку вотчина моя Великий Новгород и прислали ко мне бить челом о том, что взял Бог отца их, а нашего богомольца, архиепископа Иону, а избрали себе по своему обычаю по жеребью священноинока Феофила, я их, князь великий, жалую того нареченного Феофила и велю ему быть к себе на Москву к митрополиту Филиппу стать на архиепископию Новгорода и Пскова безо всяких зацепок, но по прежнему обычаю, как было при отце моем великом князе Василии, и при деде моем, и при прадеде, и при прежде бывших всех великих князях, которых мы род, Владимира и Новгорода Великого и всея Руси».

Марфа посадница. Смятение новгородцев. Новгородцы к Литве. Пришел же посол их Никита Ларионов в Новгород, и сказал им про милость великого князя. Многие же там бывшие люди лучшие, посадники их, и тысяцкие, и богатые люди, весьма о сем рады были, и тот нареченный их Феофил. Но некоторые из них, посадничьи дети Исаака Борецкого с матерью своею Марфою и с прочими иными изменниками, наученные диаволом, которые горше бесов были прелестники на погибель земли своей и себе на пагубу, начали нелепое говорить и развращенное и, на вече приходя, кричать: «Не хотим за великого князя московского, ни зваться вотчиною его. Вольные мы люди Великого Новгорода, а московский князь великий много нам обиды и неправды чинит; но хотим за короля польского и великого князя литовского Казимира». И так возмутился весь град, и шатались, как пьяные: иные же хотели по старине за великого князя к Москве, а другие за короля к Литве. Тогда же изменники начали нанимать худых мужиков вечников, которые на то завсегда готовы по их обычаю, и, приходя на вече, звонили всегда в колокола и, крича, говорили: «За короля хотим». Иные же говорили к ним: «За великого князя хотим московского по старине, как было прежде сего». Наймиты же изменников тех камни бросали на тех, которые за великого князя хотят. И велико неустроение было в них, и меж собой ратью ходили, сами на себя восставая. Многие же из них, старые посадники и тысяцкие лучшие люди, также и зажиточные люди говорили к ним: «Нельзя, братцы, тому так быть, как вы говорите, за короля нам даться и архиепископа поставить от его митрополита, латинянина по сути. А изначала вотчина мы тех великих князей, от первого великого князя нашего Рюрика, которого по своей воле взяла земля наша из варяг князем себе и с двумя братьями его; потом же правнук его князь великий Владимир крестился и все земли наши крестил: Русскую, и нашу Славянскую, и Мережскую, и Кривичскую, и Весь, иначе говоря Белоозерскую, и Муромскую, и Вятичи, и прочие. И от того великого князя Владимира даже и до сего господина нашего великого князя Иоанна Васильевича за латинами мы не бывали и архиепископа себе не поставляли от них, как вы ныне хотите ставить от Григория, называющегося митрополитом Руси, а ученик тот Исидоров, по сути латынин». Те же развратники, как и прежние еретики, научаемые диаволом, желая на своем настоять и на благочестие дерзнуть, а князю великому не желая покориться, одинаково вопили: «За короля хотим». А другие говорили: «К Москве хотим, к великому князю Иоанну и к митрополиту Филиппу в православие». Злодейцы же оные, противники православия, Бога не боящиеся, посла своего послали к королю с подарками многими, Панфила Селифантова да Кирилла сына Ивана Макарьина, говоря: «Вольные мы люди Великого Новгорода бьем челом тебе, честному королю, чтобы ты государь нашему Великому Новгороду и нам господин был, и архиепископа вели нам поставить своему митрополиту Григорию, и князя нам дай из своей державы». Король же принял дары их с любовью, рад был речам их и, много чтив, посла их отпустил к ним со всеми теми речами, чего хотели, и послал к ним князя Острожского Михаила, Олелкова сына, воеводы киевского. Новгородцы же приняли его честно, наместников же великого князя не сослали с Городища; а что был у них князь Василий, Горбатого брат, суздальских князей, того послали в Заволочье в заставу на Двину.

Увещание великого князя. Слышал же сие князь великий Иоанн Васильевич, что в вотчине его Великом Новгороде возмущение великое, и начал посылать к ним послов своих, говоря такое: «Вотчина вы моя, люди новгородские, изначала от дедов и прадедов наших, от великого князя Владимира, крестившего землю Русскую, от правнука Рюрикова, первого князя в земле вашей. И от того Рюрика даже и до сего дня знали вы один род великих князей, прежде киевских, до великого князя Дмитрия Юрьевича Всеволода владимирского, а от того великого князя даже и до меня род их. Мы владеем вами и жалуем вас и обороним отовсюду, да и казнить вольны же мы, когда на нас не по старине смотреть начнете. А за королем ни за которым, ни за великим князем литовским не бывали вы, как и земля ваша стала, и нынче от благочестия отступаете к латинству чрез крестное целование. А я, князь великий, никоторые силы над вами, ни тягости не чиню, ни налагаю выше того, как было при отце моем великом князе Василии Васильевиче, и при деде моем, и при прадеде, и при прочих великих князях рода нашего, но еще и милость к вам проявить хочу, к моей вотчине».

То слышали новгородские люди, бояре их, и посадники, и тысяцкие, и зажиточные люди, которые не хотели древнего своего обычая и крестного целования преступить, рады были все сему, исправиться желая к великому князю по старине. А вышесказанные оные Исааковы дети с матерью своею Марфою и с прочими их поборниками и наймитами своими взбесились, словно звери дикие, бесчеловечный разум имеющие, князя великого послов речей, а также и митрополита Филиппа посла ни слышать не хотели, но еще нанимали злых тех смердов, убийц, шильников и прочих безыменитых мужиков, которые скотам подобные, нисколько разума не имеющие, но только одно кричание, которые, приходя на вече, били в колокол, и кричали, и лаяли, как псы, нелепое говоря: «За короля хотим». И таково было возмущение в них, как в древности во Иерусалиме было, когда предал его Господь в руки Тита, ибо как те тогда, так и сии меж собой брань творили.

Князь же великий, слышав сие, скорбен был и потужил о них немало, так как хотя и не в православии еще были от Рюрика и до великого князя Владимира, но не отступали за иного государя, а от Владимира даже и до сего дня, его род знали один и правились все великим князем обо всем, прежде Киевским, потом же Владимирским; а сие уже на последних годах все свое изгубить хотят, от христианства к латинству отступая: «Но что сотворить, не ведаю, только положу упование на одном Господе Боге». И много мыслив о сем, возвестил митрополиту Филиппу, и матери своей великой княгине Марии, и бывшим у него боярам, что хочет идти на Новгород ратью. Они же, слышав сие, советовали ему, упование положив на Бога, исполнить мысль свою над новгородцы за их непослушание и отступление. И в тот час князь великий разослал за всей братиею своею, и за всеми епископами земли своей, и за князями, и за боярами своими, и за воеводами, и за всеми воинами своими. И когда все сошлись к нему, тогда всем возвестил мысль свою, что хочет идти на Новгород ратью, поскольку во всем изменили и никакой же правды не обретается в них ни мало: «Но идти ли на них или не идти? Поскольку летнее уже время, а земля их многие воды имеет около себе, и озера великие, и реки, и болота многие и весьма непроходимые. А прежние великие князи в такое время на них не ходили, а кто ходил, тот людей многих растерял». И мыслили о том не мало и конечное положили упование на Господа Бога, и пречистую матерь его, и на силу честного и животворящего креста, который целовав, новгородцы изменили.

И князь великий принял благословение от митрополита Филиппа, а также и от всех святителей земли своей и от всего священного собора, и начал вооружаться, желая идти на них; также и братия его, и все князи его, и бояре, и воеводы, и все воины его. А к Новгороду же послал грамоты разметные за их непослушание, а во Тверь послал к князю Михаилу, помощи прося на новгородцев, и к Пскову послал дьяка своего Якушку Вашбалцова мая 22 дня, на праздник Вознесения Господня, говоря им: «Вотчина моя Новгород Великий отступают от меня за короля, и архиепископа своего хотят поставить им у его митрополита Григория, латынянина по сути; и я, князь великий, иду на них ратью, и целование к ним отложил я. И вы бы, вотчина моя псковичи, посадники, и зажиточные люди, и вся земля Псковская, должны вы к Новгороду отложить целование и идти на них ратью с моим воеводою с князем Феодором Юрьевичем Шуйским или с его сыном с князем Василием». Мая в 31 день послал князь великий Бориса Слепца к Вятке, веля им идти на Двинскую землю ратью же. А к Василию Федоровичу послал на Устюг, чтобы с устюжанами на Двину же ратью пошел и дожидался бы Бориса да вятчан. Месяца июня в 6 день, в четверг на Троицкой неделе, отпустил князь великий воевод своих с Москвы, князя Даниила Дмитриевича Холмского да Федора Давыдовича, со многим воинством, с ними же князя Юрия Васильевича и князя Бориса Васильевича дети боярские многие, и велел тем князь великий к Русе идти. Того же месяца в 13 день отпустил князь великий князя Василия Ивановича Оболенского-Стригу со многими воинами, да с ним князей царевичевых Даньяровых со многими татарами, и велел тем идти на Волочек да по Мсте.

После сего князь великий начал по церквам молебны совершать и милостыню многую рассылать по земле своей и по церквам, также во первых пошел по соборным церквам и монастырям и совершил молебны со многими слезами. После того же снова пришел к Филиппу, митрополиту всея Руси, прося благословения и прощения. Святитель же оградил его крестом, и молитвою вооружил его, и благословил на противных и всех воинов его, как Самуил Давыда на Голиафа. Князь же великий Иоанн Васильевич, приняв благословение от отца своего митрополита Филиппа, и от всех епископов земли своей, и от всех священников, изошел с Москвы месяца июня в 20 день; а с ним царевич Даньяр и прочие воины великого князя, князи его и воеводы многие со многою силою, вооружившись на противных изменников, как прежде прадед его благоверный князь великий Дмитрий Иванович на безбожного Мамая и на богомерзкое его воинство татарское, так и сей благоверный великий князь Иоанн Васильевич на сих отступников; ибо хотя и христиане назывались, но дела их были горше неверных. Ибо всегда изменяли, крестное целованье преступая, но и горше того начали беситься, как прежде написано: пятьсот лет и четыре в крещении были за великими князями русскими православными, ныне же на последнее время, за 20 лет до окончания седьмой тысячи, восхотели отступить за короля. Князь великий много о сем посылал к новгородцам отстать от такового начинания, также и митрополит Филипп посылал к ним, наказ давая им, как чадам своим, по Господню слову, что сказал во Евангелии: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь». Люди же новгородские всему тому не внимали, но свое зломыслие творили; то не горше ли сии иноверных? Ибо неверные изначала не знали Бога, не научившись ни от кого православию, первого своего обычая и идолопоклонства держатся; а сии, многие годы быв в христианстве, наконец начали отступать к латинству. И так пошел на них князь великий не как на христиан, но как на иноязычников и на отступников православия.

Пришел же князь великий на Волок июня 24-го. Также и братия великого князя пошли, каждый их от себя: князь Юрий Васильевич из своей вотчины, а князь Андрей Васильевич из своей вотчины, а князь Борис Васильевич из своей вотчины, князь Михаил Андреевич с сыном своим князем Василием из своей вотчины. А на Москве оставил князь великий сына своего великого князя Иоанна да брата своего князя Андрея младшего. Июня в 28 день пришел князь великий в Торжок; пришли же к нему в Торжок воеводы князя тверского, князь Юрий Андреевич Дорогобужский да Иван Никитич Жито, со многими людьми на помощь против новгородцев. Изо Пскова в Торжок же пришел к великому князю посол Василий да Богдан с Якушкою Шашебалцевым; а присланы с тем, что целование к Новгороду сложили, а сами готовы все. Князь же великий из Торжка послал к ним Богдана, а с ним Кузьму Коробьина, чтобы немедля пошли к Новгороду; а Василия от себя не отпустил. Из Торжка пошел князь великий; братия же великого князя все со многими силами, каждый из своей вотчины, пошли разными дорогами к Новгороду, пленили, и жгли, и людей в плен уводили. Также и князя великого воеводы то же творили, каждый на кои места послан был. Вперед посланные же воеводы великого князя князь Даниил Дмитриевич и Федор Давыдович, идя по Новгородским местам, там где повелено им было, распустили воинов своих на многие места жечь, и пленить, и в полон вести, и казнить без милости за их непослушание к своему государю великому князю. Дошли же те воеводы до Русы, попленили и пожгли места те; пленив же и пожегши, пошли к Новгороду к реке Шелони. И когда пришли на место, называемое Коростынь, у озера Ильменя на берегу, внезапно без известия пришла на них по озеру рать в судах от Новгорода. И из судов выйдя, пришли тайно под станы их, но при этом оплошали; сторожи ж воевод великого князя, увидев их, возвестили воеводам. Они же в тот час, вооружившись, пошли против них и многих новгородцев побили, а иных руками поймали. Да тем же пойманным повелели самим друг другу носы и губы резать и отпускали их назад к Новгороду; а доспехи с них кидали, снимая, в воду, а иные огню предали, ибо не были им потребны, но и своими доспехами всеми довольны были. И оттуда снова возвратились к Русе в тот же день; в Русе их встретила другая рать пешая, многочисленнее первой вдвое, а пришли рекою Полою в судах чрез Ильмень. Воеводы же великого князя, и на тех придя, побили их. И послали к великому князю с той вестью Тимофея Замыцкого, а примчался к великому князю июня в 9 день на Коломну озеро; а сами воеводы от Русы пошли к Демону городу. Князь же великий послал к ним, веля сниматься и идти за реку Шелонь с псковичами; а под Демоном велел стоять князю Михаилу Андреевичу с сыном своим князем Василием и со всеми воинами своими.

И воеводы великого князя пошли к Шелони. И когда пришли они к берегу реки той, там где брести чрез нее, в ту пору пришла туда рать новгородская против них с другой стороны, от града своего, к той же реке Шелони, великое множество, что и ужаснуться полкам великого князя, поскольку в малом числе были: ибо все воины, бывшие при нем, не ведая про то, в то время пленяли места окрест Новгорода. А новгородские посадники все и тысяцкие, из простых резчики и плотники, и гончары, и прочие, которые от рождения на лошади не бывали и на мысли которым того не бывало, чтоб руки поднять против великого князя, всех тех изменников оные силою выгнали; ибо те не хотели пойти к бою тому, и они сами тех разграбили и избивали, а иных в реку Волхов бросали. Сами же говорили, что было их 20 000 на бою том. Воеводы же великого князя, хотя и в малой силе были (ибо говорят бывшие там, что с пять тысяч их только было), но видя многое воинство их и положив упование на Господа Бога, и пречистую его матерь, и на правду великого князя, пошли вскоре против них, как львы рыча, чрез реку оную великую, где, как сами новгородцы говорят, никогда броду не было, а сии, не ища броду, все целы и здравы перешли. Видев же сие, новгородцы устрашились весьма, возмутились и восколебались, словно пьяные. А сии, придя на них, начали прежде стрелять их, и возмутились кони их под ними, начали с себе скидывать их. И так вскоре побежали, гонимые гневом Божиим за свою их измену и отступление не от своего только государя, но и от самого Господа Бога. Полки же великого князя погнались за ними, кололи и секли их, а они сами, убегая, друг друга били и топтали из-за множества коней. Убито же их было тогда великое множество: ибо сами они тогда говорили, что 8000 погибло их на бою том, а пойманных руками более 2000; пойманы же посадники их Василий Казимир, Дмитрий Исааков Борецкий, Кузьма Григорьев, Яков Феодоров, Матвей Селезенев, Василий Селезенев, два племянника по сестре Казимирова, Павел Телятев, Кузьма Грузов, а зажиточных множество. И сбылось на них пророческое слово сказанное, что «пятеро из вас прогонят сто, и сто из вас прогонят тьму». Бежали же они долгое время, уже кони их задыхались, и начали кидаться с них долой в воды, и в болота, и в леса; ибо ослепил их Господь, и не знали земли своей, ни пути к граду своему, от которого вышли, но блуждали по лесам. И выходящих их из леса ратные хватали, а иные раненые, блуждая по лесам, умерли, а иные в водах утонули. А которые с коней не упали, тех кони их принесли к граду, словно пьяных или спящих. А иные в спешке и град свой пробежали, думая, что град взят уже; ибо возмутились и восколеблись, как пьяные, и вся мудрость их поглощена была. А воины великого князя гнались за ними 12 верст и затем возвратились от великой той истомы. Воеводы же великого князя князь Даниил Холмский да Федор Давыдович стали на костях, дождавшись воинства своего, и увидев воинов своих всех здравых, благодарили Господа Бога. Воеводы же великого князя, мало отдохнув после боя того и дождавшись своих, послали к великому князю беспокойство с тою вестью, что помог им Бог рать новгородскую побить. Он же примчался к великому князю в Яжолбицы. А воеводы, видев новгородцев побежденных, распустили воинов своих всюду в набеги за добычей; иные, придя к Новгороду, пленили и посады пограбили, иные к немецкому рубежу до Нарвы; и великое место их, называемое Новое село, и все волости пожгли и пленили. Того же месяца июля в 18 день была радость великому князю, и братии его, и всему воинству их; ибо был тогда у великого князя царевич Даньяр, и братия великого князя благоверные князи Юрий, Андрей, Борис, и бояре их, и все воинство их. И тогда обещал князь великий поставить на Москве церковь святого апостола Акила, что потом и было сделано, а воеводы князь Михаил Андреевич верейский с сыном Василием да Даниил и Федор другую церковь Воскресения Христова.

Новгородцы, видев себе таковое от Господа Бога наказание, убоялись и, придя, начали просить тех, которых ранее злодеями и сообщниками московскими именовали, так как те претили им в зломыслии сем. Они же сказали: «Добро бы, братия, если бы вы баб и молодых не слушали и зла не начинали; но хорошо и сие, что грех и безумие свое познаете. Но мы не можем сие на себя взять, а пошлем от нареченного владыки просить у великого князя заступничества; и если даст заступничество, то познаем, что не хочет вконец изгубить вотчину свою». И потому пришли все к нареченному владыке. Он же приказал им, и послали Луку Климентьева. Который пришел в Яжолбицы, когда было пирование у великого князя о победе, и просил о заступничестве. Князь же великий дал им заступничество и отпустил того с Селищ против Демона. А князю Михаилу Андреевичу и сыну его князю Василию воеводы новгородские, которые сидели в городке Демоне, добили челом и предались на том, что их выпустить живыми, а об ином ни о чем не стоять; а с города откупа дали 100 рублей новгородских. А от псковичей пришел к великому князю в Игнатичи с Кузьмою Коробьиным посадник Никита с тем, что псковичи со всею землею своей вышли на его службу, великого государя, с воеводою князем Василием Федоровичем, а идучи, начали Новгородские места грабить, жечь и людей сечь. Князь же великий послал к ним Севастьяна Кушелева да с ним первого их посла Василия с Полы реки, повелевая великих людей не побивать и не грабить.

Июля в 24 день пришел князь великий в Русу и тут повелел казнить головною казнью новгородских посадников за их измену и за отступление: Дмитрия Исаакова Борецкого, да Василия Губу Селезенева, да Еремея Сухощока, да Киприана Арзубьева. А иных многих послал на Москву и велел их пометать в тюрьму; а мелких людей велел отпускать к Новгороду; а Василия Казимира, да Кузьму Григорьева, да Якова Федорова, да Матвея Селезенева, да Кузьму Грузова, да Федора Табазина велел отвести на Коломну, оковав их. А сам князь великий пошел оттуда к Ильменю озеру на устье Шелони и пришел тут на место, между берегом и Коростынью, июля же в 24 день в субботу.

Двиняне побиты. В тот же день бой был воеводам великого князя с двинянами, Василию Федоровичу Образцу, а с ним были устюжане да и прочие воины, да Борису Слепцу, а с ним вятчане; а был им бой на Двине с князем Василием Шуйским, а с ним было Заволочье все и двиняне; было же с ним рати 12 000, а великого князя с воеводами было рати 4000 без 30-ти человек. Был же бой им: выйдя из судов, обои пеши, и начали биться около третьего часа дня того; бились же до захождения солнечного и за руки хватаясь, секлись; и знамя у двинян выбили, и трех знаменщиков под ним убили, ибо убили первого, то другой подхватил, и того убили, то третий взял, убили же третьего, и знамя взяли. И тогда двиняне в смятение пришли, и уже к вечеру одолели их полки великого князя. Побили множество двинян и заволочан, а иные утонули; а князь их раненый, вкинувшись в лодку, убежал на Колмогоры; многих же руками поймали. Потом же и городки их взяли и привели всю землю ту за великого князя. Убили же великого князя тогда рати 50 вятчан, да устюжанина одного, да Борисова человека Слепца, да Мигуна, а прочие все Богом сохранены были.

Новгородцы просят мира. Принята просьба. Псковичам воздаяние. В тот же день пришел к великому князю на устье Шелони в судах озером Ильменем нареченный архиепископ Феофил с посадниками, и с тысяцкими, и с зажиточными людьми со всех концов. И начали прежде бить челом князям, и боярам, и воеводам великого князя, чтобы печаловались братии великого князя, а они бы печаловались брату своему великому князю, да и сами бы бояре печаловались. Бояре же, придя, били челом братии великого князя. Братия же великого князя, князь Юрий, князь Андрей, князь Борис и князь Борис Михайлович с сыном своим, и бояре все били челом великому князю за них. Князь же великий их ради пожаловал, велел тому нареченному чернецу Феофилу, и посадникам, и тысяцким, и прочим быть к себе пред очами. Они же пришли к великому князю и начали бить челом о своем преступлении и что руку против него подняли, чтобы пожаловал государь, смиловался над ними, возвратил бы гнев свой не их ради челобитья, но свое бы благосердие показал к согрешающим, не велел бы более того казнить, и грабить, и жечь, и пленить. Милосердствовал же князь великий, показал к ним милость свою, и принял челобитье их, и утолил гнев свой, и в тот час повелел перестать жечь и пленить, и плен, которые тут есть, повелел отпустить, а которые отосланы и отведены, и тех отдать. И добили челом великому князю 16 тысяч серебра новгородских рублей, не считая того, что братии великого князя, и князям прочим, и боярам, и воеводам, и прочим всем, которые печаловались о них. А земля их вся попленена и пожжена до моря: ибо не только те были, которые с великим князем и братиею его, но изо всех земель их пешею ратью ходили на них; а Псковская земля от себя их же воевали. Не бывала на них такая война, как и земля их стала. А что послал князь великий Севастьяна Кушелева против псковичей, и тот встретил их за Порховом, а они идут от своего городка от Дубкова, взяв из него 6 пушек, к Порхову. Севастьян же сказал им про великого князя здоровье да и победу над новгородцами, а велел им князь великий скорее пойти к Новгороду. Псковичи же от Порхова отпустили Севастьяна к великому князю, а с ним послов своих Кузьму Сысоева да Стефана Афанасьева Винкова, а сами пошли со всею силою к Новгороду и, не дойдя Новгорода за 20 верст, стали у Спаса на Милицы. И Севастьян с теми послами псковскими, с Кузьмою да Степаном, пришли к великому князю на устье Шелони июля в 31 день. А князь Василий Федорович Шуйский, воевода псковский, с посадниками прочими и с лучшими людьми после своих послов пришли к великому князю тут же на устье Шелони. И после тех прихода стоял тут на одном месте князь великий 11 дней, управляя новгородцев. И пожаловал их, дал им мир на своей воле, как сам восхотел, а псковичам за их службу в завершение взял с новгородцев все лучше прежнего, как псковичи хотели. Потом же князь великий дал новгородцам мир, любовь и милосердие, и почтил нареченного их Феофила, и посадников их, и тысяцких, и прочих, которые с ним приходили, и отпустил их в свой им град. А за ними послал в Новгород боярина своего Феодора Давыдовича привести весь Новгород Великий к целованию, от мала даже и до великого, и серебро на них брать. Они же, придя в Новгород, сотворили как повелено было им. А князь великий Иоанн Васильевич, всея Руси самодержец, возвратился оттуда к Москве с победою великою августа в 13 день; а также и все братья его князи, и воеводы, и все воины их со многою наживой. А в тот же год князь великий, идя к Новгороду, послал в Поле Никиту Беклемишева искать царевича Муртозу, Мустафина сына, звать его к себе служить. Никита же, найдя его в Поле, призвал его к великому князю и пошел с ним к сыну великого князя на Москву наперед прихода великого князя из Новгорода.

В тот же год вятчане, придя судами Волгою на низ, взяли Сарай, и много товара взяли, и в плен много взяли. Слышали сие татары Большой орды, поскольку близко тут кочевали за один день, и так великое их множество пошли перехватить вятчан. И взяли суда и всю Волгу заступили судами своими, желая их перебить. Вятчане же однако пробились сквозь них и ушли совсем; а под Казанью также хотели перехватить их; и там прошли мимо тех со всем в землю свою.

6980 (1472). Месяца сентября в 1 день в начале индикта, что есть нового лета, на память преподобного Симеона Столпника, пришел князь великий в вотчину свою во славный град Москву, победив супостатов своих, казнив противящихся ему, и не хотящих повиноваться ему привел во всю волю свою, и многую наживу и славу приобрел. И встретил его Филипп митрополит с крестами за градом близ церкви у большого моста каменного со всем священным собором. А народы московские, великое их множество, далеко за городом, иные за 7 верст, пешие, малые и великие, славные и не славные, бесчисленное их множество встречали. А сын его князь великий Иоанн, и брат его князь Андрей младший, и князи его, и бояре, и дети боярские, и гости и купцы, лучшие люди, встретили его накануне Семенова дня на Ходынке, там где было ему ночевать; великая же была радость тогда во граде Москве.

Сентября 2 дня пошли из Новгорода из осады великое множество людей с женами и детьми по озеру в великих учанах, каждый по своим местам; ибо говорят, что было судов тех великих 180, а по 50 человек в судне и более. И когда были они на пучине озера того, дохнул на них ветер великий и внезапный, и потопил все суда оные; ни одно же из них не спаслось, и все люди оные и весь товар их утонули.

Король литовский Казимир, слышав о походе великого князя на Новгород, хотел им помощь оказать и великого князя отвратить, но сам не смел, и послал татарина своего Кирея, как ранее сказано, возмутить Большую орду хана Ахмата. Тот же, клеветав много, умедлил и возвратился к королю из Орды с царевым послом, а король в то время ратью сражался с королем угорским.

Того же сентября в 10 день пришел из Венеции Антон фрязин, а с ним пришел посол к великому князю из Венеции от дожа венецианского Николы Трона, Иван именем, Тривизан прозвищем. А послан к великому князю от того дожа и от всех земель, бывших под ним, бить челом, чтобы пожаловал князь великий, велел того Тривизана проводить до царя Ахмата Большой орды; а послан к нему со многими подарками и с челобитьем, чтобы пожаловал, шел им на помощь на турецкого султана к Цареграду. Тот же Тривизан, придя на Москву, сначала пришел к Ивану фрязину, к денежнику московскому, поскольку тот Иван фрязин тамошней земли уроженец был и знаем там, и сказал ему все то, зачем пришел на Москву, а у великого князя еще не был. Фрязин же наш денежник не велел тому Тривизану о том бить челом великому князю да подарки многие подавать, а сказал, что «я могу сделать отдельно от великого князя и до царя провожу тебя». А когда к великому князю пришел фрязин с тем Тривизаном, назвал его князьком венецианским, а себе племянником, и сказал, что пришел к нему за своим делом и за гостьбою, а то от великого князя утаили. Антон тогда от Павла папы привез листы к великому князю, что послам великого князя вольно ходить до Рима по всей земле Латинской, и Немецкой, и Фряжской, и по всем тем землям, которые земли под его папежством находятся, а за царевной бы Софией, аморейского царя Фомина дочерью, послал.

Филофей, еп. пермский. Ноября в 8 день поставлен Перми епископ, Филофей именем, митрополитом Филиппом. Того же месяца в 13 день пришел на Москву ставиться на архиепископию Великого Новгорода нареченный Феофил, а с ним пришли посадники Александр Самсонович да Лука Федорович. Той же зимой декабря в 8 день поставлен рязанский епископ Феодосий, архимандрит чудовский, митрополитом Филиппом; а был на поставлении его были архиепископ ростовский Севастьян, суздальский епископ Евфимий, коломенский Геронтий, сарский Прохор, пермский Филофей. Того же месяца в воскресенье поставлен был Новгороду на архиепископию нареченный их Феофил преосвященным митрополитом Филиппом всея Руси; а были на поставлении его все вышесказанные епископы русские, и архимандриты, и протопопы, и игумены честные, и весь священный собор славного града Москвы. После поставления же своего бил челом великому князю от себя и от всего Великого Новгорода с посадниками и тысяцкими и со всеми теми, которые с ним пришли, о плененных, о Казимире и о прочих товарищах его. Князь же великий принял челобитье их и тех всех отпустил с честью; а было их на Москве 30. Самого же архиепископа отпустил того же месяца в 23 день.

В том же месяце декабре после Рождестве Христове явилась на небе звезда великая, а луч от нее долог весьма, как столп, светел, светлее самой звезды; а восходила около шестого часа ночи с летнего восхода солнечного и шла к западу летнему же, а луч от нее вперед протягивался, а конец луча того, как хвост великий птицы, распростерт. В месяце же январе после Крещения другая звезда явилась хвостатая над летним западом; хвост же ее был тонок, а не сильно долог, а первые звезды луча потемнее. Но первая та звезда за три часа до восхода солнечного на некое место приходила, так другая после захождения солнца через три часа на том же месте являлась да к западу же шла.

Той же зимой послал князь великий на Великую Пермь князя Феодора Пестрого воевать их за их непослушание.

Той же зимой князь, великий умыслив с отцом своим митрополитом Филиппом и матерью своею великою княгинею Мариею, и с братиею, и с боярами своими, послал фрязина Ивана в Рим за царевной Софией января 16 с грамотами к папе и к кардиналу Виссариону. А поскольку прежний папа Павел умер, и сказали, что выбран папа Каллист, того ради на его имя лист написан был. За фрязином послал князь великий посла Федора Спенка да с казною Матфея сына Федора Татищева и дьяка Еремея Погожего. Когда князь Федор приехал в Киев, поляки спросили; есть ли грамоты к королю. И он сказал, что нет. Затем князя Федора задержали, и он в Киеве умер; а Матвею и дьяку князь великий велел воротиться в Москву. Фрязин же, приехав в земли папежские, уведал, что папа не Каллист, но Сикст, рассудив с посланными с ним, имя Каллиста вычистив, вписали Сикста.

В тот же год в месяце апреле хотением и многим желанием преосвященного митрополита Филиппа всея Руси соблаговолением же и повелением благоверного и христолюбивого великого князя Иоанна Васильевича всея Руси было начало зданию церкви пречистой владычицы нашей Богородицы на Москве. Восхотели воздвигнуть храм великий весьма, в меру храма пречистой Богородицы, который во Владимире, который создал благоверный великий князь Андрей Боголюбивый Юрьевич, внук Мономахов, об одном верхе. Много раз видев тот, превеликий весьма, и высокий, и чудно весьма сделанный, преосвященный Филипп митрополит весьма духом горел и, желанием одержим, хотели в ту же меру видеть храм созданный пречистой Богородице на Москве, там где был исцеляющий гроб, который во святых отца нашего преосвященного митрополита Петра чудотворца и прочих митрополитов русских. Призвали же еще прежде того мастеров каменотесов и посылали их во град Владимир видеть ту церковь и меру снять с нее. Они же, придя, там видели храм Пречистой, удивились весьма красоте здания ее, и величеству, и высоте его и, измерив широту и высоту ее и алтарь, возвратились на Москву. И обмерили около церкви, которая на Москве, и взялись за дело; а та уже церковь ветхая была, и двинулись своды ее, хотя древом подкреплены были. Начали же рвы копать и заложили апреля 30 дня. Заложена же была сия церковь после заложения первой церкви, которую заложил преосвященный митрополит Петр при князе Данииле Ивановиче, через 146 лет без трех месяцев. И когда возделана была в высоту с человека, тогда начали разбирать первую всю до основания.

Царевна София из Рима. В тот же год месяца мая в 23 день Иван фрязин пришел в Рим к папе Сиксту и к кардиналу Виссариону. И была честь великая Ивану фрязину и бывшим с ним от папы и от царевича Фомы детей, от Андрея и от Мануила, и дары великие, и были там 30 дней. Месяца ж июня 24-го отпустили царевну Софию из Рима за великого князя; а с нею послали послом от папы легата Антония, а с ним многие римляне, а от царевичей посол с нею Дмитрий Мануилов со многими греками; многие же иные греки пошли с нею, служа ей. И пошли не тем путем, как фрязин шел, но всею областию папежскою к морю. А папа по всем градам послал листы свои, а также и по местам, там где им надлежало идти, даже до вотчины великого князя до Пскова, а писал к ним, чтобы все князи земель тех, и паны честные, и бискупы, и вся земля, где придет царевна, встречали ее, и чтили, и корм давали и подводы и проводников, и всем тем, которые с ними идут, даже до великого князя вотчины. И по тем листам папежским великую честь все земли воздали царевне Софии и всем, которые были с нею.

Война на Пермь. Анфаловский. Искор. Чердыня. В тот же год июня в 26 день пришла весть великому князю из Перми, что воевода князь Федор Пестрый землю Пермскую взял. А пришел в землю ту на устье Черной реки на неделе Фомы в четверг. И оттуда пошел на плотах и с конями, и, приплыв под город Анфаловский, сошел с плотов, и пошел оттуда на конях на верхнюю землю к городу Искору, и Гаврилу Нелидова отпустил на нижнюю землю, на Урос и на Чердыню да на Почку, на князя Михаила. Князь же Федор не дошел еще до городка Искора, и встретили его пермы на Колве ратью, и был им бой меж собою, и одолел князь Федор, и взял на том бою воеводу их Качаима. Оттуда князь Федор пошел так к Искору, и взял его, и воевод их взял, Бурмата да Мичкина, и Зымна по заступничеству пришел к нему; взял же иные городки и пожег. А Гаврило, придя, те места повоевал, на которые послан. И потом пришел князь Федор на устье Почки, где впадала в Колву, и дождался там всех своих, и взятых тех сюда же привели; срубили тут городок, сидел в нем и привел всю землю ту за великого князя. И оттуда послал князь Федор князя Михаила к великому князю и тех, и Бурмата, и Мечкина, и Кача, а сам остался там в городке Почке. А что брал у тех у Бурмата, и Мичкина, и Кача, то послал к великому князю: 16 сороков соболей, да шубу соболью, да без половины 30 поставов сукна, да 3 панциря, да шлем, да 2 сабли булатные.

Война царя Ахмата. В тот же год злочестивый царь ордынский Ахмат подвигся на Русскую землю со многими силами, подговоренный королем Казимиром литовским. Слышав же то, князь великий послал воевод своих к берегу со многими силами: и прежде всех Федора Давыдовича отпустил с коломничами; а князь Даниил да князь Иван Стрига со многими людьми на Ризы положение к берегу посланы; в тот же день княгиня великая Мария поехала к Ростову; потом же князь великий братию свою отпустил со многими людьми к берегу. Июля 30-го в четверг на заговение пришла весть к великому князю, что царь со всею ордою идет к Алексину. Князь же великий на втором часу дня того повелел петь обедню и, отслушав обедню и не вкусив нисколько, пошел вскоре к Коломне, а сыну повелел за собою в Ростов. А царь Ахмат пришел со многими силами под град Алексин; а в нем людей было мало, ни же пристрою городового, ни пушек, ни пищалей, ни самострелов, но однако под ним много татар побили. В пяток же снова приступил к граду со многими силами, и так огнем запалили его, что люди, все что в нем были, все сгорели; а которые выбежали от огня, тех поймали. После того же снова татары пошли вскоре на берег к Оке со многою силою и вринулись все в реку, желая перейти на нашу сторону, поскольку в том месте рати не было, ибо приведены были нашими же на безлюдное место. Но только стоял тут Петр Федорович да Семен Беклемишев с малым весьма числом людей, а татар великое множество побрели к ним, они же начали с ними стреляться, и много бились с ними, уже и стрел было у них мало, и бежать помышляли. И в то время приспел к ним князь Василий Михайлович с полком своим, и потом пришли полки, князь же Юрий за ними сам тогда пришел. И так начали одолевать христиане татар. Татары же, видев множество полков христианских, побежали за реку. А полки великого князя и всех князей пришли к берегу, и было великое множество их, также и царевича Даньяра Трегубова сына. И вот сам царь пришел на берег и видел многие полки великого князя, как море колеблющиеся, одежда же на них была чистая весьма, как серебро блистая, и вооружены очень, и начал от берега отступать помалу. В ночи же той страх и трепет напал на них, и побежали гонимые гневом Божиим; а из полков великого князя ни один человек не бывал к ним за реку. Всемилостивый же человеколюбец Бог, милуя род христианский, послал смертоносную язву на татар, ибо начали напрасно умирать многие в полках их, и, убоявшись, так бежать пустились, что через шесть дней к станам своим прибежали, от которых все лето шли. Князь же великий, видя как благодатию Божиею род христианский от нашествия безбожных агарян избавлен был, распустил братию свою по своим вотчинам, а также и князей, и воевод своих, и всех воинов своих, и разошлись каждый восвояси, благодаря Господа Бога, подавшего им победу без крови над безбожными агарянами. А сам князь великий возвратился к Коломне, а с ним царевич Даньяр; оттуда и того, почтив, отпустил в свой ему городок Касим, а сам пошел к Москве и пришел во град в воскресенье месяца августа в 23 день.

6981 (1473). Месяца сентября в 1 день фрязи и греки из Рима пришли с царевною Софиею в немецкий город в Любек и рядились тут 8 дней, а в девятый день того месяца пошли оттуда судами к кораблю, а в 10 день на корабль взошли.

Того же месяца во 12 день в субботу в 10 час дня преставился в Москве благоверный и христолюбивый князь Юрий Васильевич 31 года и 7 месяцев и 22 дней. А в то время князь великий не был, ни мать его, ни братия его; все были в Ростове, поскольку тогда там немощна была мать их великая княгиня. И митрополит Филипп послал к великому князю, возвещая ему преставление братово, как повелит, хоронить ли его без себе или не хоронить. В воскресенье же после утрени пришел митрополит со епископами сарским и пермским и со всем священным собором на двор княжий, и взяв тело его, несли в церковь архангела Михаила, и отпев надгробную, положили его во гробе каменном и поставили посреди церкви. В четвертый же день в среду пришел князь великий Иоанн Васильевич из Ростова, и многие слезы излил, и рыдание великое сотворил; а также и прочие князи, братия его, и прочие князи и бояре, и все православное христианство многие слезы изливали. Митрополит же Филипп с вышесказанными епископами и со всем священным собором отпели надгробные пения и погребли тело благоверного князя Георгия в церкви архангела Михаила того же месяца в 16 день, там где все благоверные великие князи лежат, род их.

Царевна в Ревель. Дерпт. Легат Антоний. Того же месяца в 21 день пришла царевна кораблем в Колывань, а носило их море 11 дней. А в Юрьев пришли того ж месяца 26, а во Псков пришли октября в 11 день; псковичи же воздали честь великую царевне и всем, которые с нею, дары принесли; а были тут 7 дней. А в Новгород выехали октября в 25 день, а приехали октября в 30 день; от архиепископа и от всего Новгорода честь же была великая и дары. И когда уже близ Москвы были они, сказали князю великому, что тот посол Антоний легат от папы идет с царевною, а пред ним крыж (крест) несут, поскольку папа так почествовал великую княгиню и послу своему идти так велел по всем землям до Москвы великого ради государства земли сей и дальнего расстояния. Слышав же сие, князь великий начал о сем мыслить с матерью своею, и с братиею, и с боярами своими. И некие говорили: «Не возбранять ему того». Другие же говорили: «Не бывало никогда сие в нашей земле, чтоб в почести быть латинской вере; учинил некогда один Исидор, и тот погиб». Князь же великий дослал к митрополиту Филиппу, возвещая ему сие. Митрополит же, сие слышав, отвечал ему: «Не можно сему быть и в град сей войти, но даже приблизиться»; и прилежно просил великого князя, да не повелит ему с крестом войти во град.

Прение о кресте легата папежского. Брак вел. кн. Иоанна второй раз. Слышав же сие князь великий от святителя, послал к тому легату, чтобы креста пред собою нести не велел, но шел бы просто. Он же, постояв мало о том, сотворил волю князя великого. А более стоял о том фрязин наш Иван денежник, чтобы то учинить по его обещанию, честь папе и тому послу их, как там ему чинили; а он отвернулся от веры христианской, потому считался фрязином их веры, а крещение наше потаил и все творил так, как они творят. И после того вошли во град ноября в 12 день в четверток. Митрополит же сам вошел в церковь, и возложил ризы на себя, и знаменовал царевну крестом и прочих с нею христиан, и отпустил ее из церкви. И пошли с нею к великой княгине Марии; через малое же время пришел к матери и великий князь Иоанн; и обручили тогда царевну по обычаю, как по достоинству будет, и пошли в церковь на литургию. Митрополит же Филипп служил в тот день обедню в церкви Успения деревянной, которая была поставлена в новом начальном храме пречистой Богородицы; и отслужив обедню, венчал благоверного великого князя Иоанна Васильевича всея Руси с православною царевною Софиею, с дочерью Фомы, деспота аморейского. А тот Фома сын царя Мануила цареградского, брат же царя Ивана Калуана, и Дмитрия, и Константина. Были же на венчании их и мать великого князя великая княгиня Мария, и сын его Иван, и братия его, благоверные князи Андрей и Борис, со всеми прочими князями и боярами своими, и множество народа, и тот посол римский Антоний легат со своими римлянами, и Дмитрий грек, посол от царевичей, братии царевны, от Андрея и Мануила, и прочие с ним греки, которые пришли, служа царевне. Утром же тот легат посольство от папы совершал и подарки великому князю подал, также и Дмитрий грек от шурьев великого князя, от Андрея и Мануила.

Коварство фрязина открыто. После сего же тот Антоний легат и прочие фрязи и греки виделись на Москве с послом венецианским Иваном Тривизаном и, ведая его, с чем он послан к великому князю, начали спрашивать его, почему много мешкает. Он же иначе к ним говорил, чем делал с фрязином нашим. Они же сказали то великому князю, что «тот Тривизан послан к тебе, великому князю, от дожа венецианского Николы Трона с челобитьем и с подарками, чтоб ты пожаловал, послал того Тривизана к царю Большой орды со своим послом. А послан тот к царю с челобитьем от того дожа и от всех земель с подарками многими, чтобы пожаловал, шел им на помощь ратью на турецкого султана». Князь же великий, слышав то, тотчас выискал, что все то было так, но хотел утаить у него Иван фрязин, обещая того Тривизана сам проводить до царя. И воспалился на них великий князь, повелел взять фрязина и, оковав, послал на Коломну, а дом его повелел разграбить и разорить и жену его и детей взять; а Тривизана, взяв, хотел казнить. Но тот легат и прочие, которые с ним, послы начали бить челом князю, чтобы пожаловал, смиловался над ним, доколе обменяется сообщениями с венецианским дожем. И князь великий велел его сковать, и сидел у Никиты Беклемишева. Того же Антония легата, и Дмитрия грека, и прочих с ним фрязей и греков держал князь великий у себя 11 недель, и честь им воздал великую, и дары многие подавал им, отпустил их января в 26 день. А к папе дары многие послал, а также и к шурьям своим, сын же его князь великий Иоанн от себя, а княгиня великая София от себя. И так пошли с Москвы на Литовскую землю, на Ляцкую и по иным многим землям к граду своему великому Риму.

Апреля 4-го в неделю пятую поста, которая называется Похвальная, в 4 час ночи загорелось внутри города на Москве у церкви Рождества пречистой Богородицы, которая имела близ предел Воскресение Лазарево, и погорело много дворов, и митрополитов двор сгорел, и князя Бориса Васильевича двор, до Богоявления троицкого да до житниц городских. И дворец, где жил великий князь, сгорел, а большой двор его едва силою отняли, поскольку князь великий был тогда в городе. А в другую сторону по каменной мост сгорело и по погреб, что на княжьем дворе Михаила Андреевича в стене городской. Тогда на церкви Рождества пречистой Богородицы кровля сгорела; а также и городская кровля, и приправа вся городовая, что было, и некоторое количество дворов близ того выгорело. На исходе же последнего уже часа ночи, и огонь уже унимался, митрополит Филипп из заградия пришел в церковь Пречистой, поскольку от пожара того вышел из града в монастырь святого Николы Старого, начал молебен петь со многими слезами у гроба чудотворца Петра. В то время пришел сюда и сам великий князь и, видев его плачущего, начал говорить ему: «Не скорби, отче господин. Ибо так Господь изволил, а что двор твой погорел, я тебе сколько хочешь хором дам, или какой запас погорел, то все у меня возьми»; ибо думал, что он о том плачет. Митрополит же после многого плача начал изнемогать телом, ибо начали слабеть рука его и нога. Князь великий тут еще был, и начал митрополит говорить ему: «Сын, Богу так изволилось обо мне, отпустил меня в монастырь». Князь же великий не попустил воли его быть, что отойти куда в дальний монастырь, но отвезли его в близко тут бывший монастырь к Богоявлению на Троицкий двор. И как отвезли его туда, он же тотчас послал за отцом своим духовным, и святых тайн причастился, и маслом повелел освятить себе. Князю же великому говорил и о попечении просил только об одном, чтобы церковь завершена была; ибо тогда была еще возделана только до большего пояса до половины, там где кивоты святым делать начали было на всех трех стенах. После сего начал о том же деле церковном о попечении просить своего боярина Владимира Григорьевича и сына его Ивана Голову, и о том их просили позаботиться, что приготовлено было у него на завершение церкви, «но только позаботьтесь, а то готово есть». Также и прочим приставникам церкви той всем о том, не умолкая, говорил, и о людях, которых скупил было на то дело церковное, приказывал отпустить их при жизни своей. Всем же приходящим к нему князям, и княгиням, и боярам, и священникам, и всему православному христианству подавал мир, и благословение, и прощение, и конечное целование, и сам также прощения просил у всех. И так день тот прошел, что есть в пятое апреля; ночью же той на исходе первого часа отошел к Господу. Многие же о том говорили, что видение видели в церкви. После преставления же его найдены были под свитою на теле великие цепи железные, которые прежде того ни духовнику его, ни келейнику ведомы не были, ни иному кому. Месяца апреля в 7 день положили его во гроб в церкви пречистой Богородицы, которую начал сам созидать, с псалмопением и со слезами многими, был тут на погребении его великий князь, и матерь его, и сын, и множество бояр, и вельможи, и весь народ града Москвы. Епископ же был один Прохор сарский на погребении его, и архимандриты московские, и протопопы, игумены, и все священники града Москвы. А гроб его был близ врат церковных северных, там где был прежде гроб преосвященного митрополита Ионы, входя в северные двери церковные на правой стороне.

В тот же месяц на Вербной неделе князь великий Иоанн Васильевич послал за братиею своею и за всеми епископами земли своей, возвещая им про Филиппа митрополита преставление, а им всем повелевая к себе быть на Егорьев день для избрания митрополита. Сие слышав, пришли архиепископ ростовский Севастиан, суздальский епископ Евфимий, рязанский епископ Феодосий, коломенский епископ Геронтий, сарский епископ Прохор. А новгородский архиепископ Феофил и тверской епископ Геннадий прислали послов своих и подписались с прочими епископами заодно, говоря: «Кого восхочет Господь Бог, и пречистая, и великие чудотворцы, а также и великий князь Иоанн Васильевич, и братия наши епископы, и весь священный собор, тот всем нам будет митрополит». Был же о сем собор в Москве, избрали коломенского епископа Геронтия, что достоин был управлять Богом порученным ему стадом; возведен же был на двор митрополитов июня в 4 день в пяток, а поставлен того же месяца в 29 день во вторник на Петров день. В тот же год июля в 25 день поставлен на епископию коломенскую митрополитом Геронтием священноинок Никита Семешков, сын протопопа архангельского, который на Москве.

В тот же год митрополит Геронтий поставил у двора своего на Москве ворота, кирпичом кладены ожиганным, и палату заложил на своем дворе.

В тот же год пришел посол псковский бить челом великому князю, чтоб пожаловал, оборонил их от немцев, поскольку уже перемирье их закончилось и идут на них немцы.

6982 (1474). Поход на немцев. Послал князь великий к Пскову на помощь князя Даниила Дмитриевича Холмского, а с ним многие полки свои. Когда же пришли они во Псков, услышали немцы, что пришли воеводы великого князя Пскову на помощь со многими людьми, начали посылать послов своих во Псков о мире и мир заключили на всей воле псковской на 20 лет.

Убит кн. Семен Одоевский. В ту же осень взяли москвичи Людбуцкое и полон великий. Той же осенью людбучане внезапно пришли на князя Семена Одоевского, он же бой поставил с ними, но поскольку с ним людей мало было, убили тут князя Семена одного, прочие же все здравы остались.

Той же зимой князи ростовские, князь Владимир Андреевич со всеми детьми и племянниками, продали вотчины своей половину города Ростова со всем, а взяли за него два села великого князя да денег 5000 рублей; а князь великий дал ту половину матери своей к вотчине ее к Переславлю.

Посол крымский. Посол в Крым. Той же зимой декабря в 31 день приехал служить к великому князю Иоанну Васильевичу царевич Муртоза, сын казанского хана Мустафы. Князь же великий его пожаловал, дал ему Новгородок на Оке со многими волостями. Той же зимой пришел посол к великому князю от крымского царя Менди-Гирея, Ачи-Гиреева сына, именем Азибаба, а прислал к великому князю с любовью и с братством своим. Князь же великий, почтив того посла, отпустил его во свою землю. Да с ним же вместе отпустил князь великий своего посла в Крым к царю Мен-Гирею Никиту Беклемишева также с любовью и братством марта в 31 день.

Родилась Елена. Той же весной апреля в 18 день в 7 час ночи родилась великому князю Иоанну Васильевичу дочь Елена от царевны Софии.

Посол из Венеции. Тривизан освобожден. Того ж месяца апреля в 25 день пришел из Венеции к великому князю Антон фрязин от дожа Николы Трона бить челом великому князю от того дожа, чтоб князь великий пожаловал, посла его Ивана из-под стражи выпустил и пожаловал бы по первому челобитью, подмог его во всем и отпустил к царю Ахмату Большой орды. Князь великий пожаловал, от того дня Ивана Тривизана велел выпустить из желез и пред очи свои велел ему прийти.

В тот же год месяца мая в 20 день в 1 час ночи пала церковь пречистой Богородицы, которую начал созидать Филипп, митрополит всея Руси; была же чудно весьма сделана, превысокая очень, ибо возведена была до сводов уже. Сведена же была и стена северная над гробами преосвященных митрополитов Ионы и Филиппа изнутри и извне по одному камню, а среди них лестница вела, и взвели ее по той стене на великую высоту, и возвели ее на переднюю стену. От великой же той высоты и от тяжких сводов, которые на тонкую стену, не возможно было стену ту укрепить, но преломилась, и было разрушение церкви той великое, ибо пала половина передней стены, а северная вся по алтарь, и полати, и столпы, и своды все. И чудотворца Петра гроб засыпало, но ничем же не повредило его; а Ионы митрополита гроб расщепило, но не разбило его; у Филиппа митрополита немного надгробье проразило; а у деревянной церкви, которая в той каменной стояла, верх разбило, а икон, и сосудов, и книг святых, паникадил, и свеч, ни иного чего, что в ней есть, ничем же не повредило. А осталось цело церкви той передней стены половина и двери передние, и южная стена вся целая, и столпы ее и своды, да алтарь весь, но от великого того падения все столпы и стены сдвинулись, а иные сломало, только не упали. Была же о сем печаль немала великому князю Иоанну Васильевичу, и митрополиту Геронтию, и всем благоверным князям, и православным христианам, поскольку уже третье лето, как первая церковь разобрана была, а сия упала грехов ради наших. Но сие было преславное чудо пречистой Богородицы и великих чудотворцев молитвами: ибо день тот весь каменотесы те делая были на церкви той, иные своды вели, а иные замыкали своды, носящие же камень, и известь, и дерево, непрестанно носили, многие же восходили, смотрели делания; за один же час до захождения солнечного сошли все делающие ушли, иные же еще восходили смотреть, потом же все сошли уже на первом часу ночи, а иные только за четверть первого часа сошли, и еще первый час не ударил, пала. А один отрок, князя Федора сын Пестрого, еще ходил под сводом тем, и как услышал трещание и падение камней, устрашившись, бежал на южную стену в оторопи и после падения того вышел из церкви той, ничем не поврежден. После сего же князь великий оставшиеся своды, и столпы от южной стороны, и стену переднюю и южную повелел разобрать. И послал в Римскую землю ради мастеров каменотесов, а иных повелел привести к себе из своей вотчины из Пскова, поскольку и те от немцев пришли навыкши таковому делу, то есть каменотесной хитрости.

В тот же год в месяце июле пришли из Пскова к великому князю с посадниками Иван Агафонов, Козьма Сысоев Ледов, Зиновий Сидоров бить челом великому князю Иоанну Васильевичу, чтоб оборонил их от немцев. Князь же великий разъярился на них и на очи не пустил их к себе, поскольку умедлили прийти с челобитьем, словно в забытье положили его, государя своего, и к нему жалованье и подарки легкие привезли, не соответствующие тому, как государь жалует их, свою вотчину. Они же со срамом возвратились к Пскову.

Товары татар. В тот же год месяца июля 7-го пришел из Орды Никифор Басенок с послом царевым Ахматовым Большой орды, с Карачуком, а с ним множество татар: пословых было 600, которых кормили; а гостей с конями и с иным товаром было 3200; а коней продажных было с ними более 40 000 и иного товару много.

Посол в Венецию Толбузин. Того же месяца в 24 день послал князь великий в Венецию посольством Семена Толбузина с Антоном фрязиным к венецианскому дожу Николе Трону о том, чтоб пожаловал посла их Ивана Тривизана, из-под стражи выпустил по их челобитью и, помогши ему всем, отпустил к царю Ахмату в Большую орду со своим послом о деле, и чтобы пожаловал, шел на помощь на турецкого султана к Цареграду.

Посол из Рима. Того же месяца 14 пришел из Рима посол к великому князю от царевичей Фоминых детей аморейского, от шурьев великого князя, с подарками, именем Дмитрий грек, и отпущен в тот же год.

Того же месяца 19 отпустил князь великий посла Большой орды Карачука, а с ним послал посла своего Дмитрия Лазарева да и венецианского посла Ивана Тривизана, помогши ему всем, людьми, конями, и с подарками, отпустил с ними же.

6983 (1475). Посол польский. Сентября 1-го пришел к великому князю из Литвы Богдан посол от короля Казимира.

Месяца сентября 19 в 6 час дня нашла слякоть, а потом и снег много шел, а на ночь мороз и на другую, а потом снова растаял. Ноября 6-го на мерзлую уже землю шел снег, и река стала 8 ноября.

Того же месяца ноября 9-го князя великого ловчий Григорий Перфушков видел два солнца во 2-й час дня, ездив на поле: настоящее солнце шло своим путем, а другое необычное выше того среди неба шло, как обычное среди лета ходит, светло же весьма белостью, а лучей от него не было; видели же то и прочие.

В ту же осень митрополит Геронтий поставил палату кирпичную на своем дворе о 4 апартаментах, а вошел в нее ноября в 13 день.

В тот же день пришел из Крыма посол великого князя Никита Беклемишев от царя Мен-Гирея Ачи-Гиреева сына, а с ним посол царев Девлетек мурза со многими подарками. А совершил посольство того же месяца 16-го: «Великому князю от царя любовь и братство»; и говорил царским именем: «Кто будет тебе, великому князю, друг, тот и мне друг; а кто тебе недруг, тот и мне будет недруг; также и дети наши, и внучата на той же любви и братстве».

Архитектор из Рима Аристотель, пушечный мастер. Посол в Польшу. Китай и Мансуров. В ту же весну месяца марта 26, на Великий день, пришел из Рима посол великого князя Семен Толбузин и привел с собою мастера муроля, который ставит церкви и палаты, Аристотеля именем; а также и пушечник он, знаток лить их и бить ими, и колокола и иное лить все хитер весьма. 27-го на утро Великого дня отпустил князь великий посла своего Алексея Старкова к царю крымскому Мен-Гирею да и его посла Довлетек мурзу. 2-го апреля отпустил князь великий посла своего Василия Китая да Федца Мансурова в Литву.

Того же месяца 23-го после вечерни взошла туча, да гром сперва малый, а потом великий, с полудни с молниею, и дождь великий; морозы и стужа до 2 мая были, а от того дня пошли дожди по всяк день.

Родилась Феодосия. Месяца мая 28-го в ночи родилась великому князю дочь Феодосия, которая и была за Холмским.

В тот же год турецкий султан посылал рать в кораблях и в каторгах (галерах) на Кафу и, придя, взяли ее в месяце июне, и иные грады взяли в кафинской Перекопи. Купцов же и гостей московских много побили, а иных взяли и за откуп отдали; Ази-Гирееву орду, взяв Перекопь, осадили, повелели дань давать и посадили хана у них Менди-Гирея, младшего сына Ази-Гирея. Два же брата его, дети Ази-Гиреевы, убежали; а приходил воевода турецкий, царя же тут не было.

В том же году татары волжские побили устюжан в Каме, а шли они с торгом к Тюмени.

6984 (1476). Посол из Польши. Месяца сентября в 6 день пришел к великому князю посол от короля Казимира, именем Богдан, да Васко Любич. Того ж месяца 12 пошел с Москвы посол польский.

Того же месяца в 30 день в субботу во 2 час дня померкло солнце, треть его изгибло и было как месяц в рогах; на Москве же сего не видел никто, а на Коломне и в пределах ее многие видели.

В том же году князь великий Иоанн Васильевич пожаловал сына своего Иоанна Иоанновича всем великим княжением и велел его писать со своим именем вместе. Того же месяца 21 прибежал из Орды посол великого князя Дмитрий Лазарев.

Поход в Новгород. Месяца того же в 22 день в воскресенье пошел князь великий Иоанн Васильевич к Великому Новгороду миром со многими людьми, а на Москве оставил сына своего великого князя Иоанна Иоанновича. А на Дмитриев день князь великий въехал на Волок и там ел и пил у брата своего князя Бориса; ноября в 1 день въехал в Торжок, в среду. Ноября 5-го встретили на Волочке великого князя новгородцы с жалобами на свою же братью на новгородцев. А от Новгорода за 100 верст встретил великого князя архиепископ Феофил Великого Новгорода и Пскова, да с ним князь Василий Васильевич Гребенка-Шуйский, да архимандрит Юрьева монастыря Феодосий, игумен святого Спаса хутынский Нафанаил, да вяжицкий игумен Варлаам, да посадник степенной Василий Ананьин и старые посадники Иван Афанасьев, Алферий и Кирилл Яковлевы, тысяцкий степенной Василий Осипов, и бояре новгородские Василий Никифоров с товарищами, и зажиточные, Иван Дмитриев, Юрий Марин, Мартемиан Божин, и дети боярские, и купцы новгородские, и старосты, и именитые люди многие. И в тот день архиепископ Феофил, и князь Василий, и все посадники и бояре новгородские у великого князя на обеде ели и пили, и отпустил их от себя. 21-го ноября приехал князь великий на Городище и обедню слушал у Благовещения. Ноября 23-го въехал князь великий в вотчину свою в Великий Новгород. И архиепископ Феофил со всем священным собором в священных одеждах, и все архимандриты града того, и игумены, и иереи, и дьяконы, и весь чин священнический и иноческий встретили великого князя с крестами, как повелел им сам князь великий, не превозносясь; и после них великое множество от посадников, и тысяцких, и бояр, и зажиточных людей, и весь Великий Новгород с великою любовью встретили. И архиепископ благословил крестом великого князя, потом же снова входил с крестами и с иконами и всем священным собором в церковь премудрости Божии Софии. А князь великий за ним вошел в ту же церковь, и молебны совершил, и знаменовался у образа Спасова и пречистой его матери и прочих святых, затем и у гробов прародителей своих, великих князей прежних, лежащих там. Архиепископ же совершил литургию тогда со всем священным собором, а князь великий стоял на своем устроенном месте. После совершения же службы пошел князь великий на обед к архиепископу, и ел у него, и был весел. И архиепископ многими дарами одарил великого князя. И веселившись, великий князь пошел к себе на Городище; архиепископ же ехал за ним с великою честью.

Того же месяца 26 в субботу били челом великому князю на Городищи многие новгородцы, две улицы, Славкова да Никитина, на бояр новгородских: на посадника степенного Василия Ананьина, на Богдана Есипова, на Федора Исаакова, на Григория Тучина, на Ивана Лошинского, на Василия Никифорова, на Матвея Зелезенева, на Якова Селезенева, на Андрея Исаакова Телятева, на Луку Афанасова, на Мосея Федорова, на Семена Афанасова, на Константина Бабкина, на Алексея Кшнина, на Василия Тютрюма, на Василия Балакшу, на Ефима Ревшина, на Григория Кошуркина, и на Офимьиных людей Есипова Горшкова, и на сына ее Ивана, и на людей Ивана Савелкова, и прочих, что, наехав те со многими людьми на те две улицы, людей перебили и переграбили, а имущества людского на тысячи рублей и более взяли, а некоторых и до смерти побили. В тот же день били челом великому князю бояре Лука да Василий Исааковы дети Полинарьина на Богдана Есипова, да на Василия Никифорова, да на Памфила старосту Федоровской улицы, что, наехав на их двор, людей у них перебили, а имущество разграбили, а взяли у них на 500 рублей. Князь же великий всем тем жалобщикам дал приставов своих, на кого они жаловались, Дмитрия Чубарова, Федца Мансурова, Василия Далматова. А когда те все жалобы пред великим князем произносили, тогда был у великого князя богомолец его архиепископ Феофил, а с ним посадники Захарья Овин, да брат его Козьма, да Казимир с братом Яковом, да Лука да Яков Федоровы дети, и иные бояре новгородские и зажиточные люди. И князь великий владыке и посадникам так сказал: «Думаю, чтобы ты, богомолец наш, и вы, посадники нашей вотчины Великого Новгорода, дали бы вы своих приставов на тех насильников, на коих я своих приставов обидимым подавал, поскольку хочу я того посмотреть. И ты бы, мой богомолец, и вы, посадники, тогда у меня же были, ибо хочется мне обиженным управы дать». А к вотчине своей, Новгороду, послал о том князь великий бояр своих Федора Давыдовича и Ивана Борисовича, чтобы дали своих приставов на тех обидящих братию свою. И новгородцы дали своих приставов Назара да Василия Анфимова, и велели тех бояр насилующих с приставами великого князя позвать. И они пред великого князя призвали их в тот же день в субботу, и велели стать им на следующее утро в воскресенье пред великим князем. На следующее утро же в воскресенье ноября 26 обидящие и обиженные все стали пред великим князем на Городище: старосты уличные Славковы и Микитины со всеми уличанами, да дети Исаака Полинарьина Лука да Василий; а Василий Онаньин посадник с прочими вышенаписанными, на которых была жалоба, отвечать стали. А у великого князя тогда был богомолец его владыка Феофил и посадники новгородские. И начал судить их, и судив их и выискав, жалобщиков оправил, а тех всех, кто приходили, и били, и грабили, обвинил. И велел князь великий Василия Онаньина, да Богдана Есипова, Федора Исаакова, да Ивана Лошинского взять. И взяли их дети боярские: Василия Онаньина Иван Таварков, Богдана Русалка, Федора Исаакова Никита Беклемишев, Лошинского Звенец. А товарищей их всех велел князь великий своим приставом отдавать на крепкие поруки в полуторе тысяч рублей истцовых, и взял их за себя архиепископ. Тогда же князь великий выслал от себя вон Ивана Афанасова да сына его Алферия, взять же велел за то, что советовали Новгороду от великого князя даться за короля. А взял Ивана Василий Китай, а сына его Юрий Шестак.

Новгородцы в ссылку. Потом в третий день во вторник пришел к великому князю на Городище архиепископ и посадники бить челом от всего Новгорода о пойманных боярах, чтобы пожаловал, смиловался, не казнил их и на поруку их дал. Князь же великий владычнего челобитья и Новгорода не принял, а отвечал им так: «Ведомо тебе, богомольцу нашему, и всему Новгороду, вотчине нашей, сколько от тех бояр и наперед сего лиха чинилось, и ныне что есть лиха в вотчине нашей, то все чинится от них. Как же их мне за то жаловать?». И послал их в тот же день, оковав, к Москве со своими приставами. Месяца декабря 1-го снова пришел к великому князю на Городище архиепископ, а с ним и посадники многие: Василий Казимир с братом Иаковом, Захарий Овин с братом Кузьмою, Феофилакт Захарьин, Афанас Остафьев Груз, Лука да Яков Федоровы, и иные посадники, и тысяцкие, и бояре, и зажиточные многие бить челом великому князю от всего Великого Новгорода о виновных, о Григорие Тучине и Василии Никифорове, о Матвее Зелезеневе и о всех товарищах их, которых взял владыка за себя на поруку, чтобы князь великий пожаловал, смиловался, тех виновных людей не казнил, а вину бы свою на них велел брать по грамоте, а истцам издержки их велел на них править. И князь великий богомольца ради своего и вотчины своей Великого Новгорода челобитья тех виновных людей казни милостиво отменил, а истцов их издержки, полторы тысячи рублей, велел на них приставом остальное взять, а вину свою велел на них брать по грамоте на всех порознь. И приставы то все на них взяли. И иных многих бояр судил и управлял, и обидимых от сильных милостиво оборонял.

Дары архиерея. Месяца января 19 было пир у архиепископа Феофила; великому князю даров: 1000 золотых угорских и венецианских, да 100 кораблеников, да ковш золотой с жемчугами три гривенки, да два рога турьих, окованных золотом, да миска серебряная 12 гривенок, да 18 поставов сукна разных цветов, да 10 сороков соболей. А на проводы челом ударил архиепископ великому князю три бочки вина белого, да две бочки вина красного, да две бочки меду старого.

Того ж месяца января 20 великому князю челом ударили Фома, степенной посадник, да тысяцкий Василий Есипов сын от всего Великого Новгорода, 1000 рублей явили подарка. Эти посадники и тысяцкие не успевали пиров чинить про великого князя, те все с дарами приходили бить челом великому князю, чтоб было им на пирах дарить чем великого князя; а также и купцы и зажиточные люди лучшие все, никакого не осталось, который бы не пришел с дарами; а и молодые люди с подарками многие у него с челобитьем были. А князь великий всех посадников, и бояр, и тысяцких, и посадничьих детей, и купцов, и зажиточных людей жаловал от себя, всем жалованье свое из дорогих портов, и из камки одежду, и кубки, и ковши серебряные, и по сорок соболей давал, и коней, каждому по достоинству.

Возвращение великого князя. Князь великий в Москве. Месяца января 26-го во вторник выехал князь великий из Новгорода к Москве утром рано, и был ему первой стан у Николы святого на Волочке. И владыка приехал за ним на тот стан челом ударить, а с ним князь Василий Шуйский, да посадник Василий Казимир с братом Яковом, да Захарий Овин Григорьев с братом Кузьмою, да Лука с Яковом Федоровы, и иные посадники, и бояре многие, и зажиточные. А явил владыка, ударив челом великому князю, две бочки вина, белого да красного; а князь Василий, и посадники, и все, которые с ним приехали, по меху вина. И князь великий звал их есть к себе, и ели и пили у него, и одарил владыку, и князя Василия и прочих. Месяца января в 28 в четверток въехал князь великий на Москву перед обеднею, а ел хлеба у матери.

Затмение солнца. Затмение луны. Того же месяца 30-го в неделю Сырную, на исходе первого часа дня, небо облаками закрылось и солнце не сияло, начало темнеть, и настолько было темно, как в пасмурную погоду во второй час ночи; и мало так быв, начали быть светлыми облака с полуденной стороны, и потом было светло, как и прежде. На той же неделе многие в ночи свет блистающий видели и круги на небе. Месяца марта в 10 день в ночи с воскресенья на понедельник в 3 час начал гибнуть месяц, и погиб весь, и не видеть его было до полуночи, и потом явился.

Толстой. Того же месяца 31 в воскресенье на ночь пришел на Москву архиепископ Великого Новгорода Феофил бить челом великому князю от всего Великого Новгорода за пойманных бояр их, которые сидят на Коломне и в Муроме, а с ним посадники Яков Короб, Казимиров брат, да Яков же Федоров, да Акинф Толстой и многие иные от зажиточных людей бить челом великому князю о тех посадниках, которых взял князь великий в Новгороде и послал в заточение, трех на Коломну, Ивана Афанасова с сыном Алферием да Богдана, а трех в Муром, Федора Исаакова, да Василия Ананьина, да Ивана Лошинского. И дары многие привез владыка великому князю, также и посадники. А обедал архиепископ у великого князя апреля 5 в понедельник со всеми своими; а в 7 день того же месяца в неделю Вербную был пир отпускной на архиепископа у великого князя. А тех пойманных посадников князь великий не отпустил ни одного. И поехал владыка с Москвы в понедельник Страстной недели.

Знамение. Месяца того же в 11 день в четверток Великий было знамение в солнце в первый час дня. Когда взошло оно, было весьма ясно, на наш взгляд, что видели его из града Москвы, как был жернов взошло; был же около солнца круг весьма великий, как дуга, по краям червлено и зелено, багряно и желто. Далеко же от него лучи сияли по сторонам два: один мы видеть как за Ильею святым, который под Сосенками, а другой как за Никитою святым, который за Яузою; третий луч высоко над солнцем, а в том же круге стоял, как меж рогов; ибо было от него словно два рога, один направо, а другой налево, белые видом. Повыше же того луча, который меж рогов тех, дуга была, верхом к кругу, который около солнца, а концы ее простерлись посреди неба, цвета же ее, как в дождь дуга бывает. Видно же сие было до исхода второго часа.

Родилась Елена. Житовы. Бокеев. Посол татарский. В тот же год месяца мая 19 в воскресенье после заутрени родилась великому князю дочь Елена. Того же месяца в 30 день приехали к великому князю Иоанну Васильевичу со Твери служить многие бояре и дети боярские: Григорий Никитич, Иван Жито, Василий Данилов, Василий Бокеев, три Карповича, Дмитрий Киндырев и иные многие. Того же лета июля 18 пришел к великому князю посол из Большой орды от царя Ахмата, Бочук именем, зовя великого князя к царю в Орду; а с ним татар 50 человек, а гостей с ним с конями и с товаром всяким больше ста.

Месяца августа 31-го в 1 час ночи был гром страшный и молния великая, словно попалить желающая, и дождь сильный весьма. Гром же тот в монастыре на Симонове сразил верх с каменной церкви по шейные окна и, по церкви ходя, много помостов сорвало, и стены у передних дверей пробило насквозь.

В тот же год хан Ахмат ордынский послал сына своего со многою силою и взял Крым и всю орду Ази-Гирееву, а сына Ази-Гиреева, которого турки посадили, Минди-Гирея согнал; но турки снова посадили его. В тот же год пришел из Цареграда в Литовскую землю митрополит Спиридон, родом тверитянин, поставлен за мзду повелением турецкого султана. Князь же великий, слышав, что хочет в Москву прийти, послал к нему, да не ходит, так как поставлен есть без воли его; и не пошел к Москве.

6985 (1477). Затмение луны. Бестужев. Месяца сентября 3-го в ночи померк месяц полной луны августовской. Того же месяца 6 отпустил князь великий посла татарского Бочука, а с ним своего посла Матвея Бестужева. Сия осень суха была и студена, реки стали ноября в 12 день, а во Введения дне дождь был, а после того морозов великих несколько, а снегу не бывало. Месяца января 9-го с четвертка на пяток снег пошел, да и на следующий день немного, а на пядь не бывало его во всю зиму ту.

Новгородцы к Москве на суд. Февраля 23 на Сбор пришел из Новгорода Великого к великому князю посадник Захарий Овинов за приставом великого князя со многими новгородцами иным отвечать, которых обидел, а на иных просить. А того не бывало от начала, как земля их стала и как великие князи начали быть, от Рюрика на Киеве и на Владимире до сего великого князя Иоанна Васильевича, но приводили их к сему многие за их непослушность и неверность к великим князям. После сего же в то говенье иные, Василий Никифоров, Иван Кузьмин и иные многие бояре, и зажиточные новгородцы, и поселяне пришли, и чернецы, и вдовы о тех же обидах искать, и все преобиженные, великое их множество.

Месяца марта в 20 день в среду на пятой неделе поста после стояния в 7 час ночи загорелся двор князя Андрея младшего, и сгорели дворы обеих князей Андреев; а которые дворы малые около их попов архангельских, и те разметали. Был же там сам князь великий, и сын его, и многие дети боярские, поскольку не успел лечь еще князь великий после всенощного бдения.

Того же года в месяце марте архиепископ новгородский Феофил и весь Великий Новгород прислали к великому князю Иоанну Васильевичу и к сыну его, великому князю Иоанну Иоанновичу, послов своих Назара Подвойского да Захария дьяка вечевого бить челом и называть себе их господарем (владельцем); а наперед того, как и земля их стала, того не бывало: ни которого великого князя господарем не называли, но господином. Той же весною послал князь великий в Новгород послов своих месяца апреля в 24 день в четверток, Федора Давыдовича, Ивана Борисовича, а с ними дьяка Василия Далматова к владыке и ко всему Великому Новгороду подкрепить того: какого хотят (государства) господаря вотчина их Великий Новгород. Они же того заперлись, говоря: «С тем мы не посылали», и назвали то ложью.

В тот же месяц, еще послом великого князя быв в Новгороде, в одиннадцатый час дня преставился преподобный игумен Пафнутий честной обители Рождества пречистой Богородицы на реке Поротве близ града Боровска, только за две версты, которую сам оставил, придя из монастыря Высокого из Боровска, ибо прежде там игуменил при князе тамошнего отчича князя Василия Ярославича.

Месяца мая в 31 день с пятницы на субботу, в канун Всех святых, мороз великий весьма был, что и лужи померзли, и всяк овощ побило огородный и садовый и все обилие.

Смятение новгородцев снова. Кн. Михаил Микулинский. Умер Геннадий, еп. тверской. В тот же месяц, когда послы великого князя еще были в Новгороде, был мятеж в новгородцах: сотворили вече, и, придя, взяли Василия Никифорова, и привели его на вече, и вскричали: «Наушник, был ты у великого князя и целовал ему крест на нас». Он же сказал им: «Целовал я крест великому князю в том, что мне служит ему правдою и добра мне хотеть ему, а не на господаря своего Великого Новгорода, ни на вас, своих господ и братию». Они же без милости, по оговору Захарии Овина, убили его, а потом и того Овина убили и с братом Кузьмою у владыки на дворе. А от того часа взбесились, как пьяные, всяк свое говорил, и к королю снова восхотели. Князь же великий, слышав от своих послов и от тамошних посадников, которые склонны к нему были, что разбежались все, что таковое злое волнение поднялось в них после первого их преступления, как пред шелоньским отступлением, сожалел весьма о них. Призвал же к себе митрополита Геронтия, возвещая ему про новгородское преступление крестного целования: «И с чем присылали сами, чего не хотел я у них, государства, и они от того отперлись, а на нас ложь положили». То же возвестил и матери своей, и братии своей, и боярам, и воеводам своим, и возвел от того времени на Новгород гнев свой. По благословению же преосвященного митрополита Геронтия всея Руси и, после него, священного собора, архиепископов и епископов и всего священного чина, а также и советом матери своей и молитвою, и советом братии своей, и бояр своих, и князей, и воевод вооружился на свою вотчину, на отступников и крестного целования преступников новгородцев. Положив же о сем упование на Господа Бога, и на пречистую матерь его, и на силу честного и животворящего креста Господня, которого целовав, изменили ему, и молебны совершив во всех храмах Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и пречистой матери его, и в крестных, и апостольских, и мученических, и у гробов русских чудотворцев преосвященных митрополитов Петра, Алексия и Ионы и прочих святителей, и по окружным монастырям близ града Москвы, и у живоначальной Троицы у гроба Сергия чудотворца, и по всей своей вотчине великом княжении разослал милостыни по соборным церквам, и монастырям, и по всем церквам. Посылал же и во Тверь к шурину своему князю Михаилу Борисовичу, прося у него помощи на Новгород. Он же, нисколь не ослушавшись, послал князя Михаила Федоровича Микулинского со многими воинами своими. После сего же послал и к братьям своим, тогда бывшим уже в своих вотчинах, веля идти каждому от себя к Новгороду. Прослышали же сие новгородцы и послали к великому князю бить челом о заступничестве Федора Калягина, старосту с Даниславской улицы, чтобы смилостивился великий князь, велел к себе быть богомольцу своему владыке и послам новгородским бить челом. И князь великий того просителя повелел держать до своего прихода в Торжке наместнику своему Василию Ивановичу Китаю. В тот же год преставился Геннадий, епископ тверской.

6986 (1478). Кн. Андрей Микулинский. Месяца сентября 30-го послал князь великий к Новгороду складную с Родионом, именем Богомоловым, с подьячим. Месяца октября в 9 день вышел князь великий с Москвы к Новгороду за их преступление войною казнить их; а сына своего великого князя Иоанна Иоанновича оставил на Москве. А вместе с великим князем вышел брат его князь Андрей младший, а Даньяру царевичу, Касимову сыну, велел идти на Клин наперед себя за четыре дня, к Твери да к Торжку. А сам князь великий шел на Волок, и братья его с ним, князь Андрей младший. Октября в 14 день слушал князь великий обедню на Волочке и ел у брата своего князя Бориса Васильевича. Еще же князь великий на Волоке был, прислал навстречу к нему князь тверской своего сына боярского Хидырщика отдавать кормы по вотчине своей. А шел князь великий от Волока на Микулин к Торжку, а брат его князь Андрей младший на городок Старицу к Торжку. А на первом стану от Волока в Лотошине встретил великого князя от тверского князя звать великого князя хлеба есть князь Андрей Борисович Микулинский. Октября в 16 день в четверток прислал к великому князю наместник Василий Китай, что приехал в Торжок другой проситель о заступничестве от владыки и от всего Новгорода, Иван Иванов Марков, зажиточный. И князь великий и того велел в Торжке удержать до своего прихода. Месяца октября в 19 день в воскресенье въехал князь великий в Торжок. Тогда же в Торжок приехали к великому князю бояре новгородские Лука Климентьев да брат его Иван и били челом великому князю в службу. Октября в 21 день во вторник отпустил князь великий из Торжка князя Василия Васильевича Шуйского воеводою и наместником на Псков, а Пскову князем, по их челобитью, за чем и присылали Василия да Никифора Печатникова.

Октября в 23 день выехал князь великий из Торжка и пошел ратью на Новгород, а шел от Торжка на Волочек, а оттуда меж Яжолбицкой дорогой и Мстой. А царевичу Даньяру велел идти от Торжка по-за Мстой, а с ним воевода великого князя Василий Образец Борисович. А по своей стороне Мсты велел идти князю Даниил Холмскому, а с ним дети боярские великого князя, двора его, многие да владимирцы, переславцы, костромичи; тою же дорогою велел идти боярам своим и тверичам Григорию да Ивану Никитичам с дмитровцами и кашинцами, которые служат великому князю. По правую же сторону велел идти между своей дорогой и Мстой князю Семену Ивановичу Ряполовскому, а с ним суздальцы и юрьевцы. А по левой стороне от себя из Торжка на Демон велел идти брату своему князю Андрею младшему, а с ним воевода великого князя Василий Сабуров с ростовцами, и ярославцами, и угличанами, и бежичанами, которые служат великому князю; и воеводе матери своей Семену Федоровичу Пешку с двором ее с ними же велел идти. А между Демонской дорогой и Яжолбицкой велел идти князю Александру Васильевичу да князю Борису Михайловичу Оболенским; а с князем Александром калужане, алексинцы, серпуховичи, хотунцы, москвичи, радонежцы, новоторжцы, берновцы и глуховцы; а с князем Борисом можайцы, волочане, и звенигородцы, и ружане, которые служат великому князю. А по Яжолбицкой дороге велел идти Федору Давыдовичу, а с ним дети боярские из двора великого князя да и коломничи все; да по той же дороге велел идти князю Ивану Васильевичу Оболенскому, а с ним братья его, все Оболенские князи, и многие великого князя двора дети боярские. А просителей новгородских обоих, Федора Калитина да Ивана Маркова, велел князь великий с Торжка вести за собою.

Октября 26 на Волочке встретил великого князя посадник новгородский Григорий Михайлович Тучин и бил челом в службу. Октября 28-го на Березке приехал к великому князю новгородец зажиточный Андреян Савельев служить. Месяца ноября во 2 день в Турны приехал к великому князю от Пскова с грамотою Харитон Качалов, а в грамоте псковской написано такое: «Господину государю великому князю Иоанну Васильевичу царю всея Руси посадник псковский степенный, и старые посадники, и сыновья посадниковы, и бояре, и купцы, и зажиточные люди, и весь Псков, вотчина ваша, своим государям великим князям русским царям челом бьем. По вашему, государей наших, веленью мы во второй раз посылали к Великому Новгороду, и наши взметчики (посланцы мирные) в Великом Новгороде взметную положили да и во Псков приехали. И нынче за наши грехи весь город Псков выгорел. И мы вам, государям своим, со слезами являем свою беду, а полагаем упование на Господа да на вас, своих государей, а вам, своим государям великим князям русским царям, вотчина ваша добровольные люди, весь Псков, челом бьем». И князь великий велел тому ехать с собою. Ноября в 4 день на стану пришел к великому князю от великого князя Михаила тверского воевода его князь Михаил Федорович Микулинский с полками тверскими в помощь великому князю на новгородцев же. И князь великий, почтив его, велел ему за собою же идти по своей дороге.

Ноября в 8 день в Яглине у Спаса князь великий велел быть у себя просителям новгородским Федору Калитину да Ивану Маркову. И придя пред него, начали бить челом от владыки новгородского Феофила и от Великого Новгорода о заступничестве и назвали великого князя государем: «Чтобы, государь, пожаловал, заступничество дал владыке и посадникам новгородским приехать к тебе бить челом и отъехать добровольно». И князь великий пожаловал, заступничество дал и покровительственную свою грамоту. Ноября в 10 день в Иваничах встретил великого князя третий проситель Григорий Михайлов Совкин, а в 11 день у Николы в Локотске велел ему князь великий прийти к себе. И он бил челом от владыки и от Новгорода, государем же называя великого князя, прося заступничества. И князь великий велел отвечать дьяку своему Василию Далматову, так сказал тот великого князя словом: «Что ты нам бил челом от нашего богомольца и от нашей вотчины, то я пожаловал, заступничество дал первым просителям Ивану Маркову да Федору Калитину, и владыка и послы новгородские по той покровительственной приедут и отъедут от нас добровольно». И Григорий Совкин бил челом, чтобы пожаловал князь великий, дал пристава, с кем пройти им воинство его. Князь великий пожаловал, пристава дал Михаила Погожего и отпустил их из Локотска вместе. Ноября в 13 день на Полинах встретил великого князя Иван сын Василия Никифорова да с ним Лука Климентьев. На том же стану на Палинах князь великий полкам назначил, которому где быть. Брату своему князю Андрею младшему в передовом полку, да у него своим воеводам велел князю Даниил Холмскому с костромичами, Федору Давыдовичу с коломничами, князю Ивану Васильевичу Оболенскому с владимирцами. А на правой руке велел князь великий быть у себя брату своему князю Андрею старшему, а с ним велел быть тверскому воеводе князю Михаилу Федоровичу Микулинскому со тверичами, да своим воеводам Григорию Жысту да Ивану Никитичу, а с ними дмитровцы да кашинцы. А на левой руке велел быть у себя брату своему князю Борису, а у него князь Василий Михайлович верейский да матери его великой княгини Марии воевода Семен Пешек. А у себя в полку велел быть воеводе князь Ивану Юрьевичу, да Василию Образцу с боровичами, да князю Семену Ряполовскому с суздальцами да с юрьевцами, да князю Александру Васильевичу с калужанами и с алексинцами, да серпуховичами, и с хотунцами, да с москвичами, и с радонежцами, и с новоторжцами, да князю Борису Михайловичу Оболенскому с можайцами, и волочанами, и звенигородцами, и с ружанами, да Василию Сабуру с галичанами, с ярославцами и ростовцами, с угличанами и с бежичанами. Да у себя же в полку велел быть переславцам и муромцам всем. С того ж стану с Палина отпустил князь великий воевод своих под Новгород Городища и монастыри отнимать, чтобы не пожгли. А велел пойти к Броничу князю Даниилу Холмскому с переславцами да с костромичами, да князю Ивану Стриге с владимирцами, да Федору Давыдовичу с коломничанами, да Григорию и Ивану Никитичам с дмитровцами и кашинцами, да князю Семену Ряполовскому с суздальцами и с юрьевцами. А велел им стоять на Бронницах и ждать вести от себя, а иным своим воеводам у озера Ильменя на Взвадне и на Ужине, также вести ожидая. Ноября 21-го стоял князь великий у Николы в Тухоле, а послал оттуда во Псков посла своего Петюлю Паюсова, а с ним отпустил псковитянина Харитона и велел наместнику своему князю Василию Шуйскому с псковичами пойти на свою службу на Новгород ратью с пушками, и пищалями, и самострелами, со всею приправою, с чем к городу приступать: «И когда придешь на устье Шелони, и ты пришли ко мне тотчас, и я тогда укажу тебе, как и где тебе будет с псковичами».

Конференция: 1. О примирении. 2. О прежних изменниках. 3. О езде государю. 4. О суде его. 5. К Москве не звать. 6. Наместничий суд. 7. Чтоб наместнику судить в городе. Ноября в 23 день в воскресенье пришел к великому князю в Сытине владыка новгородский Феофил, а с ним посадники новгородские Яков Короб, Феофилакт Захарьин, Лука да Яков Федоровы, Лука Исааков Полинарьина; а от зажиточных Александр Климентов, Евфимий Медведнов, Григорий Кипреянов Арзубьева, Филипп Кислой, Яков Царищев купец. И начал бить челом великому князю владыка, говоря такое: «Господин государь князь великий Иоанн Васильевич всея Руси, я, господин, богомолец твой, и архимандриты, и игумены, и все священники, все семь соборов Великого Новгорода, тебе, своему государю великому князю, челом бьем. А что ты, господин государь великий князь, положил гнев свой на вотчину свою Великий Новгород, и меч твой, как молния, ходит по Новгородской земле, и кровь христианская льется, просим, чтобы ты, господин государь, смиловался над своею вотчиною, меч бы свой унял и огонь угасил, и кровь христианская не лилась. Умилостивись, государь, я о сем, богомолец твой, с архимандритами, и игуменами, и со всеми священниками тебе, своему государю великому князю, со слезами челом бьем. Еще, господин государь, вспылился ты на бояр новгородских и на Москву свел ты их из Новгорода своим первым приездом, и ты, великий государь, пожалуй, смилуйся и тех бояр отпусти в свою вотчину Великий Новгород. О сем я, богомолец твой, со всеми вышесказанными священниками тебе, государю своему, челом бьем». Потом сказали посадники и зажиточные люди так: «Господин государь великий князь Иоанн Васильевич всея Руси, бил челом богомолец твой, господин, архиепископ Феофил и теперь пред тобою стоит и тебе, своему государю, челом бьет; а с ним посадники, господин, степенный Фома Андреевич и старые посадники, и тысяцкие, степенный Василий Максимов и старые тысяцкие, и бояре, и зажиточные, и купцы, и черные люди, весь Великий Новгород, вотчина твоя, мужи вольные, тебе, своему государю великому князю, челом бьют, чтобы ты, господин государь великий князь, пожаловал, смиловался над своею вотчиною, и меч бы свой унял, и огонь угасил, и крови христианской проливаться не попустил. О сем вотчина твоя, Великий Новгород, тебе, государю своему и великому князю, челом бьем». После сего же и о пойманных новгородцах били челом так же, как и владыко. После же сих били челом, а говорил посадник Лука Федоров: «Господин государь князь великий Иоанн Васильевич всея Руси, бил челом тебе, государю своему, богомолец твой владыка, да и посадники и зажиточные от всего Новгорода, то, господин государь, челом бьем пред тобою. Да чтобы ты, государь, пожаловать велел, поговорил со своими боярами, а богомолец твой и владыка, и весь Новгород, вотчина твоя, тебе, своему государю, челом бьем». Князь же великий в тот день позвал их есть к себе; и ели у него в тот день. А на следующее утро был владыка со всеми вышесказанными у брата великого князя, у князя Андрея младшего, с подарками, а били челом, чтобы тот помог, печаловал великому князю. После сего в то же утро пришли к великому князю ударить челом на жалование, да о том били челом, чтобы пожаловал, велел с боярами поговорить. И князь великий послал к ним на разговор боярина своего князя Ивана Юрьевича да с ним Василия да Ивана Борисовичей, и был владыка, и посадники, и зажиточные. А говорил посадник Яков Короб так: «Чтобы государь наш князь великий свою вотчину Великий Новгород, вольных людей, пожалел, нелюбовь отдал, а меч бы свой унял». После сего Феофан посадник так сказал: «Чтобы государь князь великий пожалел новгородских бояр, которые у него, выпустил бы их, а владычнее челобитье и всего Великого Новгорода принял». А Лука посадник Федоров так сказал: «Чтобы князь великий пожалел вотчину свою ездил бы на четвертый год в Великий Новгород, а брал бы 1000 рублей; а велел бы суд судить наместнику да посаднику в городе, а чего не возмогут управить наместник да и посадник, тогда бы тому государь князь великий сам управу учинил, а приезжал на четвертый год; да пожаловал бы государь князь великий, вызовы на суд отложил, чтобы вызовов на Москву не было». А Яков говорил Федоров: «Чтобы пожалел князь великий, не велел своим наместникам владычных судов судить да посадничьих». А зажиточные говорили и о том, что князя великого мукобряне позывают на новгородцев, а от наместников и от посадников в городе, ищут на новгородцах в городе пред наместником да пред посадником. А чего на них новгородцы взыщут, и они в городе не отвечают, а отвечают на Городище. И государь бы князь великий пожаловал, велел их судить наместнику своему с посадником в городе. Под конец же всех сих речей Яков Короб говорил: «Что, господин, бил челом государю великому князю богомолец его владыка, и посадники, и зажиточные от Великого Новгорода, да то челобитье пред государем нашим великим князем. А затем челом бьет вотчина его, чтобы государь пожаловал, указал своей вотчине, как ему Бог положит на сердце вотчину свою жаловать. И вотчина его своему государю челом бьет, в чем им возможно быть». Князь великий, слышав то и уразумев коварство их, в тот же день, в понедельник, послал к Новгороду воевод своих Городище да и монастыри отнимать. От Бронниц прямо велел пойти к городу воеводам своим князю Даниилу Дмитриевичу, да Федору Давыдовичу, да князю Ивану Васильевичу Стриге, да Григорию и Ивану Никитичем с полками своими. А на другую сторону города, к Юрьеву монастырю, к Аркажему монастырю велел идти воеводам Семену Ряполовскому, князю Александру Оболенскому, князю Борису Оболенскому, Василию Сабурову с полками, да Семену Сабурову с людьми матери своей великой княгини Марьи, да брата своего князя Андрея младшего, да Елизару Гусеву с князем его полком. И те все воеводы шли с полками своими чрез Ильмень озеро по льду, а пришли все воеводы и с той и с другой стороны в одну ночь с понедельника на вторник, и отняли Городище и монастыри все под городом.

Ответ великого князя. Ноября в 25 день во вторник в Сытине князь великий велел ответ дать владыке и послам новгородским князю Ивану Юрьевичу, да с ним Василию да Ивану Борисовичам. Князь Иван Юрьевич сказал так: «Князь великий Иоанн Васильевич всея Руси тебе, своему богомольцу владыке, и посадникам, и зажиточным так отвечает: „Что ты наш богомолец да и вы, посадники и зажиточные, били челом мне, великому князю, от нашей вотчины Великого Новгорода о том, что мы, великие князи, гнев свой положили на свою вотчину на Новгород“». И после сего Василий Борисович сказал: «Князь великий говорит тебе, своему богомольцу владыке, и посадникам, и зажиточным, и всем, которые с тобою есть: „Ведаете сами, что присылали вы к нам, к великим князям, от вотчины нашей от всего Великого Новгорода послов своих Назара подвойского и Захара дьяка вече, назвали вы нас, великих князей, себе государями. И мы, великие князи, по вашей присылке и по челобитью вашему посылали мы к тебе, владыка, и к вотчине своей к Великому Новгороду бояр своих Федора Давыдовича да Ивана и Семена Борисовичей, велели мы спросить тебя, своего богомольца, и своей вотчины Новгорода: как вы хотите нашего государства, великих князей, на вотчине нашей Великом Новгороде? И вы от того у нас заперлись, и к нам послов своих о том, сказали вы, не посылали, а возложили вы на нас, великих князей, то, что, сказали, мы над вами, над своею вотчиною, силу чиним. Тогда то не столько, что ложь положили вы на нас, своих государей, но и много иных непослушаний ваших нам, великим князям, и нечестия нам много чинится от вас. И мы о том поутвердились, ожидая обращения вашего к нам, а вы впредь лукавейшие явитесь к нам, и за то не возмогли мы терпеть вам, и за злобу вашу и поход ратью положили мы на вас, по Господню слову: „Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь“. И мы ж, великие князи, посылали к вам, своей вотчине: отстаньте от злоб ваших и злых дел, а мы по прежнему жалованию своему жалуем вас, вотчину свою. Вы же не восхотели сего, но как чужие стали относиться к нам. Мы же положили упование на Господа Бога, и на пречистую матерь его, и на всех святых его, и на молитву прародителей своих великих князей русских, и пошли мы на вас за непослушание ваше“». После сего Иван Борисович начал говорить к ним: «Князь великий тебе, богомольцу своему, и посадникам, и зажиточным так говорит: „Били вы челом мне, великому князю, о том, чтоб я нелюбовье свое своей вотчине отложил, и вы стали вести речи о боярах новгородских, о которых прежде сего опалились мы, и мне бы тех жаловать, отпустить. А ведомо тебе, богомольцу нашему владыке, да и вам, посадникам и зажиточным и всему Новгороду, что на тех бояр били челом мне, великому князю, вся моя вотчина Великий Новгород, что от них много лиха починилось вотчине нашей Великому Новгороду и волостям его, наезды и грабежи, жизни людские отнимали и кровь христианскую проливали. А ты, Лука Исааков, сам тогда был в истцах, да и ты, Григорий Киприанов, от Никитиной улицы. И я, князь великий, выискал тобою же, своим богомольцем, да и вами, посадниками, и вотчиною своею Великим Новгородом, что много зла чинится от них вотчине нашей и казнить их хотел. Тогда ты ж, владыка, и вы, вотчина наша, добили мне вы челом, и я казни им отменил, а вы нынче о тех виновных речи вставляете. И коли не по пригожести их нам бьете челом, и нам как вас пожаловать?“». После всех же сих речей князь Иван Юрьевич сказал: «Князь великий вам говорит: „Восхочет нам, великим князям своим государям, вотчина наша Новгород бить челом, и они знают, вотчина наша, как им нам, великим князям, бить челом“». После сего владыка, и посадники, и зажиточные били челом великому князю о приставе, чтобы пожаловал, велел проводить их из города. И князь великий приставу своему Руну велел проводить их; а тот Рун встречал их от великого князя приставом, когда шли к великому князю от Новгорода.

И ноября в 27 день в четверток пришел князь великий под город через Ильмень озеро по льду; а с ним братия его, младший князь Андрей. Да в тот же день пришел под город князь Василий Михайлович верейский. А князь великий пришел под город, стал у Троицы на Поозерьи в Ложниском селе, а брату своему велел стать, князю Андрею младшему, у Благовещения в монастыре. А воеводам своим князь великий велел стать около города с полками своими: князю Ивану Юрьевичу в Юрьеве монастыре, князю Даниилу Холмскому во Аркажем монастыре, а Василию Сабурову в монастыре у Пантелеймона святого, а князю Александру Оболенскому у Миколы на Мостищах в монастыре, а князю Борису Оболенскому на Сакове у Богоявления в монастыре. А князю Семену Ряполовскому велел стать по Пидьбе, вверху Пидьбы и на Стипе. И с Городищской стороны велел князь великий стать князю Василию Михайловичу верейскому на Лисичьей горке в монастыре; а на Городище велел стать Федору Давыдовичу, да князю Ивану Стриге, да Григорию да Ивану Никитичам. Ноября ж в 29 день пришел под Новгород князь Борис Васильевич, после брата своего великого князя на третий день, а князь великий велел ему стать на Кречневе, во владычнем селе, вниз по Волхову. Ноября ж в 30 день в воскресенье князь великий велел всем воеводам за кормом посылать людей половину, а другую у себя оставлять; а срок им по корм идти десять дней, а в 11 день декабря всем быть под городом, где кто б ни был. В тот же день послал князь великий Севастьяна Кушелева навстречу своему наместнику псковскому князю Василию и навстречу псковской рати, чтоб пошли, не медля, с пушками и со всею приправою по первому приказу. И Севастьян встретил их у Сольцы на Шелони.

Месяца декабря в 4 день в понедельник пришел к великому князю в Поозерье к Троице владыка новгородский Феофил, а с ним посадники Яков Коробов, Феофилат Захарьич, Лука да Яков Федоровы да Лука Исааков; а от зажиточных же Александр Климентьев, да Филипп Ильинский, Григорий Киприанов Трезубиев, да Ефимий Медведнов, да Яков Царищев купец. И начал владыка великому князю бить челом, так говоря: «Господин государь князь великий Иоанн Васильевич всея Руси, я, господин, богомолец твой владыка, и архимандриты, и игумены, и священноиноки, и иноки, и священники, и все семь соборов Великого Новгорода тебе, своему государю великому князю, челом бьем, чтоб ты, государь, пожаловал, смиловался над христианством, над своею вотчиною, меч бы ты свой унял и огонь угасил, а кровь христианская не лилась, а я, богомолец твой, и все семь соборов тебе, своему государю, со слезами челом бьем». А посадники и зажиточные также били челом, чтоб государь смиловался, да били челом, чтоб государь пожаловал, велел с боярами говорить. Князь великий выслал к ним бояр своих князя Ивана Юрьевича, Федора Давыдовича, князя Ивана Стригу да с ними Василия да Ивана Борисовичей. И владыка, и посадники, и зажиточные били челом о том же, как перед великим князем, да чтоб государь пожаловал, указал своей вотчине, как Бог положит ему на сердце своей вотчины жаловать. И князь великий велел им отвечать так, по первому ответу: «Что присылали Назара да Захара, а называли вы нас государями, и мы потому и послов своих посылали спросить вас, какого хотите нашего государства, и вы от того у нас заперлись, а на нас вы ложь возложили. И мы, не в силах терпеть того, помолив Господа Бога, и пречистую матерь его, и всех святых его, пошли мы на вас, взяв Бога на помощь и силу животворящего креста Господня. И если восхочет нам, великим князям, бить челом наша вотчина Великий Новгород, они знают, как бить челом». И владыка и те, кто с ним были, били челом, чтоб князь великий поволил ехать в город да опять приехать по тому же охранению. Князь великий поволил им.

В тот же день царевич Даньяр пришел под город, а с ним воевода великого князя Василий Образец с боровичами. И князь великий велел царевичу Даньяру стать в Кириллове монастыре да у Андрея святого в монастыре на Городецкой же стороне. А приставам царевичевым, князю Петру Оболенскому да князю Ивану Звенцу, велел стать на Ковалеве в монастыре; а Василию Образцу с боровичами велел стать у Спаса в монастыре на Болотове. В тот же день пришел под город князь Андрей Васильевич старший, и князь великий велел стать ему в монастыре у Воскресения на Деревянице; а тверскому воеводе князю Михаилу Федоровичу велел стать с полком своим у Миколы на Островке.

Последняя отповедь. Мосты через Волхов. Декабря ж в 5 день в пяток пришел из Новгорода владыка Феофил да и посадники и зажиточные, которые прежде с ним были, к великому князю; а у него тогда братья его, князь Андрей, и князь Борис, и князь Андрей младший. А били челом владыка и все, которые с ним, как и прежде того, чтоб государь смиловался, а в том себя повинили, с чем посылали Назара да Захара да пред послами великого князя от того отперлись. И князь великий велел отвечать им. «А коли уже ты, владыка, и вся вотчина наша Великий Новгород перед нами, великими князями, виноваты сказались сами, а от тех речей, что к нам посылали, вы отперлись. А ныне сами на себя свидетельствуете, а спрашиваете, какому нашему государству быть на нашей вотчине на Новгороде. Тогда мы, великие князи, хотим государства своего: как мы на Москве, так хотим быть на вотчине своей Великом Новгороде». И владыка и со всеми своими посадниками и зажиточными начали бить челом, чтоб князь великий пожаловал, отпустил в город ехать да о том помыслить, да по тому же бы охранению велел у себя быть и срок бы дал им, когда у себя велит быть. И князь великий пожаловал их, а на утро следующего дня у себя велел быть им в воскресенье. А в тот же день пришел к великому князю от наместника его псковского князя Василия Васильевича и от псковского войска посадник псковский Василий Епимахов с тем, что наместник его, великого князя, Василий Васильевич с псковским войском пришли на его, государя, дело все, с чем им велел к себе быть, и где велит им стать. И князь великий велел князь Василию стать в Бискупицах, а посадникам псковским с лучшими людьми велел стать в Федотине селе жены Исаака Полинарьина, а прочим псковичам молодым велел стать в монастыре у Троицы на Веряжи да и на Клопске. Декабря в 6 день велел князь великий мосты ставить на реке Волхове своему мастеру Аристотелю фрязину под Городищем на судах на той реке; и когда князь великий, одолев, возвратился к Москве, мост уже стоял.

Декабря в 7 день пришел к великому князю владыка из Новгорода с теми же вышесказанными посадниками и зажиточными, да с ними пять человек черных от пяти концов: от Неревского конца Аврам Ладоженин, а от Горичавского Кривой, а от Славянского Захар Брех, а от Загородского Харитон, а от Плотнического Федор Лытка. Били челом владыка, и зажиточные, и черные о том же, как и прежде, чтоб государь смиловался, да и пожаловал бы государь, позволил с боярами своими поговорить. И князь великий велел боярам своим князю Ивану Юрьевичу и Федору Давыдовичу, да князю Ивану Стриге, да с боярами Василию да Ивану Борисовичам. А владыка со всеми своими посадниками, и зажиточными, и черными били челом. Первая была речь Якова Коробова с челобитьем, чтоб государь князь великий пожаловал, велел своему наместнику судить с посадником. А Феофилат посадник бил челом, чтоб государь князь великий пожаловал, на всякий год брал со всех волостей Новгородских дань с сохи по полугривне новгородской. А Лука посадник бил челом, чтоб государь пожаловал, пригороды Новгородские держал своими наместниками, а суд бы по старине был. А Яков Федоров посадник бил челом, чтоб пожаловал князь великий, вывода не учинил из Новгородской земли, да и о вотчинах боярских и о землях, чтоб государь не вступался, да пожаловал бы, чтобы вызовов на суд в Москву из Новгорода не было. Да и все били челом о том, «чтоб в Низовскую землю к берегу службы нам, новгородцам, не было, а которые рубежи сошлись здесь с Новгородскими землями, и по своих государей повеленью мы, вотчина их, рады то оборонять». И бояре, придя, князю великому те речи сказали. А князь великий выслал к ним тех же своих бояр с ответом, а велел им так отвечать: «Били вы челом мне, великому князю, ты, наш богомолец, и наша вотчина Великий Новгород, зовя нас себе государями, да чтобы мы пожаловали, указали своей вотчине, каким нашему государству быть в нашей вотчине Великом Новгороде. И я, князь великий, то вам сказал, что хотим государства на своей вотчине Великом Новгороде такого, как наше государство в Низовской земле на Москве. И вы нынче сами указываете мне, а чините урок, каким нашему государству быть. Тогда то которое мое государство?». И владыка, и посадники, и зажиточные били челом, а молвили боярам так: «Мы своем государям великим князям урока не учинили их государству; но пожаловали бы наши государи свою вотчину, великие князи явили то своей вотчине Великому Новгороду, как их государству быть в их вотчине, потому что, господин, вотчина их Великий Новгород низовских пошлин не знают, как государи наши великие князи государство свое держат в Низовской земле». И бояре, придя, то сказали великому князю. И князь великий их же послал с ответом, а велел так говорить, князь Иван Юрьевич начал говорить: «Князь великий тебе, своему богомольцу владыке, и вам, посадникам, и зажиточным, и черным людям, так говорит: "Что вы били челом мне, великому князю, чтоб я явил вам, как нашему государству быть в нашей вотчине. Тогда наше государство великих князей таково: вечевому колоколу в вотчине нашей в Новгороде не быть, посаднику не быть, а государство свое нам держать. Тогда на чем великим князям быть в своей вотчине? Волостям быть, селам быть, как у нас в Низовской земле; а которые земли наши великих князей за вами, то б было наше. А что вы били челом мне, великому князю, чтоб вывода из Новгородской земли не было, да у бояр новгородских в вотчины, в их земли, нам, великим князям, не вступаться, мы тем свою вотчину жалуем, на выводе не настаиваем, и в вотчины их не вступаемся. А суду быть в нашей вотчине в Новгороде по старине, как в земле суд стоит"».

Конец посадников и вече. В тот же день в воскресенье пришли к великому князю под город псковичи, наместник великого князя псковский князь Василий Васильевич Шуйский, а с ним посадники псковские со многими воинами: посадник Алексей Васильевич Кочанов, да Зиновий Сидоров, да Стефан Максимов и иные посадники, бояре, и дети боярские, и многие псковичи. В 14 день в воскресенье владыка пришел к великому князю с посадниками и с вышеписанными, и начали бить челом, чтоб государь смиловался над своею вотчиною да с боярами бы велел говорить; и князь великий бояр с ними говорить выслал. И они начали бить челом, и от вече, и колокола, и посадника отказались, чтоб государь сердце сложил, и нелюбовь отдал, и вывода бы не учинил, и в вотчины бы, в их земли и в воды, не вступался, и в имения их; да пожаловал бы и вызовы на суд московские отложил в Новгород, да служить бы пожаловал в Низовскую землю не отправлять. И князь великий тем всем пожаловал их. И они начали бить челом, чтоб государь дал крепость своей вотчине Великому Новгороду, крест бы поцеловал. И князь великий отрек: «Не быть моему крестному целованию». И они били челом, чтоб бояре целовали к ним, князь великий и то им отмолвил. И они еще о том били челом, чтоб наместнику своему велел целовать, которому у них быть, он же и того не учинил. И они еще били челом о покровительственной грамоте, и князь великий и того не дал им.

Декабря в 28 день в воскресенье князь Василий Васильевич Шуйский, что был в Новгороде, племянник князя Ивана Горбатова, к новгородцам крестное целование сложил в Новгороде на великого князя имя. И новгородцы, опасаясь великого князя, не смели ему ни слова молвить; и был у них в городе после сложения того два дня.

Декабря в 29 день владыка с вышесказанными своими боярами били челом великому князю, что «уже государь не жалует, не только крестное целование отложил, но покровительственные грамоты не дал, и чем снова свою вотчину нас жалует, и мы бы то его, своего государя, жалованье от уст его слышали сами без высылок». И бояре, придя, то великому князю сказали. И князь великий пожаловал, велел им к себе войти и сказал им: «Что били вы челом мне, великому князю, богомолец наш ты, владыка, и посадники с тобою, и зажиточные, и черные от нашей вотчины от великого Новгорода, чтоб я пожаловал, гнев свой отложил и вывода от Новгородской земли не учинил, и в вотчины и в имения людские не вступался, и вызова московского не быть, и суду быть по старине в Новгороде, как суд в земле стоит, да и на службу я вас в Низовскую землю не отправляю, и я тем всем вас, свою вотчину, жалую, все то я отложил». И они то слушали и ударили челом, вышли от него. И князь великий выслал за ними бояр о волостях и о селах, а велел говорить так: «Князь великий Иоанн Васильевич всея Руси говорит: "Посылал я тебе, богомольцу своему, бояр своих да и к вам, посадникам и к зажиточным, и о волостях и о селах, чтоб наша вотчина Великий Новгород дали нам волости и села, поскольку нам, великим князям, государство свое держать на своей вотчине Великом Новгороде без того нельзя"». И владыка, и посадники, и зажиточные отвечали: «Скажем то, господин, Новгороду».

Половина волостей духовных. Декабря в 30 день во вторник пришел к великому князю служить князь Василий Шуйский из Новгорода. И принял его князь великий, и почтил его, и дары дал ему. Января в 1 день владыка с посадниками и зажиточными, придя к великому князю, явили ему волости: Луки Великие да Ржев Пустой; он же не взял того. В четвертую неделю владыка с теми же вышесказанными, придя к великому князю, явили 10 волостей: 4 владычные, да 3 Юрьевского монастыря, да у Демона Благовещенская волость, да Антоновскую волость, Тубас волость, да что в Торжке земель владычных, и монастырских, и боярских, и всех новгородцев, чьей земли ни будь, от всех тех отступились великим князям к их вотчине к Торжку. И князь великий тех десяти волостей не взял. И они били челом, чтоб сам государь умыслил, как ему свою вотчину жаловать и сколько волостей ему взять, а вотчина его возлагается на Бога да на него. И князь великий велел боярам молвить им: «Взять мне половину всех волостей владычных и монастырских, так как те испокон великих князей, а захватили сами, да Новоторжские, чьи ни будь». И они отвечали: «Скажем, господин, то Новгороду».

Января в 6 день на Крещение Господне во вторник пришел к великому князю владыка с посадниками и с зажиточными и с челобитьем и с половиною волостей владычних, да и Новоторжские все волости, владычные, и монастырские, и боярские, и чьи ни будь, от всех отступились к великим князям; да били челом о монастырях, чтоб пожаловал, у 6 монастырей взял половину волостей и земель: у Юрьева, у Благовещения, у Аркажего монастыря, у Антонова, у Никольского Неревского конца, у Никольского на Сковоротке. А иные бы монастыри государь пожаловал, земель у них не брал, поскольку те убоги, земель у них мало. И князь великий владыке и посадникам велел идти во град и написать на список половину волостей владычних да и монастырских, а не таили б ничего, а что утаят, тогда та земля великих князей.

Января в 7 день пришел к великому князю владыка с посадниками и зажиточными и списки принесли владычных волостей половину, а также и монастырских. И князь великий пожаловал, владычних половину волостей не взял, а взял десять волостей: Порог Ладожский и земля Порожская по обе стороны Волхова, да в Нагорье Емележческий погост, да Колобялский погост, а сох в них 40 и три с половиной; да в Дреглах погост, да Кременницкий погост, в двух тех 50 сох; да на Мсте Белая, без половины 40 сох в ней; да Утомля 50 сох; да Кирва да Охона, 50 сох и 2 с половиной; да Перось, а в ней 80 куниц и 2. Да Новоторжские земли все взял, владычные, и монастырские, и боярские, и чьи ни будь в Торжке; да вышеписанных 6 монастырей по половине волостей. А у Юрьева монастыря в половине, что взял князь великий, 720 обеж, а у Аркажего 333, а у монастыря Благовещенского 243, а у Никольского Неревского конца 251, а у Антонова монастыря 50 сох, а у Михайловского монастыря 100 обеж без трех. А которые села были за князем Василием Шуйским, и те князь великий за себя же взял 6 сел, а в них сох 80 без двух.

Соха. Обжа. Дань. Января в 8 день в четверток пришел к великому князю из Новгорода владыка с посадниками, и с зажиточными, и с черными бить челом, чтоб государь пожаловал вотчину свою, христианство б не гибло, поскольку теснота была во граде и мор на людей и голод. И князь великий велел с ними боярам говорить о дани, что явили дани со всех волостей Новгородских, с сохи по полугривне по 7 денег, велел их спросить: «Что их соха?». И они сказали: «3 обжи соха; а обжа один человек на одной лошади пашет; а кто на трех лошадях и сам третий пашет, тогда то соха». И князь великий захотел взять с обжи по полугривне. И владыка со всеми своими от всего города начали бить челом, чтоб государь смиловался, брал бы по тому дань, как бьет челом, по 7 денег с трех обжей, а брать бы пожаловал по один раз за год. А князь великий тем их пожаловал, что брать ему один раз за год дань с сохи по полугривне со всех волостей Новгородских, и на Двине, и Заволочье на всяком, кто ни пашет землю, и на ключниках, и на старостах, и на одерноватых. И владыка со всеми своими еще били челом: «Чтоб государь пожаловал, писцов своих и данщиков в свою вотчину в волости Новгородские не посылал, поскольку, господин, то христианам тяжко, а положился бы государь на новгородскую душу. А скажут все, сколько у кого сох будет, да сами, собрав, дань отдадут по крестному целованию бед хитрости тому, кому великие князи прикажут отдать в Новгороде. А кто утаит хотя одну обжу, а уличим его, и мы то скажем своим государем князем, и того казнить». И князь великий тем пожаловал вотчину свою, чтоб самим дань собирать и отдавать, кому у них велят брать, а писарей и данщиков к ним не посылать.

О Ярославовом дворе. Января в 10 день князь великий велел боярам своим говорить владыке, и посадникам, и зажиточным, и черным о Ярославовом дворе. Чтоб тот двор ему очистили. И владыка, и бояре, и зажиточные отвечали: «О том, господин, едем в город да скажем Новгороду». Да велел им в тот же день явить список, на чем им к великим князям крест целовать, всему Великому Новгороду. А они били челом, чтоб государь великий пожаловал, послал тот список в город, велел бы его явить всему Великому Новгороду. И князь великий послал тот список в город с Одинцом подьячим и велел его явить Новгороду у владыки в палате.

Января в 12 день в понедельник пришел владыка к великому князю, а с ним вышесказанные посадники и зажиточные, а били челом, чтоб им с боярами говорить. И князь великий бояр к ним на разговор послал. И они о дворе великого князя о Ярославовом отвечали так: «Тот, господин, двор государей наших великих князей; хотят тот свой двор взять, тогда перед Богом и перед ними; а захотят государи наши в околотке взять место против того своего двора, тогда, господин, перед ними. А что, господин, список целовальный нам государь князь великий велел явить своей вотчине Великому Новгороду, на чем Новгороду крест целовать к государям своим великим князям, и вотчина их тот список слышали, на всем на том своим государем крест целуют. А государи б наши великие князи свою вотчину жаловали, как им Бог на сердце положит, а вотчина их Великий Новгород своим государям челом бьет и все упование полагают на Бога да на них, своих государей великих князей». И князь великий велел новгородскому владыке со своего списка слово в слово, на чем новгородцам к ним, великим князям, крест целовать, списать; да тот список и подписать велел владыке своею рукою, да и печать свою приложить, да по печати с пяти концов приложить к тому списку. Да на следующий день во вторник велел князь великий владыке, и посадникам, и зажиточным быть у себя к Троице в Поозерье.

Присяга новгородцев. Января в 13 день во вторник пришел к великому князю владыка, а с ним новгородские многие посадники, и зажиточные, и купцы; и запись целовальную владыка с собою принес, а писал ее дьяк владычний, а подписал владыка своею рукою и печать свою приложил, да и с пяти концов по печати приложили. И целовали крест на той записи к великим князям бояре новгородские многие, и зажиточные, и купцы у Троицы на Поозерьи перед великого князя боярами. В 13 день января во вторник говорили бояре новгородцам у целованья о псковичах: «Что псковичи послужили великим князям, вы б за то им не мстили никоторою хитростию по крестному целованию, а в земли б, и в воды, и в дворы, и в берег Псковский не вступались, ни обиды никоторой вы бы им не учинили. А обо всех обидных делах, и о землях, и о водах наместникам великих князей новгородским сообщениями обмениваться с великих же князей наместником с псковским, а псковскому с ними, и будет у вас суд и управа на все стороны». Да говорили им о боярах новгородских, и о детях боярских, и о боярынях, которые служат великому князю, чтоб им не мстили никоторою хитростию. Да говорили им о пригородах, и о Двине, и о Заволочьи, что пригородам всем, да и двинянам и заволочанам крестное целование новгородское с себя сложить, а целовать им крест на великих князей имя. Да о тех ивановских говорили и о Сеньке о Князьском, чтоб попам ругу (содержание) отдали, за прежние годы, что им не дали, да и впредь бы давали ругу; а что у попа Иоанна взяли; а тот бы ему оставшееся все отдали, а Сеньке бы двор его да и остаток весь отдали, что у него взяли. И на всем на том новгородцы все целовали крест великим князям, что в записи написано и речами изговорено. И когда целовали крест бояре новгородские, и зажиточные, и купцы, и владыка с ними всеми били челом боярам, чтобы себя печаловали государю, отдал бы им нелюбия и сердце сложил, и слово свое от уст своих сказал вслух всем по прежнему жалованию. А вотчина их Великий Новгород к своим государям крест целовали здесь у Троицы по записи, а в городе весь Великий Новгород, вотчина их, по той же записи крест целуют. И бояре то великому князю сказали, и князь великий их пожаловал, слово свое им молвил всем по тому же, как и прежде сего им говорил, декабря в 29 день. После тех речей молвил им: «А уже даст Бог впредь, тебя, своего богомольца, и вотчину нашу Великий Новгород хотим жаловать».

Грамота новгородская. Января в 15 день в четверг послал князь великий в Новгород бояр своих князя Ивана Стригу, да Федора Давидовича, да князя Ивана Юрьевича, да с ними Василия и Ивана Борисовичей привести весь Великий Новгород к крестному целованию на той грамоте, на чем великим князям присягали. Да били челом новгородцы, чтобы жалование свое великий князь Новгороду показал. И велел князь великий править посольство одному князю Ивану Юрьевичу владыке и всему Новгороду в палате. Ибо от того дня вече не было в Новгороде. И начал князь Иван говорить: «Князь Иоанн Васильевич, всея Руси великий государь наш, тебе, своему богомольцу владыке, и всей вотчине Великому Новгороду говорит так. Что наш богомолец архиепископ Феофил со всем священным собором и вся наша вотчина Великий Новгород били челом нашей братьи о том, чтоб я пожаловал, смиловался и нелюбия сердца сложил, и я, князь великий, братьи своей ради пожаловал свою вотчину, нелюбовь отложил. И ты, богомолец наш архиепископ, и вотчина наша на чем били челом нам, великим князям государям своим, и грамоту написали и крест целовали, и потом вся бы наша вотчина, все люди новгородские, по той же грамоте крест целовали и правили бы вы к нам. А мы вас, свою вотчину, впредь хотим жаловать по вашему исправлению к нам». После сих же речений на владычнем дворе бояре великого князя начали приводить к крестному целованию бояр новгородских, и зажиточных, и купцов, и прочих на том, на чем били челом великому князю, по грамоте, которую написал дьяк владычний, а владыка подписал своею рукою и печать свою приложил и от пяти концов по печати. И на пять концов послал князь великий своих детей боярских да и дьяков своих, и привели их всех к крестному целованию на той же грамоте; все целовали люди, и жены боярские, и вдовы, и люди боярские. Да что была у новгородцев грамота укрепленная меж собой за 58-ю печатями, и ту грамоту у них взяли бояре великого князя при целовании на владычнем дворе. Потом сняли вечевой колокол на Ярославовом дворе и отвезли в Заозерье к великому князю. Люди же, видя, плакали весьма и не смели нисколько говорить.

Января в 18 день били челом великому князю в службу бояре новгородские все, и дети боярские, и зажиточные, да отдавшись ему, вышли от него. И князь великий выслал за ними Ивана Товаркова к Казимиру да к брату его Коробу, Феофилату Захарьину, Луке и Якову Федоровым, Ивану Кузьмину, Ивану Захарьину сыну Григорьева, Мите Есипову, Михаилу Берденеву, Василию Есипову, Федору Телятеву, Родиону Норову. А велел им князь великий говорить: «На какой грамоте великим князям крест целовали вы, по той грамоте государям своим и выполняли б вы и по тому крестному целованию. А что услышит кто у брата своего новгородца про великих князей о добре и о лихе, и вам то сказывать своим государям великим князям. А что начнут великие князи с вами говорить которое свое дело или бояре великого князя, который с кем из вас имеет которое дело великих князей, говорить, и того вам государского дела не проносить по тому крестному целованью». И те бояре все на том молвили, на чем к ним своим государям великим князям крест целовали. Да в тот же день бил челом владыка великому князю, чтоб пожаловал, велел дать своих приставов в волости и в села, поскольку христиане бежане не смеют из города идти. И князь великий велел им приставов давать.

Января в 20 день князь великий из Новгорода послал на Москву к матери и к митрополиту да и к сыну своему великому князю князя Ивана Ивановича Слыха с тем, что вотчину свою Великий Новгород привел во всю свою волю и учинился на нем государь, как и на Москве; а приехал на Москву с тем того же месяца в 27 день. Того ж месяца в 21 день бояре новгородские, и все зажиточные, и купцы подавали великому князю многие подарки. Того ж месяца в 22 день послал князь великий в Новгород наместников своих, боярина своего князя Ивана Васильевича Стригу да брата его Ярослава, а велел им стать на своем дворе великого князя Ярославовом. А сам князь великий не поехал в Новгород из-за того, что мор был у них тогда.

Января в 29 день на память священномученика Игнатия Богоносца в четверг на Масличной неделе вошел князь великий в Новгород Великий, а с ним братья его, князь Андрей, и князь Борис, и князь Андрей, да князь Василий верейский; ударили челом святой Софии премудрости Божией, да и обедню слушал у Софии премудрости Божией с братиею. И после отпетия литургии пошел из града к себе на Поозерье и обедал у себя, и братья его все у него же, и владыка, и бояре новгородские многие, и зажиточные; да и пел с ними. А подарков явил владыка пред столом великому князю: панагию сизую обложенную золотом с жемчугами, да кубок яйцо строфокамиловое (страусиное) окованное серебром, чарку сердоликовую окованную серебром, бочку хрустальную окованную серебром, мису серебряную 12 гривенок, 200 кораблеников.

Вел. княг. Мария. Марфа посадница. Договоры с Литвою взяты. Противники в ссылку. Дары владыки. Месяца февраля в 1 день в воскресенье на Масленое заговенье велел князь великий взять старосту купецкого Марка Памфильева; и взяли его в городе. Февраля в 2 день великая княгиня Мария Василия Васильевича постриглась ночью той в чернецы на своем дворе на Москве; а постриг ее игумен Кириллова монастыря и нарек имя ей Марфа. В тот же день в понедельник первой недели поста в Новгороде велел князь великий взять боярыню новгородскую Марфу Исаакову да внука ее Василия сына Федора Исаакова. Февраля в 3 день во вторник первой же недели поста велел князь великий наместнику своему князю Ивану Васильевичу Стриге взять у новгородцев грамоты докончанные, что докончания не было им с великими князями литовскими и с королем. И князь Иван взял у них те грамоты докончанные, а принес их к великому князю. Февраля в 5 день в четверток князь великий других двух наместников назначил на Новгород, Василия Китая да Ивана Зиновьева. Февраля в 6 день князь великий взять велел Григория Киприанова, Арзубьева и имущество его. Февраля в 7 день велел князь великий отвести к Москве пойманных новгородцев: Марфу Исаакову со внуком, да Ивана Кузьмина Савелкова, да Акинфа с сыном Романом, да Юрия Репехова, да Григория Арзубьева, да Марка Памфильева; и имущество их велел описать на себя. Февраля в 8 день в Сборное воскресенье князь великий в Новгороде слушал обедню в соборе у великой Софии и обедал у себя на Поозерьи, а у него брат князь Андрей младший, да владыка, и бояре новгородские многие, и зажиточные. Февраля в 12 день в четверг пришел к великому князю из Новгорода владыка с подарками перед обеднею, а подал цепь золотую 5 гривенок, да чарку золотую 10 гривенок, да чару ж золотую полторы гривенки и десять золотников, да ковш золотой гривенка и 3 золотника, да кружку серебряную золоченую 13 гривенок, да кубок золотой складной 14 гривенок, да мису серебряную 11 гривенок, да кубок складной 6 с половиной гривенок, да пояс золоченый великий окованный 18 с половиной гривенок, да 100 кораблеников. А новгородские бояре и от концов старосты с бывшими посадниками принесли 15 000 рублей, 10 000 серебряных новгородскими и кораблениками, да 10 000 золотниц немецких и угорских, да золота 20 гривен, да серебра сосудов 2000 гривен, а братию его чтили и князей золотом, серебром и пожитками, соболями, куницами и иными зверями.

Возвращение великого князя. Февраля в 17 день во вторник рано князь великий, слышав, что братия его восстают и москвичи в страхе, выехал из Новгорода и скоро пошел к Москве, а был ему первый стан в Ямнах. И на тот стан приехал за ним владыка проводить его, а явил бочку вина да жеребца. А бояре новгородские и зажиточные являли мехи вина и меду; да ели у него все и пили с ним. И одарил князь великий владыку и бояр, и отпустил их. Месяца марта в 5 день на Москву пришел князь великий в четверг на пятой неделе поста. А после себя князь великий велел из Новгорода колокол их вечевой привести на Москву; и привезен был, и взнесли его на колокольницу на площади с прочими колоколами звонить. И когда стал Великий Новгород как Русская земля, такого на них изневоления не бывало ни от которого великого князя, да и ни от иного ни от кого.

Татары на Вятку. Еп. Вассиан тверской. Осипов монастырь. Той же зимой казанский царь ходил на Вятку и много полону взял, и сек, и грабил несмотря на клятву свою; а грады дались за него. Той же зимой декабря в 6 день поставлен на Москве митрополитом Геронтием на Тверь на владычество священноинок Вассиан архимандрит, сын князя Ивана Васильевича Стриги-Оболенского. В ту же весну был Благовещения день на Светлой неделе в среду. В тот же день пошла Москва река, а на следующий день начали и вброд ходить через нее на конях. Той же весною Иосиф старец начал строить монастырь на Ламском Волоке в пустыни.

Война на Казань. В ту же весну князь великий отпустил рать судовую на Казань, князя Семена Ивановича да Василия Федоровича Образца со многим воинством; а из Новгорода пошли под Казань мая в 26 во вторник. И придя, пленили землю их по Волге, множество их побили и пленили. Потом пришли к граду и начали стреляться. И была буря и дождь великий, что невозможно было стоять и стреляться. И потому пошли назад и стали на Волге, а вятчане и устюжане, придя оттуда, пленили по Каме и множество попленили, а кони их гнались берегом. Хан же послал с челобитьем к великому князю, и умирились. А воеводы, взяв из Казани полон русский и дары, возвратились.

Умер Оболенский. Той же весною преставился в Новгороде Великом наместник великого князя князь Иван Васильевич Оболенский-Стрига, и привезли оттуда, и положен в Суздале у Спаса в Евфимьеве монастыре.

Распря о монастыре. Князь великий отвергает грамоту митрополитову. Митрополит просит прощения. В тот же год была брань между митрополитом Геронтием и Вассианом, архиепископом ростовским, о Кириллове монастыре, ибо начал Геронтий отнимать от ростовской епископии, научаемый князем Андреем Михайловичем. Ибо чернецы Кириллова монастыря, превозносящиеся своим высокоумием суетным и богатством, не восхотели быть под правдами ростовской епископии, ни повиноваться ростовскому архиепископу, забыв Господни слова: «Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится», возмутились и восколебались, как пьяные, и, по пророческому слову, вся мудрость их поглощена была; и полагающие мудрыми себя, объюродились, ослепленные злобою. Научили князя Михаила, князь же Михаил начал митрополиту о том говорить. Митрополит же, повинуясь князю Михаилу, грамоту дал ему, чтоб князю Михаилу ведать монастырем, а ростовскому архиепископу в него не вступаться. Архиепископ же Вассиан начал ему бить челом, чтоб не вступался чрез правила в его предел. Он же не послушал его. Архиепископ же бил челом великому князю Иоанну Васильевичу и начал суда просить по правилам с митрополитом. Князь же великий послал к митрополиту боярина своего Михаила Васильевича, сказал так: «Отец, я не вступаю в твою власть, ибо имеешь ее над церковью всею и над всеми служащими твоими, их и монастыри устраивать, беречь, и научать, и сам их суди. А поскольку церкви и монастыри устроены и снабжены от предков наших великих князей, и местных князей, и дворян, и от градов, то не имеешь власти их кому-либо отдавать. А ныне дал ты Кириллов монастырь владеть князю Михаилу ростовскому, и то не годится». Митрополит же Геронтий со гневом отрек, что он имеет власть над всеми монастырями и волостями их. После сего князь великий послал взять грамоту митрополитову у князя Михаила, и повелел собору быть всем епископам и архимандритам на Москве, и дал суд архиепископу на митрополита. И многие упреки предъявлены были, митрополит же убоялся соборного суда и умолил великого князя. Князь же великий умирил митрополита со архиепископом и грамоты разодрал, а Кириллов монастырь указали ведать по старине ростовскому архиепископу во всем. Все же сие зло было от тогда бывшего кирилловского игумена новоначального Нифонта, и от новоначальных чернецов, и от прихожих смутьянов. А старые их старцы, святые их обители постриженики, все со слезами тогда молили Бога, и пречистую Богородицу, и великих чудотворцев Леонтия и Кирилла, чтоб Бог укротил брань, а им бы жить в повиновении у своего святителя ростовского архиепископа, как жил их преподобный старец Кирилл.

6987 (1479). Родился Василий IV. Месяца марта в 25 день в 8-м часу ночи против дня Собора архангела Гавриила родился великому князю Иоанну Васильевичу сын у царицы Софии и наречен был Василий. Крещен же был у Троицы в Сергиеве монастыре, а крестил его ростовский архиепископ Вассиан да игумен Паисий троицкий апреля в 4 день в неделю Цветоносную.

Монастырь златоустовский. В тот же год июля в 11 день заложил церковь каменную Иоанна Златоустого благоверный и христолюбивый великий князь Иоанн Васильевич всея Руси, а прежде бывшую деревянную разобрал. Была же та церковь изначала гостей московских строение, да уже и оскудевать начала. Князь же великий устроил монастырь и учинил игумена у той церкви в соборе под Воскресенским игуменом загородских попов. В тот же год завершена была соборная церковь Успения пречистой Богородицы на Москве. Была же та церковь чудна весьма величеством, высотою, светлостью и пространством, какого ж прежде того не бывало в Руси, кроме Владимирский церкви; а мастер ее Аристотель. Освящена была в тот же год августа в 12 день в четверг Геронтием митрополитом.

Хан Ахмат Большой орды, сын Зелени-Салтана, по совету с польским королем, желая и великого князя и всю Русскую землю мира лишить и пленить, умыслил сначала раздражать его послами своими с басмою (грамотою) по древнему обычаю, сказав так: «Ты, князь великий, улусник мой, сел на великое княжение после отца твоего, а к нам не идешь, и послов с дарами не слал, и ясак за многие годы не дал, и послу нашему в дани и выходе отказал и, не учтиво приняв его его, отослал. По то послал ныне, да со всею данью за прошлые годы с земли твоей сам к нам приезжай или сына присылай. Если не исполнишь повеление мое, то ведаешь, что, придя, пленю всю землю твою и тебя самого, взяв, рабом учиню». Князь же великий поведал сие матери своей иночице Марфе и дяде своему, а также всем князьям и боярам. И многие сказали ему: «Лучше тебе, князь, умирить дарами нечестивого, нежели кровь христианскую проливать». Слышала же то великая княгиня София, восплакала горько и сказала великому князю, мужу своему: «Господин мой, отец мой и я не хотим дань давать, лучше вотчины лишимся. И я, не желая иных богатых и сильных князей и королей из-за веры принять, с тобой браком сочеталась. А вот ныне хочешь меня и моих детей данниками учинить. Имеешь воинство многое и Бога себе помощником. Почему хочешь рабов твоих слушать, а не стоять за честь свою и веру святую? Почему боишься множества воинов нечестивых, ведая, что Он силен дать крепость и победу тебе? И как ранее отказал им, так и ныне откажись давать дани и выходы». Князь великий весьма удивился совету ее. На другой же день пришел посол с басмою ханскою. Князь же великий призвал пред себя оного просто, без встречи, и приняв басму, затем прочитав грамоту ханскую, плюнув на нее, изодрал басму и зло кинул на землю под ноги стоящим пред ним. Посол же тот и бывший с ним начали дерзостно говорить, угрожая великому князю. Он же повелел их убить и дом прежний ордынский разломать. Одного же оставил живым и послал его к хану, говоря такое: «Иди и скажи нечестивому хану твоему, да отстанет от безумия своего; ибо однажды уже сказал послу его ранее, что ни сам не иду, ни дани не дам, потому что я сам не хуже него и такую же силу имею и честь, как и он, но лучше и большую. Если же хочет более стяжать нас, да ведает, что, положась на Бога, потружусь оправдать меня и все христианство защитить». И так отпустил того. Вскоре же послал в Крым к хану Мин-Гирею, прося его, чтобы шел на короля литовского или на хана Ахмата. И хан крымский просил великого князя, чтоб его противников Андора и других велел ловить и в Большую орду не пускать, и сам обещался по весне идти на Литву, а на хана старшего сына послать в Ногаи.

Князь великий Иоанн Васильевич уведал тайно, что новгородцы, забыв свое крестное целование, многие начали втайне колебаться и с королем ляцким и князьями литовскими сообщениями обмениваться, призывая его с воинствами в землю Новгородскую. И король обещал идти к Новгороду, а к хану Большой орды послал звать на великого князя, и к папе после просить денег на подмогу. И папа деньги повелел ему взять в Ляцкой и Литовской земле от церквей, чтобы ему теми деньгами, победив великого князя, привести Русь в их язычную латинскую веру. Они же слали к немцам, но те отреклись, так как не смели на псковичей; а псковичи о том и не ведали. Князь же великий, не желая воинов много томить, пошел миром октября 26 дня; а за собою велел сыну своему, собрав воинов, вскоре посылать, говоря: «идет на немцев». И к Новгороду писал, а также от Торжка же и Бежецкого повелел заставы поставить, да не проведают о многом воинстве; с собою взял только 1000. А придя в Торжок, послал к братии, чтобы к нему с их воинствами поспешили. Пришли же к Бранице со всеми, и тут уведал, что новгородцы затворились. И тут стояли две седмицы. Дождавшись воинства, вскоре посады их повоевал, а повелел на утро к граду крепко приступать и из пушек бить. В новгородцах же были прения между собою, и многие, не желая биться, бежали к великому князю. Тогда послал архиепископ за заступничеством к великому князю, но не дал им, сказав: «Я сам заступник невинным и государь ваш. Отворите врата, и, когда войду, тогда всех невинных ничем не оскорблю». А из пушек били беспрестанно, ибо был Аристотель искусен весьма. Тогда отворили врата, и вышли архиепископ, и все иноки, и священники в ризах с крестами, затем новый их посадник, тысяцкий, старосты пяти концов, бояре и весь народ, отложив чины, все вышли для встречи и, пав, просили прощения. Князь благословился у архиепископа Феофила и сказал всем вслух: «Я, государь ваш, даю всем невинным в сем зле мир, и нисколько не убоитесь». И пошел к святой Софии помолиться, потом пошел во двор Ефима Медведева, нового их посадника, и тут стал. И в тот же день повелел поймать по росписям 50 человек главных крамольников и пытать. Они же поведали, что и архиепископ с ними был заодно, но долго то таили.

6988 (1480). Крымские ханы в службу. Января в 19 день повелел великий князь архиепископа взять и послать к Москве, богатства же его многое в золоте, серебре, бисере и камнях драгоценных взял все. Новгородцев больших крамольников более 100 казнил и все имение их взял. Иных же с 1000 семей детей боярских и купцов разослал по городам низовым во Владимире, Муроме, Нижнем, Переяславле, Юрьеве, Ростове, на Костроме и в иных городах; там дал им поместья. Много же купцов и черных людей, до 7000 семей, по городам на посады и в тюрьмы разослал и в Новгороде казнил, а на их место жаловал поместьями их детей боярских с иных же городов и многих холопов боярских, много же и купцов в Новгород перевел. И так наконец укротил Великий Новгород. Говорили же те крамольники, что тайно имели с ними связь братия великого князя, князи Андрей старший да князь Борис младший. Князь же великий не дал никому о том знать. Пришла же весть с Москвы к великому князю, что братия его хотят отступить от него. Он же вскоре взяв митрополита Феофила, послал его к Москве и повелел посадить в монастыре святого Чуда архангела и сам пришел в Москву пред Великим заговением. Люди же ради были весьма, так как были в страхе великом от братии его, все грады сошлись, воеводы же, по лесам бегая, многие от стужи умерли. Той же осенью после отъезда великого князя в Новгород пришли к великому князю Иоанну Васильевичу и к сыну его великому князю Иоанну Иоанновичу из Поля два хана служить, Мердоулат с сыном Бердоулатом да брат его Айдар, дети хана Анчи-Гирея крымского.

Той же зимой князь Борис Васильевич пришел на Угличе Поле к брату своему Андрею старшему, а княгиню свою отпустил во Ржев и с детьми. И князь Андрей с княгинею и детьми пошел и со братом Борисом ко Ржеву чрез Тверскую землю. И князь великий послал к ним во Ржев боярина своего Андрея Михайловича; они же не возвратились и пошли с княгинями и детьми и бояре их лучшие вверх по Волге к Новгородчине. Князь же великий послал за ними владыку ростовского Вассиана, и тот нашел их в Моловятицах, а шли к Новгороду: они же по словам епископовым послали бояр своих для сговору, князей Василия и Петра Никитичей Оболенских, а сами пошли к Литовскому рубежу и стали в Луках. А к королю послали с челобитьем, чтобы их управил в их обидах с великим князем, братом их, и помогал бы им. И король им отмолвил, а княгиням их и детям дал для довольства город Витебск. Архиепископ же ростовский с боярами их пришел в Москву на Страстной неделе, а говорил: «Обидел ты, великий князь, брата твоего Андрея старшего, дал великое княжение сыну твоему, чего испокон не бывало. Да ты же обидел братию твою, что вотчину брата Юрия не всю им поделил, но взял себе тоже города и волости матери твоей, Переславль и Радонеж, владеешь сам и братии не даешь». А князь великий сказал: «Великое княжение даю сыну моему, ибо так повелел испокон князь Мстислав, вотчину после себя не дал брату, но дал сыну своему, а сын сам дал брату, и после него взял мимо стрыев; отец наш взял великое княжение мимо стрыев тоже, и сын мой вотчиною с братиею поделился и дал им более, нежели себе взял; и отец нам после смерти брата велел делить всем равно. Мать наша, хотя старица, но сама владеет и отдаст, кому она сама хочет, а я не смею раздражать матери своей и управляю волостью ее. А вы чему, у нее не прося, на меня гневаетесь?». И с тем отпустил бояр, а от себя послал того же владыку Вассиана да бояр своих Василия Образца Федоровича да Василия Тучка, говоря: «Пойдите, братия, на свою опять вотчину, и я хочу вас во всем жаловать, давая князю Андрею к его вотчине и к матерью данному Калугу и Алексин на Оке». И пошли с Москвы апреля 27, а в Луки пришли в субботу Пятидесятницы. И сказали им речь великого князя. Они же ни в чем не послушали, а владыка с боярами ни с чем возвратились. И князь великий, видя свою правду, положился на Бога и плакался к матери. И в то время стало слышно про нашествие на Русь безбожного царя Ахмата Большой орды.

Родились Георгий и Дмитрий. Умер еп. Никита коломенский. Шурин великого князя. Хан Айдам взят. Той же зимой марта в 15 в среду на пятой недели поста Бердоулата царевича, Мердоулатова сына, зарезал татарин его же; и тому татарину Мердоулат, отец Бердоулатов, сам голову отрезал. В тот же год месяца марта в 23 день в четверг шестой недели поста в четвертый час дня родились великому князю Иоанну Васильевичу два сына, Георгий да Дмитрий. Той же весною преставился коломенский епископ Никита, в мае. В то ж время пришел от Рима на Москву шурин великого князя, именем Андрей, сын Фомы деспота аморейского. Той же весной пойман хан Айдам крымский и послан в заточение на Вологду.

Хан Ахмат, получив весть от посланного, весьма разъярился, послал вскоре к королю польскому, чтобы со всею силою своею шел на великого князя, а сам начал всех воинов своих собирать. Когда же весна пришла, уведал, что братия великого князя отступили, и радуясь, думал междоусобию быть, и снова услышав, что на Новгород ходя, войско великое имея, тех победил и воинов своих умножил, послал снова к королю, чтобы на межах соединиться. А король, ища себе отмстить, хана звал воевать Русь. И так хан пошел тихо, ожидая от короля вести. Князь же великий, слышав сие на себя восстание и положась на Господа Бога, начал советоваться с дядею своим князем Михаилом Андреевичем верейским, и с матерью инокинею Марфою, и митрополитом Геронтием, и со всеми боярами и положили так: на Оку к берегу послать сына своего великого князя Иоанна Иоанновича да брата Андрея Ивановича младшего и с ними князей и воевод с воинством, сколько вскоре собрать можно; а низовые воинства с ханом Урдовлетом да с князем Василием Звенигородским послать наспех реками на град Болгары, так как там людей мало; и так учинили. А князь великий Иоанн Васильевич остался в Москве ожидать верховьих воинств. Хан Урдовлет и князь Василий Юрьевич вскоре пришли, и когда хан был в Русии, а в Орде людей никого не было, только старые и малые и жены, и так попленили, и град весь разорили, и огнем пожгли. От того часа Болгары запустели, а русские со многим полоном и богатством возвратились поздорову.

Угра. Князь же великий Иоанн Васильевич по совете начал отпускать к Оке на берег своих воевод с силою, а брата своего князя Андрея Васильевича младшего отпустил в его вотчину в Торусу, напротив же них. И потом сына своего великого князя Иоанна Иоанновича отпустил к Оке же на берег в Серпухов месяца июня в 8 день, и с ним многих воевод и воинство. Хан же шел медленно, а все короля ожидая. Потом же приблизился он к Дону, и князь великий Иоанн Васильевич, слышав то, пошел сам навстречу к нему к Коломне месяца июля в 23 день в воскресенье и там стоял до Покрова. Слышал же окаянный хан Ахмат, что на тех местах на всех, куда прийти ему, стоят против него с великими князями многие люди и царь пошел в Литовскую землю, желая обойти чрез Угру. И князь великий Иоанн Васильевич повелел там идти сыну своему великому князю Иоанну Иоанновичу и брату своему князю Андрею Васильевичу младшему к Калуге к Угре на берег.

6989 (1481). Кн. Михаил верейский. Мир братии. Сентября в 30 день пришел князь великий с Коломны на Москву на совет и к матери своей великой княгине иноке Марфе, и к дяде своему князю Михаилу Андреевичу верейскому, и митрополиту Геронтию, и ко всем своим боярам, ибо все тогда были в осаде на Москве; и молили его великим молением, чтобы стоял крепко за православное христианство против басурманства. И в то время пришли на Москву послы братии его, князя Андрея и князя Бориса, о мире. Князь же великий Иоанн Васильев жаловал братью свою по печалованью матери своей великой княгини иноки Марфы, митрополита Геронтия и князя Михаила Андреева и послов их отпустил, а самим им велел с полками их пойти к себе как можно быстрее. А сам князь великий молебны во святых храмах и у чудотворцев гробов совершил, и взял благословение у митрополита и у матери, и град скрепил, и в осаде во граде Москве сел митрополит Геронтий, да великая княгиня иночица Марфа, да князь Михаил Андреевич, да наместник московский Иван Юриевич и великое множество народу от многих градов.

Поход к Угре. Кременец. Согласие братии. Мценск, Люботеск, Одоев. Боровск. Кн. Андрею Можайск. И князь великий пошел с Москвы к Угре против хана октября 3 дня и, придя, стал на Кременце с малым числом людей, а людей всех отпустил на Угру к сыну своему великому князю Иоанну. А сын его князь великий Иоанн и брат его князь Андрей младший стояли на Угре против царя со многим воинством. Пришли же тогда и братья к великому князю на Кременец, князь Андрей Васильевич старший да князь Борис Васильевич, со своими силами на помощь великому князю против царя Ахмата. Князь же великий с любовью их принял. Хан же Ахмат пошел со всеми силами мимо Мценска, и Люботеска, и Одоева и, придя, стал у Воротынска, ожидая к себе королевской помощи. Король сам к нему не пошел, ни силы своей не послал, поскольку же были ему свои усобицы: ибо тогда воевал Мен-Гирей, хан крымский, королевскую Подольскую землю, дружа с великим князем. Потом же хан Ахмат пошел к Угре, там где стоял князь великий, и братья его, и все князи, и воеводы, и великое множество воинства. И стал хан на берегу на Угре со многою силою на другой стороне против великого князя, желая перейти реку. И пришли татары, и начали стрелять наших, а наши начали их стрелять из луков и из пищалей; и многих татар побили и от берега их отбили, и затем много дней, отступаясь от берега, боялись. Были же и морозы великие тогда, река начала становиться, был же тогда страх на обоих, и одни других боялись. Когда же река стала, тогда князь великий повелел сыну своему великому князю, и брату своему князю Андрею, и всем воеводам со всеми силами отступить от берега и прийти к себе на Кременец, боясь татарского нашествия и слушая злых людей сребролюбцев богатых, потакателей басурманских, которые советовали государю на зло христианское, говоря: «Пойди прочь, не можешь с ними стать на бои». Ибо сам диавол тогда устами их говорил, который в древности вошел в змею и прельстил Адама и Еву. Князь же великий с сыном своим, и со братиею, и со всеми воеводами пошли к Боровску. К хану же прибежали тогда с вестью, что русь, придя на Болгары, разорили, и мало что от улусов его спаслось, но и те все убиты будут, если не успеет оборонить. Он же слышал и видел, что король не идет, так как в земле его смятение было, и потому хан побросал все тяжелое, побежал через Литовские земли к улусам своим и землю королевскую, разгневавшись, повоевал. Тогда дивно видеть было: одни от других бежали, и никто никого не преследовал. Когда отступили сыновья русские от берега, тогда татары, страхом и жалостью о женах и детях своих одержимы, побежали; а наши думали, что татары за ними реку перешли, и побежали на Кременец. Когда же прибежал хан в Орду, тогда пришел на него хан Ивак ногайский и Орду его разоренную взял; а самого безбожного хана Ахмата убил шурин его ногайский мурза Ямгурчей. Один же султан хотел воевать украину за Окою, отдельно от хана. Князь же великий послал братию свою двух Андреев, и услышали те татары, и побежали. И так избавил Бог Русскую землю от язычных татар молитвами пречистой Богородицы и великих чудотворцев; а хан побежал ноября в 11 день. Пришел же тогда князь великий из Боровска на Москву с сыном своим великим князем, и с братиею, и со всеми силами, и похвалил Бога, и пречистую Богородицу, и великих чудотворцев, избавивших нас от язычных. Возрадовались же и возвеселились все люди радостью великою весьма и похвалили Бога, и пречистую Богородицу, и святых чудотворцев, избавивших нас от язычных татар. Тогда князь великий и братию свою пожаловал, принял их в докончание, князю Андрею Васильевичу старшему дал Можайск, а князю Борису Васильевичу отступился сел его; и укрепились крестным целованием, и разошлись. Той же зимой пришла великая княгиня София с Белоозера; ибо отсылал ее князь великий на Белоозеро из-за татарского нашествия.

Умер еп. Вассиан ростовский. Умер кн. Андрей Васильевич младший. Марта в 23 день в субботу в 4 часа ночи преставился преосвященный архиепископ Вассиан ростовский. Июля в 10 день в 4 час дня преставился благоверный князь Андрей младший и положен был на Москве во Архангельском соборе.

Архиеп. Иоасаф ростовский. Еп. Герасим коломенский. Еп. Симеон рязанский. Того ж месяца в 22 день поставлен архиепископ Ростову Иоасаф, из Оболенских князей, преосвященным митрополитом Геронтием. Того ж месяца в 29 день поставлен Коломне епископ Герасим. В тот же год поставлен Рязани епископ Симеон, был у митрополита Геронтия духовником.

Война немецкая. Велиад. Взят. Посылал князь великий Немецкую землю воевать, на князя местера за их неисправление, что они приходили ратью на его вотчину на Псков, в то время когда царь Ахмат на Угре стоял. И князь великий за то послал на них рать, воевод своих с силою, князя Ивана Васильевича Булгака да князя Ярослава Васильевича Оболенского, да новгородских наместников князя Василия Федоровича Шуйского да Ивана Зиновьевича с новгородскою силою, да князя Василия Васильевича Шуйского со псковскою силою. Воеводы же великого князя пошли изо Пскова месяца февраля со многою силою на Немецкую землю многими дорогами, сожигая, и воюя, и немцев посекая, и в полон беря. И пришли под город Велиад месяца марта в 1 день, а князь магистр Гневаш убежал за день до прихода великого князя силы под город. Воеводы же великого князя начали крепко приступать под город с пушками, и с пищалями, и с тюфяками, и разбили стену, охабень Велиада, и взяли. А с вышгорода начали бить челом воеводам великого князя, чтоб они пожаловали, в полон их не брали, а откуп бы с них взяли, сколько они могут. А за магистром погнался в погоню князь Василий Федорович Шуйский и иные воеводы великого князя, и гнались за ним 50 верст, и не настигли, а коши (обоз) его отполонили много. А князь Иван Булгак и князь Ярослав с вышгорода Велиада тайно взяли себе 2000 рублей и пошли от града с силою, а вышгорода не взяли, и оттуда возвратились со многим полоном и с наживой, и пришли к великому князю все здравы. Тогда псковичи привезли к великому князю немецкого полону восемь колоколов велиадских.

Новгородцам ссылка. В тот же год взял князь великий новгородских бояр Василия Казимира, да брата его Якова Короба, да Михаила Берденева, да Луку Федорова.

6990 (1482). Родился Дмитрий. Кн. Федор Бельский. Демон. Октября в 6 день, на память святого апостола Фомы, родился великому князю Иоанну Васильевичу сын и наречен был Дмитрий в 26 день. В тот же месяц прибежал из Литвы к великому князю Иоанну Васильевичу от короля Казимира князь Федор Иванович Бельский, а жены с собою не успел взять. И князь великий его пожаловал, дал ему город Демон в вотчину да Мореву со многими волостями. В тот же год был князь великий Иоанн Васильевич во Владимире.

Посол короля Матиаса венгерского. Союз с уграми. Белгород турки взяли. В тот же год пришел посол к великому князю от короля угорского Матиаса, именем Иван, о любви и о братстве; при том же просил, чтобы на татар и турок быть заодно. И князь великий, почтив посла, отпустил его с любовью к его государю, да с ним же вместе отпустил князь великий своего посла Федора Васильевича Курицына. Он же, придя, взял великому князю с королем Матиасом мира заключение, братство и любовь. В тот же год турецкий султан взял Белгород у моря Стефанов, волошского воеводы.

В тот же год пошел князь великий к Казани и с братиею своею и возвратился сам из Владимира неких ключений деля. А судовая рать ходила по Волге почти до Казани и, много повоевав, умирившись, возвратились.

6991 (1483). Умер Василий рязанский. Кн. Иван рязанский. Женился Иоанн IV. Умерла княг. Елена. Января в 7 день в обедню преставился князь великий Василий Иванович рязанский, и сел на великое княжение сын его князь Иван. Той же зимой месяца января в 12 день женился князь великий Иоанн Иоаннович всея Руси у Стефана, воеводы волошского, а взял за себя княжну Елену. Той же весною апреля в 2 день преставилась княгиня Елена князя Андрея Васильевича. Зимою преставилась княгиня тверская князя Михаила Борисовича.

По жребию епископов. В тот же год июля в 17 день князь великий Иоанн Васильевич всея Руси да сын его князь великий Иоанн Иоаннович всея Руси, обмыслив с митрополитом Геронтием, и со архиепископом Иоасафом ростовским, и Симеоном, епископом рязанским, и с Герасимом, епископом коломенским, и с Прохором, епископом сарским, положили жребий на престол: Елисея, архимандрита спасского, да Геннадия, архимандрита чудовского, да Сергия, старца троицкого, на архиепископство в Великий Новгород. И митрополит сам служил со всеми теми епископами и архимандритами, и вынут был жребий Сергиев на архиепископство в Великий Новгород.

В тот же год посылал князь великий новгородских бояр на съезд под Ругодив с немцами. Они же взяли мир с немцами на 20 лет и к целованию их привели. В тот же год архимандрит чудовский Геннадий Гонозов заложил церковь каменную во имя Алексия чудотворца у Чуда, да в монастыре и трапезную каменную заложил.

6992 (1484). Татары Киев взяли. Сентября в 1 день пришел Менли-Гирей, царь крымский Перекопской орды, со всею силою своею на королевскую державу и град Киев взял и огнем сжег, а воеводу киевского пана Ивана Хоткевича поймал, а иного полону бесчисленно взял. И землю Киевскую сделали пустой по согласию великого князя Иоанна Васильевича за неправоту королевскую, что приводил царя Ахмата Большой орды со всеми силами на великого князя Иоанна Васильевича и намерение имел разорить христианскую веру.

Еп. Симеон новгородский. Родился Дмитрий IV. Того ж месяца в 4 день поставлен на архиепископство к Новгороду и к Пскову Сергий, бывший протопоп богородицкий Симеон. Октября в 10 день в 10 час ночи в пяток родился великому князю Иоанну Иоанновичу сын и наречен был Дмитрий октября в 26 день. Князь великий Иван Васильевич, желая одарить сноху свою приданым свекрови ее, повелел все то принести пред собой. Княгиня же великая София не хотела дать и не имела, так как много истратила, много тайно давая брату своему Андрею, кое-что дала племяннице своей, когда давала за князя Василия Михайловича верейского. А князь великий, уведав о сем, прогневался, послал, велев князя Василия и со женою взять и приданое все привести; он же, уведав, убежал и с княгинею в Литву.

Новгородцам наказание. Той же зимой взял князь великий бульших бояр новгородских и боярынь, а казны их и села все велел описать на себя, а им подавал поместья на Москве по городам; а иных бояр, которые крамолу держали на него, тех велел заточить по городам в тюрьму. Тогда же взята и пограблена Настасья Богатая.

Собор Благовещенский. Мая в 6 день князь великий Иоанн Васильевич заложил церковь каменную Благовещения пречистой Богородицы на своем дворе, разрушив основание первое, что создал дед его князь великий Василий Дмитриевич; а за церковью палату для казны заложил. Июня в 27 день архиепископ новгородский Сергий оставил архиепископию и пришел к Троице в Сергиев монастырь в свое пострижение. В тот же год Геронтий митрополит заложил у своего двора церковь каменную пречистой Ризы положения.

Новгород каменный. В тот же год повелением великого князя Иоанна Васильевича всея Руси начали созидать в Великом Новгороде град каменный по старой основе на Софийской стороне. Митрополит Геронтий восхотел оставить престол, пошел в Симонов монастырь, а ризницу и посох к себе взял. Князь же великий посылал к нему, да возвратится. Он же не послушал. Тогда князь великий повелел ризницу и слуг от него взять; и тогда упросили к Троице на игуменство, и хотел князь великий митрополита избирать, и умолен был, и возвел снова Геронтия; ибо был три месяца отлучен.

6993 (1485). Еп. Нифонт в Суздаль. Еп. Геннадий новгородский. Родилась Феодосия. Умерла Мария, вел. княг. Тайницкие ворота. Рало Палеолог. Месяца декабря в 9 день поставлен архимандрит симоновский Нифонт епископом в Суздаль. Того ж месяца в 12 день поставлен на архиепископию Великому Новгороду и Пскову архимандрит чудовский Геннадий. Той же весною мая в 29 день родилась великому князю Иоанну Васильевичу княгиня Федосья в 3 час ночи. В тот же год июля в 4 день преставилась благоверная великая княгиня Мария, мать великого князя Иоанна Васильевича, нареченная в иноческом чине иночица Марфа, и положена была в церкви Вознесения на Москве. Июля в 19 день заложена была на Москве реке стрельница, а под стрельницею выведен тайник; а ставил ее Антон фрязин. В тот же год пришел к великому князю из Цареграда служить Иван Рало Палеолог и с женою, и с детьми.

Война на тверского. Захарьевич. В тот же год августа в 21 день князь великий Иоанн Васильевич сложил с себе крестное целование князю Михаилу Борисовичу тверскому за его неправду, что посылал грамоты к королю литовскому Казимиру, хотел у него жениться на дочери и веру переменить, а поднимал его войском на великого князя Иоанна Васильевича. И за то пошел на него к Твери ратью и со своим сыном великим князем Иоанном Иоанновичем, и со братиею своею с князем Андреем и с князем Борисом, и с воеводами, и со многими силами. А боярину своему Якову Захарьевичу велел пойти с новгородскою силою. Князь же Михаил Александрович, видя, что король ему помощи дать не может, принял благой совет просить мира и послал к великому князю епископа, и добил челом на том, что ему не зваться великим князем, ни братом, но братом младшим, и без слова великого князя ни с кем ни посланиями обмениваться, ни воеваться; что князь великий зовет землями своими Торжок, и тому быть за великим князем; а куда князь великий пойдет на войну, и ему быть с ним же. И так умирились, но не долго было то, от Благовещения до Ильина дня. И перехватил князь великий грамоты князя Михаила тверского к королю о прежней пересылке, а более возмутил, придя, князь Михаил Холмский. И начал князь великий собираться на тверского князя, и пошел с Москвы августа 28, а передние пошли 25.

6994 (1486). Осада Твери. Кн. Михаил ушел. Тверь сдалась. Конец князей тверских. Сентября в 8 день пришел князь великий Иоанн Васильевич и со своим сыном великим князем Иоанном Иоанновичем, и своими с братьями, и с воеводами, и со всеми силами под град Тверь и обступил град. Того же месяца в 10 день в субботу зажгли посады около града Твери. А в 11 день в воскресенье приехали к великому князю из града Твери князи и бояре, тверские крамольники, и били челом ему в службу. А в тот же день на ночь побежал из града Твери князь Михаил Борисович тверской к Литве, видя свое изнеможение. А в 12 день в понедельник приехали к великому князю Иоанну Васильевичу владыка тверской Вассиан, и князь Михаил Холмский и с братиею своею, и с сыном, и иные князи, и бояре, и земские люди все и город отворили. И князь великий послал в город Юрия Шестака да Константина Малечкина и дьяков своих Василия Далматова, да Ромодана Алексиева, да Левонтья Алексиева, и велел граждан всех к целованию привести да от своей силы беречь, чтобы их не грабили. А в 15 день в четверг князь великий Иоанн Васильевич с сыном своим великим князем Иоанном Иоанновичем были во граде Твери, и обедни слушали, и дал ту землю сыну своему великому князю Иоанну Иоанновичу. А в 18 день в воскресенье въехал великий князь Иоанн Иоаннович в город Тверь жить. А князь великий Иоанн Васильевич приехал на Москву, взяв город Тверь, того же месяца в 29 день.

6995 (1487). Родился Симеон. Месяца марта в 21 день в 7 час дня родился великому князю Иоанну Васильевичу сын Симеон.

Той же зимой взял князь великий князя Михаила Холмского и в заточение на Вологду послал за то, что отступил от князя своего Михаила тверского и, целовав ему крест, изменил, а великому князю на него лгал, говоря: «Нехорошо верить тому, кто Богу лжет». Повелел же и княгиню тверскую, матерь князя Михаила, взять за то, что пытал у нее от дорогих украшений и камней драгоценных, и она сказала: «Сын мой все увез с собою в Литву». А потом служащие ей женщины рассказали, что хочет сыну послать, и нашли у нее дорогих украшений и камней драгоценных, золота и серебра много. И послал ее князь великий в заточение в Переславль.

Поход к Казани. Казань взяли. Хан Алегем пленен. Затмение солнца. Хан Махмет-Аминь. Новгородцев перевод. Той же весною апреля 11 отпустил князь великий Иоанн Васильевич всея Руси воевод своих к Казани, князя Даниила Дмитриевича Холмского, да князя Александра Васильевича Оболенского, да князя Симеона Ивановича Ряполовских, да князя Симеона Романовича, в четверток Великий. Хана Махмет-Аминя казанского отпустил князь великий на второй неделе после Великого дня во вторник апреля в 24 день. А пришли воеводы великого князя и с силою под город под Казань месяца мая в 18 день в четверг на пятой неделе после Великого дня, и взяли город Казань июля в 9 день, хана Алегема казанского поймали с матерью, и с его царицею, и с двумя братьями и сестрою, и с его князями, привели их на Москву. Июля в 20 день гибло солнце. В тот же день пришла весть к великому князю, что город Казань взяли его воеводы и хана полонили; а прибежал с тою вестью князь Федор Хрипун-Ряполовский. И князь великий Иоанн Васильевич всея Руси хана Махмет-Аминя из своей руки посадил на царстве в Казани, а крамольных князей и уланов смертию казнил и иных крамольников. А хана Алегема с женою послал князь великий в заточение на Вологду, а матерь его, и братью, и сестер послал князь великий в заточение на Белоозеро в Карголом. В тот же год князь великий перевел из Великого Новгорода во Владимир лучших гостей новгородских 50 семей.

В тот же год повелением великого князя Иоанна Васильевича всея Руси основал палату великую Марко фрязин на великого князя дворе, где терем стоял. В тот же год завершил Марко фрязин стрельницу на угле Беклемишевскую, вниз по Москве.

6996 (1488). Учинил крамолу между великим князем и братом его князем Андреем Васильевичем угличским слуга его Образец, сказав: «Хочет тебя, князь, князь великий взять». Он же хотел с Москвы бежать тайно, но по-другому решил, переменил мысль свою, призвал князя Ивана Юрьевича, поведал ему и просил, да явит о сем князю великому и уведает, какой упрек им. Тот же отказался: «Иди, князь, и вопроси сам». Князь Андрей Васильевич вопросил сам брата своего: «За что сие хочешь, брат Иоанн, сотворить со мною?». И князь великий со слезами начал клясться Богом всесильным, творцом неба и земли, что такого ни в думе у него ни бывало. И выискав о брате, что смутил его Образец, услышав, что Асмунт Татищев, придя, между ними сплоха пошутил, а он в правду поворотил, желая князю Андрею примолвиться, потому что его князь Андрей прежде того его в нелюбии держал. Князь же великий хотел смутнику язык вырезать, но упросил митрополит, и повелел его кнутом бить.

В тот же год били кнутом новгородских попов на торге, прислал их из Новгорода Геннадий владыка, что ругали его, пьяные. В тот же год привели из Новгорода более 7000 зажиточных людей на Москву, потому что хотели убить Якова Захарьевича, наместника новгородского, а иных думцев многих Яков пересек.

Пушка большая. Послы в Рим. Месяца мая в 27 день повелением великого князя заложил Антон фрязин стрельницу вверх по Москве реке, где стояла Свибловская стрельница, и под нею устроен тайник. В тот же год повелением великого князя Иоанна Васильевича поставили град новый на Белоозере в Карголоме, а от старого города за 10 верст. В тот же год августа в 12 день отлил Павла фрязин Дебосис пушку великую. В тот же год послал князь великий Ралевых детей, Дмитрия да Мануила, в Рим, и в Венецию, и во Медиоланию.

6997 (1489). Посол от кесаря Фридриха III. Посол к кесарю. Пришел посол Николай от римского цесаря Фридриха о любви и о дружбе, и князь великий, почтив того посла, отпустил его с любовью к его государю. Да с ним же вместе отпустил князь великий своего посла грека Юрия Траханиота к цесарю Фридриху с любовью же.

Той же зимой князь великий Иоанн Васильевич перевел из Великого Новгорода многих бояр, и зажиточных людей, и гостей, всего человек больше 1000, и жаловал их на Москве, давал поместья во Владимире, и в Муроме, и в Новгороде Нижнем, и в Переславле, и в Юрьеве, и в Ростове, и на Костроме, и по иным городам. А в Новгород Великий на их поместья послал москвич лучших многих, гостей и детей боярских, и из иных городов из московской вотчины многих детей боярских и гостей, и жаловал их в Новгороде Великом.

В тот же год мая в 16 день преставился коломенский владыка Герасим в Пафнутьевской пустыне. Того месяца в 28 день в среду в 11 часу дня преставился преосвященный митрополит Геронтий и положен в Москве в соборной церкви Успения пречистой на северной стороне.

Щенятев. Морозов. Той же весною июня 11 послал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси рать свою на Вятку за их непослушание, князя Даниила Васильевича Щеня, да Григория Васильевича Морозова, и иных воевод со многою силою. Они же, придя, города взяли, и самих вятчян к целованию привели, а арян к клятве привели; а вятчан бульших людей и с женами и с детьми извели, да и арских князей, и так возвратились. И князь великий вятчан земских в Боровце да в Клеменце посадил да и земли им подавал, а торговых людей вятчан в Дмитрове посадил; а арских князей пожаловал князь великий, отпустил в свою землю, а крамольников смертию казнил.

В том же году владыка ростовский, оставив престол свой, пошел в монастырь; был сей князь Оболенский.

6998 (1490). Умер король Матиас угорский. Королевство венгерское. Мир цесаря с чешским. Преставился король угорский Матиас, который с великим князем был в любви нелицемерной и в братстве. После смерти же его восхотел Максимилиан, римский король, над Угорскою землею королевство держать, паны ж угорские и вся земля не восхотели его иметь над собою обладателем. Максимилиан же послал силу свою на Белгород угорский и взял его. Паны же угорские послали к Владиславу, королю чешскому, сыну Казимира, короля польского, и взяли его с Чешского королевства на Угорское королевство. Максимилиан же, римский король, со Владиславом взял мир и докончание, от Белгорода отступился Владиславу, а Вена и вся Австрийская земля Максимилиану была.

Кн. Воротынский в Москву. В ту же осень в декабре приехал служить великому князю Иоанну Васильевичу на Москву князь Дмитрий Воротынский сын Федоров и со своею вотчиною от литовского короля Казимира.

Князь Перемышльский. Князь Белевский. В тот же год приехали на Москву от короля Казимира к великому князю Иоанну Васильевичу служить князь Иван Михайлович Перемышльский и со своею вотчиною да князь Иван Белевский со своею братиею, с князем Андреем да с князем Василием, и со своими вотчинами.

Брат великой княгини Андрей. Лекарь первый. Ремесленники разные. Той же зимой пришел от Рима на Москву брат великий княгини Софии, именем Андрей, сын Фомы, деспота аморейского. Да с ним вместе пришли послы великого князя Дмитрий да Мануил, дети Ивана Ралева, и привели с собою к великому князю лекаря мистр Леона, жидовина из Венеции, и иных мастеров, фрязей, стенных, и палатных, и пушечных, и серебряных.

Умер Иоанн IV. Камгуч (подагра). Лекарство от подагре. Лекарь казнен. Марта в 7 день с субботы на воскресенье в 8 час ночи преставился благоверный и христолюбивый великий князь Иоанн, сын великого князя Иоанна Васильевича всея Руси старший, от первой его великой княгини Марии, дочери великого князя Бориса Александровича тверского. И положили его в церкви архангела Михаила на Москве, там где и прародители его лежат. Жил всех лет 32 и 20 дней. А болен был камчугою в ногах, и, видев, лекарь жидовин мистр Леон, похвалясь, сказал к великому князю Иоанну Васильевичу: «Его я излечу, сына твоего великого князя, от той болезни. А не излечу когда его я, и ты меня изволь приказать смертию казнить». И князь великий Иоанн Васильевич, взяв веру речам его, повелел ему лечить сына своего великого князя. И начал его лекарь лечить, зелье пить дал ему, и начал жечь склянками по телу, вливая воду горячую; и от того ему было тяжелее, и умер. И того лекаря мистр Леона велел князь великий Иоанн Васильевич взять, и после сорочин сына своего великого князя повелел казнить его, голову отсечь; и отсекли ему голову на Болвановке апреля в 22 день.

Родился Андрей. Посол к цесарю. Августа в 5 день родился великому князю Иоанну Васильевичу сын и наречен был Андрей. Того ж августа в 19 день князь великий Иоанн Васильевич короля римского Максимилианова посла Юрия Делатора, почтив, отпустил к его государю. Да с ним вместе послал князь великий своих послов к королю римскому Максимилиану, Фридрихову сыну, грека Юрия Траханиота да дьяка своего Василия Кулешина взять с ним любовь и докончание.

В тот же год Петр Антоний, фрязин, завершил застроенные две стрельницы: одну у Боровицких ворот, а другую у Константино-Еленских ворот, да стену завершил от Свибловских стрельниц до Боровицких ворот.

6999 (1491). Зосим. Посол на Чегодай. Возведен был на двор митрополитов архимандрит симоновский Зосима месяца сентября в 12 день; а к поставлению собраны все архиепископы и епископы русские, а поставлен на митрополию всея Руси того же месяца в 26 день в воскресенье. Того ж месяца в 28 день пришел посол к великому князю из Чегодай от Усейн султана Урус богатырь об любви и о дружбе.

Той же осенью октября в 17 день повелением великого князя Иоанна Васильевича всея Руси был собор в Москве на богохульников, лжеучителей и ругателей святых икон и всем таинствам церковным противников, которых прислал из Великого Новгорода архиепископ Геннадий к митрополиту Геронтию, уличенных в богоотступничестве и лжеучительстве жидовского закона, извещая, что они ругали святые иконы и все святые тайны церковные. А ранее писал он, Геннадий, к великому князю, что в Новгороде великая крамола. И князь великий их, крамольников, велел вывести по иным городам, как прежде сказано, а сих еретиков привезли, когда умер уже Геронтий митрополит. Сия ересь началась, когда был в Новгороде князь Михаил Олелкович киевский. Тогда пришел с ним жидовин, именем Схарина, тот проклятый имел язык свой, словно уд, весьма сладкоречивый, и слова его все Библиею были преисполнены, образ жития его являлся целомудренным и кротким, но внутри полон смрада и нечистоты. Тот злоковарный многих тогда в Новгороде слабых смутил и жидовствовать прельстил. И хотя тот враг в Новгороде с иными казнен был от великого князя Иоанна Васильевича всея Руси, но еще не угас огонь тот ядовитый, ибо не все те богоотступники во время гнева погибли; и останки те начали множиться, поскольку вселился во многих сатана, и начали святое Евангелие отвергать, в басню его вменять. И сим не только мирских и неучей, но многих и от священства превратили, дошло даже то зло до Москвы, что слышав симоновский архимандрит Зосим от служащего дьякона прельстился, и внял безумию сему, и начал тайно жидовствовать. После Геронтия же митрополита сообщник его дьяк Истома сольстил великого князя сего Зосима возвести на митрополию русскую; и через малое время возведен был за неведение проклятого в нем богоотступства. И князь великий особенно поторопился из-за собора на привезенных тех богоотступников, думая, что без митрополита собору быть не пристойно, и вскоре повелел собору быть. На нем же архиепископ ростовский Тихон, епископ суздальский Нифонт, рязанский Симеон, тверской Вассиан, сарайский Прохор, пермский Филофей, сергиевский игумен Афанасий и прочие архимандриты, игумены, протопопы, дьяконы и чернецы, председательствовал же князь великий Иоанн Иоаннович. И было на соборе тому рассмотрение и многие расспросы, но Зосим никак не проявился, ибо скрылся волк лицемерством своим в одежду овчую; и когда все решили, что все сожечь по достоинству будет, когда же дошла очередь сказать до Зосимы митрополита, тот сказал: «По достоинству будет меня проклятию предать и сослать в Новгород на покаяние под стражу, так как мы от Бога не поставлены на смерть осуждать, но грешных обращать к покаянию». Были же те богоотступники осуждены проклятию: Захар чернец, Гаврила протопоп, Денис поп, Максим поп, Василий поп, Макар поп, Гридя дьяк, Васюк, зять Денисов, Самоха дьяк и некоторое количество от простых; и послали их в Новгород под стражею. Владыка же Геннадий, слышав то, ужаснулся и хотя не знал Зосимы богоотступника, но сказал: «Некто был на том соборе согласник сему злу». И послав, повелел их далеко за градом остановить, и поделал им шлемы берестяные, а платье их посмолил, и посажав на клячи бездельные лицом к хвосту, велел же им с обоих сторон мешки великие наложить и на мешках написал так: «Вот воин сатаны». И провезли их чрез град, а за градом повелел шлемы зажечь на них; и так все те хульники христианские изгибли. Но еще зол сосуд и головня содомская остался тот Зосим в Москве на митрополии, который потом за такое басурманство и богоотступление, как прах, исчез, и память его погибла с шумом.

Архиеп. Тихон ростовский. Еп. Авраамий коломенский. Той же зимой декабря в 18 день в четверг произведен Ростову на архиепископство Тихон. В то же время поставлен Авраамий, игумен угрешский, епископом Коломне преосвященным митрополитом Зосимою. Той же весною в марте заложил Петр Антоний фрязин две стрельницы, одну у Фроловских ворот, а другую у Никольских ворот, а Никольскую стрельницу не по старой основе заложил, да и стену до Неглинной.

Ханы Сеит-Ахмет, Ших-Ахмет на Мин-Гирея. Помощь Крыму. Той же весною в месяце мае пришла весть к великому князю Иоанну Васильевичу, что идут ордынские ханы Сеит-Ахмет и Ших-Ахмет с силою на хана Мин-Гирея крымского. Князь же великий на помощь крымскому царю Мин-Гирею отпустил воевод своих в Поле под Орду, князя Петра Никитича Оболенского да князя Ивана Михайловича Репню-Оболенского же, да с ними многих детей боярских двора своего, да султана Мердоулатова сына Сатылгана с уланами, и с князями, и со всеми казаками вместе ж со своими воеводами. А казанскому хану Махмет-Аминю велел послать воевод своих с силою вместе ж со султаном и своими воеводами; князю Андрею Васильевичу и князю Борису Васильевичу, братии своей, велел послать своих воевод с силою вместе ж со своими воеводами. И князь Борис Васильевич воевод своих послал, а князь Андрей Васильевич воевод и силы своей не послал. И сошлись вместе великого князя воеводы с ханом Сатылганом и с казанского хана воеводами с Абаш уланом и Булаш сеитом в Поле, и князя Бориса воевода тут ж их нашел, и пошли вместе под Орду. И слышали ханы ордынские про силу многую великого князя в Поле, убоявшись, возвратились от Перекопи; силы же великого князя возвратился восвояси без брани.

Той же весною повелением великого князя Иоанна Васильевича архимандрит спасский Афанасий заложил церковь каменную на Новом Преображение Господа нашего Иисуса Христа.

Посол в Волохи. В тот же год июля в 28 день отпустил князь великий посла Стефанова Стецка, да с ним вместе послал князь великий своего посла к Стефану в Волохи, Скурата Зиновьевича, чрез Литву.

В тот же год Марко да Петр Антоний архитектор завершили большую палату князя великого на площади. В тот же год завершили город каменный в Новгороде Великом по старой основе. Тогда же Петр Антоний фрязин завершил стрельницу Фроловскую.

Посол короля Максимилиана римский. В августе ж пришли на Москву послы великого князя от короля римского Максимилиана грек Юрий Траханиот да дьяк Василий Кулешин. Да с ними же пришел посол к великому князю Иоанну Васильевичу от короля римского Максимилиана, Фридрихова сына цесарева, Юрий Делатор. И привезли от короля грамоту докончанную с золотою печатью, а великого князя грамоту с золотой же печатью ему дали, да и с целованием привезли короля на тех же грамотах докончанных; а великого князя Максимилианов посол к целованию привел на тех же грамотах докончанных.

7000 (1492). Кн. Андрей взят. Сентября в 20 день князь великий Иоанн Васильевич всея Руси сложил с себя крестное целование брату своему князю Андрею Васильевичу за его измену, что он изменил, чрез крестное целование думал на великого князя Иоанна Васильевича, на брата своего старшего, с братиею своею, с князем Юрием, и с князем Борисом, и с князем Андреем, да к целованию их привел на том, что им на великого князя, брата своего старшего, стоять заедино. Да грамоты свои посылал в Литву к королю Казимиру, пытаясь заодно с ним быть на великого князя. Да и сам с братом своим с князем Борисом отъезжал от великого князя, да посылал грамоты свои к царю Ахмату Большой орды, приводя его на великого князя на Русскую землю ратью. Да с великого князя силою на ордынского царя воевод своих и силы не посылал, а все то чиня измену великому князю, преступая крестное целование. И за то велел его князь великий, поймав, посадить на казенном дворе на Москве; а за детьми его, за князем Дмитрием и за князем Иваном, послал на Углич.

Тогда собрались многие князи и бояре, начали просить митрополита Зосима, чтобы печаловался со властями о князе Андрее, и не один митрополит просил, то же и князи средние. Князь же великий отрек, молвив: «Жаль мне сильно брата моего и не хочу изгубить его, а на себе порока положить, а освободить не могу из-за того, что не единожды зло на меня замышлял и братию уговаривал, а потом каялся. И ныне снова начал зло замышлять и людей моих к себе притягивать. Да то бы и ничто, а когда я умру, то будет он доставать великое княжение. А внуку моему великим князем быть, и он, коли собою того не достанет, то смутит детей моих, и будут воеваться между собою, и татары, придя, видя в нестроении, будут землю Русскую губить, жечь, и пленить, и дань возложат снова, и кровь христианская будет литься, как было прежде. А что я столько потрудился, то будет все ни во что, и вы будете рабами татарам». Сие слышав, все умолкли, не смея ничего сказать.

Радонеж. Сентября 25 день князь великий торг перевел от Троицы на городок в Радонеж.

Сошное письмо. Старица. Зубцов. Опоки. Клин. Холм. Городок. Болтин. Руда серебряная. Цилма. В тот же год князь великий Иоанн Васильевич послал Тверские земли описать по-московски в сохи; а Тверь описывал князь Федор Алабыш, а Старицу Борис Кудозов, а Зубцев да Опоки Дмитрий Пешков, а Клин Петр Лобан Заболоцкий, а Холм и Новый городок Андрей Коромышев, а Кашин Василий Карамышев. Той же осенью октября в […] день пришли на Москву Андрей Петров да Василий сын Ивана Болтина, что посылал князь великий с ними немцев Ивана да Виктора на Печеру руды искать серебряные. И они нашли руду серебряную и медную в великого князя вотчине на реке Цилме, не доходя Косвы реки за полднища, а от Печеры реки за семь днищ; а места того, где нашли, на 10 верст, а от Москвы дотоль три с половиной тысячи верст; а нашли руду лета девятнадцатого августа на 8 день.

Ромодановский. Посол крымский. Посол иверский. Посол волошский. Яропкин. В ноября пришел из Крыма князь Василий Ромодановский, да с ним пришел посол к великому князю от царя крымского Мин-Гирея. Той же зимой пришел посол к великому князю из Иверской земли от князя Александра, именем Мурат. Февраля в […] день пришел из Волохии Скурат Зиновьевич, да с ним пришел посол к великому князю Стефанов, волошского воеводы, Мушат. Той же весною в марте отпустил князь великий крымского посла, да с ним послал к царю Мин-Гирею в Крым Лобана Колычева. Той же весною апреля в 5 день в четверг вышел князь великий из своего двора старого в князя Ивана Юрьевича двор в новый и с великою княгинею Софиею, и с детьми, со снохою великою княгинею Еленою, и с князем Дмитрием со внуком; а старый свой двор деревянный велел разобрать и начал ставить каменный двор. Апреля в 6 день отпустил князь великий посла Стефанова Мушата к его государю в Волохию. В апреле ж отпустил князь великий Иоанн Васильевич посла Максимилиана, короля римского, Юрия Делатора. Да с ним князь великий послал своих послов к королю римскому Максимилиану грека Юрия Траханиота, да Михаила Кляпика Яропкина, да Ивана Волка Курицына.

Ивангород. Той же весною повелением великого князя Иоанна Васильевича заложили град на немецком рубеже на Нарве, Девичьей горе, на ровном месте, четвероугольный; и нарекли ему имя Ивангород.

Поп римский женился. Той же весною месяца мая в 17 день Иван списатель фрязин, каплан постриженный Августиновой веры белых чернецов, от веры своей отрекся и, чернечество оставив, женился, взял за себя жену Алексия Серинова; князь великий его пожаловал селом.

Умер Казимир III польский. Александр, король литовский. Иоанн, король польский. Той же весною месяца мая в 23 день преставился король польский и великий князь литовский Андрей Казимир; и сел на великом княжении Литовском сын его Александр, а на королевстве Польском сын его Иван Альбрехт, сына же его старшего Владислава при его жизни взяли на Чешское королевство, а с Чешского на Угорское королевство.

Казаки. Татары на Алексин. Колтовский. В тот же год месяца июня в 10 день приходили татары ордынские казаки, в головах приходил Темешем называемый, а с ним 220 казаков, во Алексин на волость Вошан, и пограбив, пошли назад; и пришла погоня великого князя за ними, Федор Колтовский да Горяин Сидоров, а всех их 64 человека, и учинился им бой в Поле промеж Трудов и Быстрой Сосны. И убили язычные великого князя 40 человек, а татар на том бою убили 60 человек, а иные ушедшие татары раненые на пути в Орду умерли. В тот же год поставили великому князю двор деревянный за Архангелом на Ярославническом месте. В тот же год от Фроловской стрельницы и до Никольской заложили подошву и стрельницу новую над Неглинной с тайником.

Мценск взят. В тот же год в месяце августе посылал князь великий Иоанн Васильевич воеводу своего князя Федора Телепня-Оболенского с силою ратною на город Мценск за их неправду; и град Мценск взяли и землю повоевали, и воеводу их Бориса сына Александра Семенова поймали и иных многих, и привели их на Москву.

7001 (1493). Посол литовский. В сентября послал князь великий в Крым к царю Мин-Гирею крымскому посла своего Константина Заболоцкого, а в Волохи послал Ивана Андреевича Плещеева. Той же осенью в октябре пришел из Литвы посол к великому князю Иоанну Васильевичу пан Станислав Глебович от князя Александра литовского о порубежных делах.

Елизаров. Кн. Воротынский. Серпейск. Мезецк. Измайлов. Мещевск взят. Серпейск взят и сожжен. Вязьма взята. Князи вяземские. Той же осенью в ноябре побежал от великого князя в Литву Юшка Елизаров. В тот же год приехали к великому князю служить князь Семен Федорович Воротынский да племянник его князь Иван Михайлович и со своими вотчинами; а едучи, князь Семен от имени великого князя захватил литовские города Серпейск, Мезецк. И пришли за ними воевода смоленский князя великого литовского Александра пан Юрий Глебович да князь Семен Иванович под грады под Серпейск и под Мезецк с силою многою, и горожане не возмогли противиться им, грады сдали свои. И слышал про то князь великий Иоанн Васильевич, послал против них сестренича своего князя Федора Васильевича рязанского, да воевод своих князя Михаила Ивановича Колышку да князь Александра Васильевича Оболенского, и иных воевод своих со многою силою, да великого князя рязанского Иоанна Васильевича воеводу Инку Измайлова с силою. Смоленский же воевода пан Юрий Глебович и князь Семен Иванович можайский, слышав про рать сильную великого князя, идущую против них, во градах посадили князей, панов многих в осаде, а сами, убоявшись, побежали к Смоленску. И пришла сила великого князя Иоанна Васильевича под град Мещевск, они же, убоявшись и не могши противиться, град отворили. И поймали во граде Кривца, окольничего смоленского, и иных многих князей и панов, литвы и смоленчан заставы князя великого Александра; а земских людей и черных привели к целованию за великого князя. И оттуда пошла сила великого князя под город Серпейск; они же устремились крепко сражаться и не хотели град сдать. Воеводы же великого князя повелели воинам мужественно приступать к граду с пушками и с пищалями и, приступив к граду, взяли его силою. Поймали во граде Ивана сына Федора Плюскова смоленчанина и иных многих князей и панов, литвы и смоленчан двора великого князя Александра литовского; и, разграбив, град сожгли, а земских людей к целованию привели. И так возвратились, а литву и смоленчан, сидящих в осаде, и градских больших людей привели на Москву; и князь великий послал их в заточение по своим городам. И в то же время посылал князь великий Иоанн Васильевич воевод своих под град Вязьму ратью, князя Даниила Васильевича Щеня. Они же, придя, град Вязьму взяли и к целованию привели, а вяземских князей и панов привели на Москву. И князь великий их пожаловал их же вотчиною Вязьмою и повелел им себе служить.

Абдыл-Летиф. Абреим, казанский хан. Крутицы. В тот же год приехал служить к великому князю князь Михаил Романович Мезецкий да, поймав, привел с собою двух братьев, князя Семена да князя Петра. И князь великий послал их в заточение в Ярославль, а князя Михаила пожаловал его же вотчиною и велел ему себе служить. В тот же год января 11 дня пришел к великому князю служить из Крыма Абдыл-Летиф султан, сын казанского хана Абреима, с послом великого князя с Лобаном Колычевым. Той же зимой епископ сарский Прохор оставил епископию и сошел с Крутиц к Богоявлению в монастырь.

Лукомский изменник. Селевины. Волынец. Князь Бельский взят. Той же зимой января в 31 день князь великий казнил князя Ивана Лукомского да Матиаса, толмача латинского, сожгли их на реке Москве пониже моста в клетке. Да казнил двух братьев смоленчан, Богдана да Олехна Селевиных, торговою казнею, и Богдан умер от торговой казни, а Олехну голову секли, за то что они посылали с грамотами и с вестями человека своего Волынцова к князю великому Александру литовскому. А князя Ивана Лукомского послал к князю великому служить король польский Казимир, но привел его к целованию на том, что ему великого князя убить или зельем окормить, да и зелье свое с ним послал, и то зелье у него нашли. Да сказал князь Лукомский на князя Федора Бельского, что он хотел бежать от великого князя в Литву. И князь великий за то велел князя Федора поймать да послал его в заточение в Галич.

Посол мазовецкий. Еп. Силуан сарский. Ангел, посол в Венецию. Посол в Мазовию Асанчук Заболоцкий. Послы в Данию. Посол от князя литовского. Мая 3 пришел посол из Мазовецкой земли от князя Кондрата, именем Иван. Той же весною мая 4 поставлен Силуан старец, бывший игумен угрешский, на епископство сарское и подонское на Крутицу митрополитом Зосимою. В тот же год в мае послал князь великий в Венецию и в Медиолан Мануила Ангелова грека да Даниила Мамырева. В тот же месяц май отпустил князь великий Иоанн Васильевич Ивана, посла мазовецкого, в свою землю да с ним отпустил к мазовецкому князю Кондрату посла своего Асанчюка Заболоцкого да Третьяка сына Василия Далматова. В тот же год в июне пришел посол от немцев к великому князю от датского короля Иоанна о любви и о братстве, и князь великий, почтив посла его, отпустил в свою землю. Да с ним вместе послал князь великий своих послов к датскому королю Иоанну грека Дмитрия Ралева да Дмитрия Зайцева. В тот же год пришли послы из Литвы от великого князя Александра Андрей Олехнович да Войцев Янович Клочко.

Строение от города. В тот же год повелением великого князя Иоанна Васильевича поставили град деревянный на Луках Великих по старой основе. В тот же год повелением великого князя Иоанна Васильевича церкви сносили и дворы за Неглинною, поставили меру от стены до дворов 110 сажен. В тот же год повелением великого князя копали ров от Боровицкой стрельницы и до Москвы реки.

Татары на Рязань. В тот же год приходили татары, казаки ордынские, спешно на Рязанские места, и взяли три села, и пошли вскоре назад.

Гром на собор Успенский. Пожар великий. В тот же год июля 16 во вторник в 1 час дня зажег гром с молниею верх маковицы большей, тес под железом, у соборной церкви Успения пречистой Богородицы на Москве; а внутри церкви мало попалило на царских дверях, да половина опоны сгорела на амвоне, да два болванца деревянных разбило под амвоном; а верх вскоре угасили, и Божиею милостию церкви не было пакости нисколько. А в тот же день во Владимире у пречистой церкви Благовещения бурею крест сломило. Того ж месяца июля в 28 день в воскресенье в 7 час дня загорелась от свечи церковь святого Николы на Песку, и тотчас поднялась буря великая, и начало гореть неисчисленно во многих местах, и выгорел посад за Неглинною от Духа Святого по Чертол, и по Бориса и Глеба на Арбате, и до Петровской слободы; за Москвою рекою от святой Софии выгорело и до Иоакима и Анны. А из Заречья в городе загорелся князя великого двор и великой княгини, и оттуда на Подоле житницы загорелись, и двор князя великого новый за Архангелом выгорел, и митрополитов двор выгорел, и у Пречистой алтарь огорел под немецким железом, и во граде все лачуги выгорели, поскольку не поспели поставить хоромы после вешнего пожара; и церковь Иоанна Предтечи у Боровицких выгорела, и Боровицкая стрельница выгорела, а выгорела и градная кровля, все огорело, и новая стена деревянная у Никольских ворот. А из города торг загорелся, оттуда посад выгорел возле Москвы реки до Зачатия на Востром конце, и по Васильевский луг, и по Всех святых на Кулишке, и оттуда по Иоанна Богослова и по старую Троицу, и Сретенская улица вся выгорела до всполья, и церковь каменная Сретения огорела. И многая тогда людям скорбь была, больше двухсот человек сгорело людей, а имущества бесчисленно выгорело; а все то погорело вместе от полудни до ночи; а летописец и старые люди сказывают: как Москва стала, таковой пожар на Москве не бывал. Тогда ж стоял князь великий у Николы Подкопаева у Яузы в крестьянских дворах.

В тот же год в июле пришли на Москву послы князя великого от короля римского Максимилиана грек Юрий Траханиот, да Михаил Кляпик, да Иван Волк Курицын.

7002 (1494). В октябре пришел из Волохии Иван Андреевич Субота Плещеева, а из Крыма Константин Заболоцкий; а шли Полем, и ограбили их на Поле татары, ордынские казаки.

Умер Андрей старший. Ноября 6 преставился князь Андрей Васильевич старший, а сидел в тюрьме на Москве на Казенном дворе великого князя два года и 47 дней; и положили его в церкви архангела Михаила на Москве у северных дверей. Того ж месяца в 10 день в воскресенье вошел князь великий в город в новый двор жить, а стоял тогда после пожара у Николы Подкопаева под конюшнею на крестьянских дворах.

Того ж месяца 16 отпустил князь великий крымского посла, да с ним вместе послал в Крым к царю Мин-Гирею своего посла Константина Мелечкина.

Посол литовский. Мир с Литвою. Города к Руси. Обручение чрез посла. Брак Елены. Января 17 пришли на Москву к великому князю Иоанну Васильевичу послы литовские от великого князя Александра литовского Андреевича о мире и о любви Петр Янович Пьян, да пан Станислав Янович, да Воин Клочко, да Федька писарь. И взяли с великим князем Иоанном Васильевичем мир, и докончальные грамоты с великим князем написали, и от городов отступились великому князю: Вязьмы, Серпейска, Мезецка, Воротынска, Одоева и иных по Угру реку. И потом начали говорить послы литовские великому князю Иоанну Васильевичу о сватовстве от великого князя Александра Казимировича литовского. Князь же великий Иоанн Васильевич сотворил с ними на том сватовство: князю великому Александру взять великую княжну и держать, а к вере своей не понуждать, ни ее слуг, ни служанок, и церковь православную иметь; и людям при ней быть, мужам 10-ти русским, а литовским сколько гоже; детям их: сыновьям в отцовой, а дочерям в материной вере; а если князь Александр сыновей крестит в православную веру, тогда князь великий Иоанн Васильевич даст им по два города и с уездами к Литве; коли князь великий Александр умрет, тогда княгиню Елену отпустить со всем ее скарбом и людьми и деньги ее сцела отдать да от Литвы дать столько же, а даст ей князь великий Иоанн Васильевич денег 3000 рублей; а если умрет великая княжна Елена, тогда князь великий денег ее, и украшений, и одежд не взыщет. И на том на всем грамоты подписали, и послы и русские бояре крест целовали. И князь великий Иоанн Васильевич дочь свою княжну великую Елену обручил, а в своего государя место великого князя Александра литовского обручал княжну Елену пан Станислав Янович, староста жемоцкий, и февраля 6 в четверток было пирование великое. И почтив послов его весьма, отпустил с Москвы февраля в 12 день, и полон литовский с ними же отпустил, и пойманных людей в Серпейске и в Мезецке и в Опакове, которые сидели в заточении по городам. Марта в 9 день послал князь великий послов своих в Литву к брату своему и зятю к великому князю Александру Александровичу князя Ивана Васильевича Косова, да князя Семена Ивановича Ряполовского, да дьяка Федора Курицына совершить любовь и сватовство. Они же пришли в Литву и привели великого князя Александра литовского к целованию на докончальных грамотах, и разнимали грамоты докончальные промеж собой. И взяли грамоту утвержденную у великого князя Александра Казимировича в Вильне за его печатью, что ему дочь великого князя, а свою великую княгиню Елену держать в греческом законе, а в римский закон не приводить, ни понуждать, да и церковь ей у себя поставить на дворе и священников держать греческого закона, и обо всем том, что послы написали. И так возвратились с великою честью. И пришли послы великого князя на Москву мая 25.

Умер кн. Борис. Мая 17 митрополит Зосим сведен с митрополии не своею волею, но непомерно пития держался, и о церкви Божии не радел, и о вере христовой сомнения имел, в чем же обличен и посажен в келию на Симонов и оттуда к Троице в Сергиеве монастыре. Того ж мая 29 преставился князь Борис Васильевич, и привезли его на Москву, и положили его в церкви архангела Михаила.

Мастера из Венеции. Союз с датским. В тот же год пришли послы великого князя на Москву Мануйло Ангелов грек да Даниил Мамырев, что посылал их князь великий за мастерами в Венецию и в Медиолан. Они же привели на Москву Алевиза мастера стенного и палатного, и Петра пушечника, и иных мастеров. В тот же год пришли на Москву послы великого князя от немцев Дмитрий Ларев да Дмитрий Заецев, которых посылал князь великий к датскому королю Иоанну о любви и о братстве. Они же, придя, короля к целованию привели на докончанных грамотах и грамоту докончанную обратно привезли; тогда же и посол с ними пришел на Москву от датского короля Иоанна, именем Давыд, также о братстве и о любви, и приводил великого князя к кресту.

7003 (1495). Колыванское купечество. Церковь римская в Новгороде. Князь великий литовский просит. От магистра посол. Ревельцы отпущены. Послал князь великий в Новгород к наместникам дьяка Василия Жука да Данила Мамырева и велел взять в Новгороде гостей немецких колыванцев да и товар их, переписав, привести на Москву за их непослушание, за то что они на Колывани великого князя гостям новгородским многие обиды чинили и поругание самовольно, а иных людей великого князя живых в котлах варили, без извещения великого князя и без выискиваний. Также и послам великого князя от них поругание было, которые послы ходили от великого князя в Рим, и во Фряжскую землю, и в Немецкую. Да и старым гостям великого князя новгородцам от них обида многая и неисправление было, и разбои на море были. И за то князь великий Иоанн Васильевич опалу свою на них положил, и гостей их велел в тюрьмы посажать, и товар их спровадить к Москве, и дворы их гостиные старые и божницу велел отнять. Немцы же познали свою вину и неправду перед великим князем и послали посла от себя к великому князю Александру литовскому, зятю великого князя Иоанна Васильевича, бить челом, чтоб пожаловал князь великий Александр, печаловался тестю своему великому князю Иоанну Васильевичу за их преступление и неправду да и пойманных бы гостей немецких отпустил милостиво. Князь же великий Александр литовский по их челобитью послал от себя посла к великому князю Иоанну Васильевичу за их преступление бить челом, чтобы помиловал князь великий, гостей немецких отпустил его ради. Также и от князя магистра пришел посол к великому князю, и от всей земли Ливонской, и от семидесяти городов заморских о том же бить челом, чтоб пожаловал князь великий, гостей немецких отпустил и велел бы съезду быть об управах земских на реке Нарве на острове. Князь же великий Иоанн Васильевич всея Руси по заступничеству зятя своего великого князя Александра и по челобитью магистрову и всей земли Ливонской пожаловал, их гостей из тюрьмы выпустил и в свою землю их отпустил.

7004 (1496). Отпуск великой княгини. Княг. Елена в Вильню. Брак Александра. Венчание. Преступление кн. Александра. В апреле месяце во вторник пришли послы литовские на Москву от великого князя Александра Андреевича Казимира к великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси за дочерью его великой княжной Еленой за великого князя Александра: князь Александр Ольшанский Отоктста, да пан Ян Заберекский, да пан Юрий Зиновьевич. И того ж месяца 13 отпустил князь великий Иоанн Васильевич дочь свою княжну Елену за великого князя Александра литовского, а благословил княжну Елену у Пречистой Симон, игумен троицкий, поскольку тогда митрополита не было. Да и послов своих послал с нею и с женами: князя Семена Ивановича Ряполовского, да Михаила Яковлевича Русалку, князя Василия Ромодановского, Прокопия Скуратова, а дворецкий у нее Дмитрий Семенович Пешков, дьяк и казначей Василий Кулешин, окольничий Петр Лобан-Заболоцкий, да Андрей Лапин-Кутузов, а стольник Андрей Васильевич Сабуров, да Иван сын Григория Морозов, Михаил Плещеев, Иван Ощерин, а конюший Андрей сын Василия Карамышев, а с ним брат его Василий ясельничий, Матфей Кошка Калинин да Федор сын Михаила Вельяминов. И пришли в Вильню февраля 15, и в первую очередь пришла княжна великая Елена к церкви пречистой Богородицы нашего греческого закона, и тут молебны пели, и пошла оттуда к венчанию. И венчали их в Станиславовой церкви римского закона бискуп вселенский (католический) по-латински да великого князя поп Фома по греческому закону был один. И оттуда князь великий Александр, почтив послов великого князя и детей боярских двора его, отпустил с великою честью, а у себя великая княгиня оставила в Вильне князя Василия Ромодановского, да Прокопия Скурата, да Дмитрия Пешка. Князь же великий Александр не со многими был и тех отослал к Москве, а великую княгиню Елену начал понуждать к римскому закону. И князь великий Иоанн Васильевич всея Руси послал о том в Литву к зятю своему великому князю Александру послов своих Бориса Васильевича Кутузова да дьяка Андрея Майка, чтоб дочери его великой княгини Елены не нудил от греческого закона к римскому закону.

1496. Война к Выборгу. В 7004 (1496) же послал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси воевод своих князя Даниила Васильевича Щеня, да Якова Захарьича, да князя Василия Федоровича Шуйского с псковичами ратью на немцев на Шведскую землю под город Выборг. Они же, придя, землю Немецкую попленили и пожгли, а Выборга града не взяли. Тогда под Выборгом убили из пищали Ивана Андреевича Субботу Плещеева.

Митр. Симон. Речь великого князя. Месяца сентября в 6 день Божиею благодатию и изволением государя великого князя Иоанна Васильевича всея Руси и советом святых отцев, архиепископов и епископов и всего священного собора, избран был и наречен на святейшую митрополию всея Руси и возведен на двор митрополитов преподобный игумен Симон троицкий Сергиева монастыря; а поставлен и совершен сентября в 20 день в воскресенье. На поставлении его были архиепископ Тихон ростовский, епископ Нифонт суздальский, Симеон рязанский, Вассиан тверской, Авраамий коломенский, Силуан сарский, Филофей пермский; архиепископ Геннадий новгородский прислал грамоту свою единосоветную достоинству поставления его. И когда завершилась божественная служба и приспело время возвести на место митрополита, говорил князь великий: «Всемогущая и животворящая святая Троица, дарующая нам всея Руси государство, подает тебе сей святой великий престол архиерейства, митрополию всея Руси, рукоположением и освящением святых отцев архиепископов и епископов нашего Российского царства. И жезл пастырства, отец, восприми и на седалище старейшинства святительского во имя Господа Иисуса Христа и пречистой его Богоматери взойди, моли Бога и пречистую его матерь о нас, и о наших детях, и о всем православии, и подаст тебе Господь Бог здравие и долгоденствие на многие годы». И дьяки пели преосвященному: «Исполаете (славите) деспота». Митрополит же отвечал: «Всемогущая и вседержащая десница вышнего да сохранит богопоставленное твое царство, самодержавный великий государь; мирно да будет и многолетне твое царство, самодержавный, мирно и победительно со всеми повинующимися тебе христолюбивыми воинствами и прочими народами да пребывает в веках. Во все дни жизни твоей здрав будь, добро творя, благочестивый владыко и самодержавный великий государь, на многие годы». И дьяки воспели великому князю многолетство.

Посол греческий Ласкарь. Той же осенью пришел из Цареграда боярин грек Феодор Ласкарь да сын его Дмитрий служить великому князю.

Поход в Новгород. Октября в 20 день во вторник пошел великий князь Иоанн Васильевич в вотчину свою в Великий Новгород, а с ним внук его князь Дмитрий да сын его князь Юрий; а на Москве оставил у великой княгини сына своего Василия с меньшею братиею. И пришел князь великий в вотчину свою в Великий Новгород ноября в 17 день во вторник. Архиепископ же града того Геннадий встретил государя великого князя за градом с крестами и кадилами честну, как было достойно государству их, со архимандритом, и с игуменами, и священниками, и всем священным собором Великого Новгорода. А наместники великого князя были тогда в Новгороде князь Даниил Александрович Пенский да князь Семен Романович, и те также встретили государя великого князя со всем народом града того. И была тогда в Великом Новгороде радость великая о приезде государя великого князя. И в тот день князь великий молебны и обедни слушал во церкви премудрости Божия Софии и ел у архиепископа Геннадия хлеб.

Война на шведов. Ганская земля. Января 17 послал князь великий из Новгорода воевод своих князя Василия Ивановича Косова да Андрея Федоровича Челяднина на немцев, на Шведское государство, на Ганскую землю. Они ж ходили и до Гомецкого града, землю Немецкую сотворили пустой, пожгли, и посекли, и в полон множество вели, и заставу их побили, и пришли к великому князю в Новгород марта 6 дня все здравы с полоном многим. А марта 10 пошел князь великий из Новгорода и пришел на Москву марта ж 24 в четверток. Сия же зима лютая была, морозы были великие и снега; а по весне на Москве и везде половодье весьма великое было, и за много лет таковой воды не помнят.

Война на каянов. Той же весною послал князь великий князя Ивана Федоровича да брата его князя Петра Ушатых на Каянскую землю, на десять рек, а с ними рать была устюжане, двиняне, онежане, важане; а рекам имена, на коих воевали, 8: Кемь, Торма, Колокол, Авлуй, Сиговая, Снежная, Гавка, Путаш. А кои живут на Лименге реке, и те били челом за великого князя и с воеводами приехали на Москву, князь великий их пожаловал, отпустил.

Война к Казани. Казань усмирена. Той же весною в мае пришла весть к великому князю Иоанну Васильевичу от казанского хана Махмет-Аминя, что идет на него шибанский хан Мамук со многою силою, а измену чинят казанские казаки Калимет, Урак, Садырь, Агиш. И князь великий послал в Казань к хану Махмет-Аминю в помощь воеводу своего князя Семена Ивановича Ряполовского с силою, и иных многих детей боярских двора своего, и понизовых городов детей боярских: новгородцы, муромцы, костромичи и иных городов многие. Князи же казанские вышесказанные, услышав про воевод великого князя, что идут со многою силою, князь Семен Иванович Ряполовский, выбежали из Казани к хану Мамуку. Мамук же услышал про силу многую великого князя в Казани и возвратился восвояси. А Махмет-Аминь казанский отпустил воеводу великого князя из Казани князя Семена Ивановича Ряполовского со всею силою к Москве восвояси с сентября с 1-го, ибо уже не ожидали прихода Мамукова к Казани.

В том же году пришли из Литвы в Москву от великой княгини Елены оставшиеся бояре князь Василий Ромодановский, Прокопий Скуратов, Дмитрий Пешков, поп Фома и иные, да с ними ж пришел служить боярин Федор Лоскарев с сыном, а сказали, что им с литовскими людьми не любо, и князь их держать в Литве не хотел.

7005 (1497). Казань взял Мамук. Арск. Казанцы от Мамука. Казанцы просят хана. Абдыл-Летиф, хан казанский. Махмет-Аминя удел Кашира, Серпухов, Хотунь. Через недолгое время сведал хан Мамук шибанский, что воевода великого князя пошел из Казани со всею силою назад восвояси, поскольку в Казани измена была над Махмет-Аминем и вести к Мамуку из Казани присылали. Мамук же как можно быстрее пришел под Казань со многою силою ногайскою и с князями казанскими. А Махмет-Аминь казанский остерегался измены от своих князей, и выбежал из Казани сам с ханшею и оставшимися князями своими, и пришел к великому князю на Москву в ноябре, князь же великий держал его честну на Москве. А Мамук хан приступил к граду со многою силою и взял Казань, поскольку не было ему супротивника, и князей казанских, которые изменили государю своему, Калимета, Урука, Садыря и Агиша с братиею, поймал, а гостей и земских людей всех пограбил. И через недолгое время Мамук князей казанских выпустил и пришел с ними ратью под Арский городок. Арские ж князи града своего не сдали, но бились с ними крепко. И в то время князи казанские отъехали от Мамука, и град укрепили, и Мамука во град Казань не пустили; а измену на него возложили, что их князей взял, а людей земских и гостей пограбил. А послали князи казанские Бараш сеита к великому князю Иоанну Васильевичу на Москву бить челом от них и от всей земли, чтоб их великий князь пожаловал, а нелюбье им и вины отдал, что они «изменили государю своему Махмет-Аминю хану да и тебе, великому князю; да и тем ты, государь князь великий, нас пожаловал бы и Махмет-Аминя к нам в Казань не посылал, так как от него было великое насилие и бесчестье катунам нашим, и за то ему мы изменили и прочь от него к Мамуку отъехали». И князь великий Иоанн Васильевич по их челобитью и всей земли нелюбовь и вины князям казанским отдал, а их пожаловал, Махмет-Аминя к ним не послал и нарек им в Казань Абдыл-Летифа султана, Абреимова сына, младшего брата Махмет-Аминя. Слышал же Мамук великого князя жалованье к князям казанским, вскоре пошел от Казани восвояси и на пути умер. В апреле пожаловал князь великий Иоанн Васильевич султана Абдыл-Летифа, Абреимова сына, отпустил с Москвы в Казань на место старшего брата его Махмет-Аминя, а с ним послал в Казань князя Семена Даниловича Холмского да князя Федора Ивановича Палецкого. Они же, придя в Казань, в месяце мае Абдыл-Летифа посадили на ханство, да и к шерти привели всех князей казанских, и уланов, и земских князей, и людей по их вере за великого князя. И той же весной князь великий пожаловал бывшего казанского хана Махмет-Аминя, дал ему Каширу, Серпухов, Хотунь со всеми пошлинами и отпустил его с Москвы мая 9. Он же и там нрава своего не переменил, но с насильством жил и алчно по многому.

Посол в Волохи. Теребовль. Послал князь великий Иоанн Васильевич посла своего к Стефану воеводе в Волохию Ивана Ощерина да Луку волошенина в 7004-м в июне. Они же, придя и посольство правив, отпущены были, назад пошли, и на пути под Теребовлем, придя, пограбил их Япанча султан, крымского хана сын, со своими казаками. Они же возвратились к Стефану воеводе. Стефан же воевода послал о том посла своего к крымскому хану Менли-Гирею, и хан крымский повелел своим князям и казакам то выискать и пограбленное отдать; они ж, сыскав, мало отослали, а больше изгибло. И пришли на Москву в 7005 в августе, а с ним пришел посол из Волохии Иван Питар, и отпустил его князь великий месяца сентября 3. Да с тем же послом волошским пришли к великому князю игумен Паисий да три старца из Святой горы милостыни ради; и князь великий пожаловал, милостынею удоволил, и на иные монастыри Святой горы послал с ними милостыню, и отпустил их с тем же послом вместе, поскольку с древности тот монастырь святого Пантелеймона на Святой горе строение было прежних великих князей русских от великого Владимира.

Кн. Бабич. Воеводы робость. Ивангород взят. 7004-м августа 9 в пяток пришли немцы из Заморья, из Стекольни (Стокгольма) Шведского государства князя Стена, скоро разбоем в 70 бусах в Нарву реку под Ивангород, и начали к граду как можно быстрее приступать с пушками и с пищалями, и дворы зажгли, огнем стреляя, поскольку же не было им супротивника. Удалой же воевода и наместник ивангородский, именем князь Юрий Бабич, исполнившись духа ратного и храбрости, немало супротивился супостатам и граждан укреплял, но вскоре, устрашившись, побежал из града. Воеводы же не было во граде, и людей было мало, и запасу ратного не было во граде. А князь Иван Брюхо и князь Иван Гундор стояли с людьми близко града, и видели, что град пленяем от немцев, и к граду в помощь не пошли. Немцы же град пленили, и не нашли в нем супротивящего им, и вскоре немилостиво пограбили имущество и товар бесчисленно, а людей иссекли, а иных с собою в плен повели; и так вскоре возвратились и побежали из града в море.

Посол к туркам. Апреля 17 дня отпустил князь великий крымского посла Азихамля, а с ним вместе послал послом своим в Крым к хану Менли-Гирею князя Ивана Семеновича Кубенского Звенца; он же там и преставился. А в Цареград к турецкому Баязету султану, Махмета султана сыну, Михаила Андреевича Плещеева и с ним многих гостей с Москвы отпустил, и пошли Полем. А прежде Михаила от великого князя к турецкому султану посла не бывало, а Михаил послан о дружбе и о любви.

Еп. Протасий рязанский. Сентября в 18 день в воскресенье освящена была церковь каменная Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в монастыре на Новом преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси, при архимандритстве Афанасия Щедрого. Декабря в 18 день в воскресенье поставлен епископом в Рязань Протасий митрополитом Симоном.

Война поляков на Волохию. Князь великий за Стефана. Поляки побиты. В тот же год пошел ратью король польский Альбрехт, Казимиров сын, да брат его князь великий Александр литовский на Стефана, воеводу волошского. Князь же великий Иоанн Васильевич, уведав то, что они идут ратью на воеводу Стефана волошского, как можно быстрее о том послал на подводах к зятю своему великому князю Александру литовскому посла своего Лобана Заболоцкого да дьяка Волка Василия Курицына, чтобы князь великий Александр докончания своего не рушил, а на свата бы великого князя Стефана воеводу ратью не ходил. И князь великий Александр сотворил лесть: сам возвратился, а князей русских с силою послал на помощь брату своему Альбрехту. Король же польский Альбрехт, войдя в землю Волошскую, начал пленить, и жечь, и сечь, и грабить; и пришел под Сочаву град, и стену выбил пушками. Стефан же воевода, видев свое изнеможение и невинное разорение, учинил мир и ввел его в крепкие места, и побил его, и пушки его взял и казну, и многих панов побил, а иных живых взял, а силы его побил 4 000. А сам король не со многими едва убежал к русским князям, поскольку они на том бою не были. И возвратился король с великим князем восвояси.

Княг. Анна рязанская. Брак Федора Бельского. В тот же год в августе пришла княгиня Анна рязанская на Москву, сестра великого князя Иоанна Васильевича. Князь же великий встретил ее честно весьма на всполье за Болвановьем со внуком, и с детьми, и с боярами, также и великая княгиня София с невесткою, великою княгинею Еленою, и с боярынями. И пребывала великая княгиня Анна на Москве до Крещения, и после Крещения отпустил ее князь великий с великою честью и со многими дарами, и проводил ее князь Юрий с боярами и до Угрейши. И отпустил ее князь великий в спешке свадьбы ради, ибо дала тогда княгиня Анна рязанская дочь свою за князя Федора Ивановича Бельского, и свадьба была на Рязани в январе.

7006 (1498). Гнев князя великого на жену и сына. Казнь злодеев. Палецкий. Хруль. Поярок. Скряба. Травин. Стромилов. Яропкин. В декабре по диаволову действу вспалился князь великий Иоанн Васильевич на сына своего на князя Василия да и на свою жену на великую княгиню Софию. Да в той вспалке велел казнить детей боярских Владимира Елизарова сына Гусева, да князя Ивана Палецкого-Хруля, да Поярка Рунова брата, да Щавья Скрябина сына Травина, да Федора Стромилова дьяка введеного, да Афанасия Яропкина. Казнили их на льду, головы их секли, декабря в 27 день за то, что хотели извести внука его князя Дмитрия Ивановича.

Вел. кн. Дмитрий IV. Коронование. Той же зимой февраля в 4 день в воскресенье князь великий Иоанн Васильевич благословил и посадил на великое княжение Владимирское и Московское и всея Руси внука своего князя Дмитрия Ивановича; а посажение его было в церкви Пречистой на Москве. По благословению Симона, митрополита всея Руси, и архиепископа Тихона ростовского, и епископов Нифонта суздальского, Вассиана тверского, Протасия рязанского, Авраамия коломенского, Евфимия сарского и всего священного собора возложили на него бармы Мономаховы и шапку, и осыпал его князь Юрий Дмитриевич, дядя его, золотом и серебром трижды: пред Пречистою, и пред Архангелом, и пред Благовещением.

Молитва. Возложение барм. Корона. Поучение. Было же поставление его по древнему обычаю так. 7006 февраля 4 в воскресенье по древнему обычаю великих князей приготовили среди церкви место большое, на чем святителей ставят, и учинили на том месте три стула: великому князю Иоанну Васильевичу, да внуку его князю Дмитрию Ивановичу, да митрополиту. Когда приспело время, облекся митрополит, и архиепископ, и архимандриты, и игумены, и весь собор в священные ризы, и повелели посреди церкви поставить налой, на котором положили шапку Мономахову и бармы. Когда же вошел в церковь князь великий во всем княжеском одеянии со внуком, митрополит со всем собором начали молебен пречистой Богородице и святому чудотворцу Петру. И после «Достойны» и «Трисвятого» и после тропарей митрополит и князь великий, войдя, сели на своих местах, а внук стал пред ними у места на вышней степени, не всходя на место. И князь великий Иоанн сказал: «Отче митрополит, Божиим изволением от наших прародителей великих князей со старины нашей, да и до сей поры, отцы наши великие князи сынам своим первым давали княжество великое, и я своего сына первого Иоанна при себе же благословил великим княжеством. Божия так воля сталась, сына моего Иоанна не стало на свете, а у него остался сын первый Дмитрий, и я его ныне благословляю при себе и после себя великим княжеством Владимирским и Московским и Новгородским. И ты бы его, отец, на великое княжество благословил». И после речи великого князя велел митрополит внуку вступить на место и, встав, благословил его крестом. И поставляемый преклонил голову, и митрополит положил руку свою на голову его, и сказал молитву сию во услышание всем: «Господи Боже наш, царь царствующим и Господь действующим, который Самуилом пророком избрал раба своего Давыда и помазал того в цари над людьми своими Израиля, святый, ныне услышь молитву нашу недостойную и виждь от святого жилища твоего, и верного тебе раба Дмитрия, которого благословил ты воздвигнуть царем в народе твоем святом, которого стяжал ты честною кровью единородного тебе сына, помазать сподоби елеем возрадования. Одари того силою свыше, положи на голове его венец из камений честных, даруй тому долготу дней, дай же в десницу его скипетр царствия, посади его на престоле правды, огради тот всеоружеством Святого Тебе Духа, утверди того могущество, покори ему все варварские народы, всей в сердце его страх твой и к послушным милостивое отношение, соблюди того в непорочной вере, покажи того заступничества хранителя святой твоей соборной церкви веление их, да судят люди твои правдою, и нищих твоих судом спасет сынов убогих, и наследник будет небесного тебе царствия. Поскольку твоя есть держава, и твое есть царство, и сила, и слава Отца и Сына и Святого Духа и ныне и присно и во веки веков, аминь». И после молитвы велел к себе митрополит принести с налоя бармы двум архимандритам да, взяв их, дал великому князю и знаменовал внука крестом, и князь великий бармы положил на внука. И митрополит начал говорить молитву такую втай: «Господи вседержитель и царь векам, который земной человек, тобою царем сотворенный, поклонил голову тебе помолиться, владыко всех, сохрани того под кровом твоим, удержавь того царство, благоугодное тебе творить всегда тобою сподобь, воссияй во дни его правду и множество мира, да в тихости его тихим и безмолвным житием поживем во всяком благочестии и чистоте. Ибо ты есть царь мира и спас душам нашим, и Тебе славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков, аминь». И после сего велел к себе митрополит принести шапку с налоя двумя архимандритом да, взяв ее, дал великому князю. И знаменовал митрополит внука крестом, говоря: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа». И князь великий положил шапку на внука. И митрополит благословил внука, сказал: «Положил ты на голову его венец из камений честных, живота просил у тебя, и дал ему». После сего взял князь великий меч прародительский и, дав внуку своему, сказал: «Вот даю тебе меч, которым защищай церковь святую и веру православную, побеждай врагов русских, обороняй верных тебе рабов и суди суд ко всем правый, не взирая на лица». И приступил боярин и оружейничий, препоясал меч тот, а митрополит, благословив, сказал: «Препоясай меч твой по бедру твоему, сильно натягивай, успевай и царствуй». И потом ектения: «Помилуй нас, Боже, по великой», по обычаю. После молитвы сели митрополит и князь великий на своих местах, и, взойдя на амвон, архидьякон говорил велегласно многолетие великому князю Иоанну и потом многолетие великому князю Дмитрию; а священники во алтаре и дьяки многолетие по обычаю. И после многолетия митрополит, и архиепископ, и епископы, и весь собор, встав, поклонились и поздравили обоих великих князей. И говорил митрополит великому князю Иоанну: «Божиею милостию радуйся и здравствуй, православный царь Иоанн, великий князь всея Руси самодержец, и со своим внуком великим князем Дмитрием Ивановичем всея Руси на многие годы». И потом говорил митрополит великому князю Дмитрию: «Божиею милостию здравствуй, господин и сын князь великий Дмитрий Иванович всея Руси, со своим государем и дедом великим князем Иоанном Васильевичем, всея Руси самодержцем, на многие годы». И потом дети великого князя поклонились, поздравили обоих великих князей, и потом бояре и все люди. После сего митрополит сказал великому князю Дмитрию Ивановичу поучение: «Господин и сын князь великий Дмитрий, Божиим изволением дед твой князь великий пожаловал тебя, благословил великим княжеством. А ты, господин и сын, имей страх Божий в сердце любить правду, и милость, и суд прав, и имей послушание к своему государю и деду великому князю и попечение имей от всего сердца обо всем православном христианстве. А мы тебя, господина и сына, благословляем и Бога молим о вашем здравии». После сего сказал к нему князь великий Иоанн Васильевич: «Внук Дмитрий, пожаловал я тебя и благословил великим княжеством, и ты имей страх Божий в сердце, люби правду, и милость, и суд правый и имей попечение от всего сердца обо всем православном христианстве». И потом митрополит совершил отпуст молебну, и потом начали литургию. И после совершении литургии пошел князь великий Иоанн к себе. А князь великий Дмитрий в шапке и в бармах из Пречистой как из дверей вышел, и тут его осыпал деньгами золотыми и серебреными трижды великого князя сын князь Юрий, а дети великого князя шли с ним и бояре все; также осыпал пред Архангелом и пред Благовещением трижды деньгами золотыми и серебряными. А потом был пир великий на всех у великого князя Иоанна Васильевича, а на следующее утро и на третий день у великого князя Дмитрия Ивановича, а после него у митрополита; и было торжество и радость великая.

7007 (1499). Ряполовский казнен. В месяце январе взял князь великий Иоанн Васильевич князя Ивана Юрьевича звенигородского и его детей, князя Василия Косого да князя Ивана Мымшику, да зятя его князя Семена Ряполовского. И велел казнить князя Семена Ивановича Ряполовского, голову ему ссекли на Москве реке пониже моста февраля 5 во вторник, а князя Ивана Юрьевича пожаловал от казни, отпустил его в чернецы к Троице, а сына его князя Василия Ивановича Кривого отпустил в монастырь Кириллов на Белоозеро.

Посол из Шемахи. Посол в Италию Ралев. Посол в Польшу. К султану турецкому грамоты. В тот же год в месяце марте пришел посол к великому князю на Москву от шемахинского князя Махмут-Салтана, Салтан-Махметова сына, внука Ширвана Вышнего, именем Шаебевдин, и посольство правил о любви. Того ж марта послал князь великий посольством Дмитрия сына Ивана Ралева грека да Митрофана сына Федора Карачарова до Италийских стран о своих потребах. Да с ними ж вместе послал Михаила Погожего посольством в Краков к Альбрехту, королю польскому, чтоб дал путь послам великого князя через свою землю Ляцкую. А из Кракова послы пошли к угорскому королю Владиславу, а оттуда в Венецию. Того ж марта послал князь великий в Цареград к Баязету султану с грамотами Олешку Голохвастова.

Кн. Василий Иванович на удел. Марта в 21 в четверток князь великий Иоанн Васильевич всея Руси пожаловал сына своего князя Василия Ивановича, нарек его государем великим князем и дал ему Великий Новгород и Псков великое княжение.

Дворец каменный. Умер еп. Евфимий крутицкий. Еп. Трифон крутицкий. Той же весною в месяце мае князь великий велел заложить двор свой и палаты каменные и кирпичные, а под ними погреба и ледники на старом дворе у Благовещения, да и стену каменную от двора своего до Боровицкой стрельницы; а мастером был Алевиз фрязин из града Медиолана. Июня в 1 день послал князь великий посольством в Литву Василия Третьякова Далматова на подводах. Той же весною июня в 12 день преставился епископ Крутицкий Евфимий. В тот же год июля в 14 день в воскресенье поставлен на епископию сарскую на Крутицу Трифон, игумен богоявленский, Симоном, митрополитом всея Руси.

Курбский. Ушатов. Угры. 1500. В тот же год послал князь великий воевод своих князя Семена Федоровича Курбского, да князя Петра Федоровича Ушатова, да Василия Бражника с силою, с устюжанами, с двинянами, с вычагжанами и с вятчанами, на Угорскую землю и на гагуличей. Они же, придя, города взяли, и землю повоевали, и князей, взяв, привели с собою на Москву; а иных князей и земских людей к клятве привели по их вере за великого князя; а иных князей и многих людей угричей и гогуличей там побили. И пришли на Москву к великому князю все здравы 7008 (1500) в марте.

Церковные земли поместья. В тот же год по благословению Симона митрополита взял князь великий Иоанн Васильевич в Новгороде Великом церковные земли на себя, владычние и монастырские, и раздал детям боярским в поместья, которые пожалованы из холопов боярских за их службу.

Агалак. Помочь к Казани. В тот же год пришла весть к великому князю от казанского хана Обды-Летифа, что на него идет Агалак султан, Мамуков брат, да с ним Урак князь из казанских князей. Слышав же то, князь великий послал к Казани в помощь воевод своих князя Федора Ивановича Бельского, да князя Семена Романовича, да Юрия Захарьича со многими людьми. Агалак же и Урак услышали, что идут на них воеводы великого князя с силою, и побежали восвояси, и воеводы великого князя возвратились к Москве.

Ордынские татары к Козельску. Татары побиты. Посол турецкий. Султан кафимский. Посол крымский. В сентябре пришли татары, ордынские казаки и азовские, под Козельск и взяли сельцо козельское Олешню; и князь Иван Перемышльский, да Одоевские князи, да дети Петра Плещеева Василий да Иван, догнав их, побили и полон свой отняли, а иных татар, поймав, привели на Москву к великому князю. В ту же осень в октябре пришел посол великого князя из Крыма князь Семен Ромодановский; да с ним пришел турецкий посол от кафинского султана Махмет-Шихзодея, именем Салыхда-Алакуз, о любви и о дружбе. И князь великий, его почтив весьма, отпустил его к его государю кафинскому султану Махмет-Шихзодею, да с ним вместе послал князь великий своего посла Андрея Семеновича Лапенка марта в 16 день, а отпустил их в судах рекою Мечею в Дон, а Доном в Азов; а Казимира крымского тогда ж отпустил. Да с князем же Семеном вместе пришел посол из Крыма, именем Азихалей, Азбабин сын.

Феодосия за Холмского. Той же зимой в феврале пришел посол на Москву от датского короля Иоанна капеллан, именем Иоанн. В тот же месяц февраль пришел из Цареграда Олеша Голохваст, которого посылал князь великий с грамотами к турецкому Баязету султану; султан же, почтив его весьма, отпустил к великому князю. Того ж месяца февраля в 13 день в четверток князь великий Иоанн Васильевич дал дочь свою Феодосию за князя Василия Даниловича Холмского, и венчал их митрополит Симеон в церкви Пречистой.

Посол в Данию. Кубенский. Смерть кн. Ивана Кубенского. Той же весною апреля 2 послал князь великий к датскому королю Иоанну посольством Юрия Мануиловича грека да дьяка Третьяка Далматова, велел просить дочь его за внука своего Дмитрия; да и датского посла каплана с ними же отпустил. Того ж месяца апреля 17 отпустил князь великий крымского посла Азихалея, да с ним вместе послал своего посла крымскому хану Менли-Гирею князя Ивана Семеновича Кубенского, да с ним вместе отпустил многих гостей немецких. И пошли Полем, и пришли на них татары, азовские казаки Угус-Черкас да Коробай, и ограбили их на Поле, а иных гостей полонили, а иных побили; а иные гости с князем Иваном и с крымским послом на ясачных конях отъехали и пришли в Крым; а которые дети боярские их провожали, все поздорову приехали на Москву. А князь Иван Кубенский в Крыму преставился.

Хотим. Умер кн. Иван рязанский. Той же весною пришел к великому князю посол волошский, именем Федор Исаев, наместник хотенский. Той же весною мая в 29 день в пяток в 3 час дня преставился князь великий Иван Васильевич рязанский; а после него сын его Иван остался четырех с половиной лет.

Вражда о вере. Жалоба Бельских на Литву. Епископ смоленский в унию. Княжение Бельское. Посол литовский Толстой. Кн. Семен можайский. Кн. Василий Шемяка. Литве война объявлена. Война на Литву. Яков Захарьин. В тот же год пришла весть к великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси, что зять его князь Александр литовский начал принуждать дочь его Елену, свою великую княгиню, от греческого закона к римскому закону вопреки крестному целованию и своей утвержденной грамоте. И князь великий Иоанн Васильевич всея Руси послал к нему о том послов своих князя Василия Ромодановского да дьяка Василия Кулешина, чтоб дочери его Елены, а своей великой княгини, не принуждал от греческого закона к римскому закону, держал бы ее в греческом законе по своей утвержденной грамоте. И князь великий Александр литовский отказал к великому князю с послами его, что он его дочери к римскому закону не принуждал. И после в тот год 7008-й прислал к великому князю Иоанну Васильевичу бить челом князя Семена Ивановича Бельского о том, чтоб его князь великий пожаловал, взял в службу и с вотчиною, а сказывает, что у них пришла нужда великая о греческом законе. Посылал де князь великий Александр к своей великой княгине о том отступника православной веры греческого закона Иосифа, владыку смоленского, да бискупа виленского и чернецов бернадинов, чтобы приступала к римскому закону, да и князям русским, и к виленским обывателям, и ко всей Русии, которые держат греческий закон, и принуждал их приступить к римскому закону. А смоленскому владыке Иосифу обещал за то киевскую митрополию, на него же послал Бог недуг расслабу, и поставлен был на митрополию в том же недуге не здрав, и один год быв в том сану, лишился живота. И князь великий Иоанн Васильевич всея Руси князя Семена Ивановича той ради нужды пожаловал, взял его и с его вотчиною, с отказом; приехал князь Семен Иванович к великому князю апреля в 12 день в неделю Цветоносную. В тот же месяц апрель прислал к великому князю Иоанну Васильевичу князь великий Александр о князе Семене Бельском и об иных делах посла своего пана Станислава Кишку, наместника смоленского, да Федьку Толстого писаря. И князь великий Иоанн отвечал послам литовским, что взял князя Семена с вотчиною той ради нужды, что их понуждает приступить к римскому закону. А приказал к нему с его послами с Станиславом и Федком, чтоб и дочери его Елены, а своей великой княгини, не понуждал от греческого закона к римскому закону, да и всей бы руси, которые ему служат, к римскому закону не понуждал, да и о всем бы ему исправил по докончанию и по крестному целованию; а начнет понуждать, «и от той нужды придут к нам, и мы будем их принимать и с вотчинами и стоять за них, сколько нам Бог поможет». И после того, в апреле ж, приехали к великому князю Иоанну Васильевичу, государю всея Руси, бить челом князь Семен сын князя Иванова Андреевича можайского да князь Василий, сын князя Ивана Дмитриевича Шемякина, что на них пришла великая нужда о греческом законе, и государь бы их пожаловал, взял к себе и с вотчинами; а князь великий Александр литовский и в иных делах по докончанию не исправил. И князь великий Иоанн Васильевич всея Руси из-за той нужды князя Семена и князя Василия, принял в службу и с вотчинами, послал от них с отказом Ивана Телешова, а с разметною послал к великому князю Александру Афанаса Шемяка Вязмятина; а к князям послал воеводу боярина своего Якова Захарьича и иных своих воевод со многими людьми.

Брянск взят. Радогощ. Путимль взят. Любеч взят. Яков Захарьевич пошел с Москвы месяца мая в 3 день в воскресенье, и пришел в Литовскую землю и город Брянск взял, а воеводу и наместника брянского пана Станислава Бардашевича взял и владыку брянского и послал их к великому князю на Москву. И оттуда пошел Яков Захарьич к князям в Радогощ, и привел их к крестному целованию на том, что им служить государю великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси и со своими вотчинами. И оттуда придя, Яков с князями город Путимль взял августа в 6 день, после сего взял град Любеч и князя Богдана Глинского взял и с женою.

Дорогобуж взят. Юрий Захарьевич. Кн. Даниил Щеня. Бой на реке Ведроше. Кн. Константин Острожский. Той же весною послал князь великий воеводу боярина своего князя Юрия Захарьича со многими ж людьми к Дорогобужу, и Юрий, придя, Дорогобуж взял. Слышал же про то князь великий Александр литовский, и собрал силу многую, и послал на Юрия Захарьича бояр своих многих, панов и гетманов со многими людьми; и князь великий Иоанн Васильевич всея Руси послал к Юрию на помощь воеводу боярина своего князя Даниил Васильевича Щеня тверского с силою. И сошлись воеводы на Миткове поле на речке Ведроше месяца июля в 4 день во вторник, на память святого апостола Акила, и был промеж ними бой великий и сеча злая. И милостию Божиею и пречистой его матери одолели воеводы великого князя Иоанна Васильевича всея Руси литовских воевод, многих побили и силы великого князя Александра, а иных многих живых взяли воевод, и гетманов, и панских детей: князя Константина Острожского, и пана Григория Остюковича, и пана Литовара маршалку, и иных многих, и послали их к великому князю на Москву. А с бою примчался к великому князю на Москву Михаил Андреев сын Плещеева июля в 17 день в пяток и сказал великому князю про воевод его здоровье и Божию помощь на Литовскую землю; была тогда радость великая на Москве.

Ногаи на Казань. Торопец взят. В тот же год приходили ногайские татары Муса мурза да Ямгурчей мурза со многими людьми под Казань город на казанского хана Абдыл-Летифа, Абреимова сына, и стояли под градом три недели. А князя великого воеводы тогда были в Казани у хана, князь Михаил Курбский да князь Петр Лобан Ряполовский, с малым числом людей. Хан же казанский повелел около града нарядить острог, и каждый день, выходя из града, с ногаями бои творили, и Божиим заступлением ногаи все вскоре отошли восвояси. В тот же год воеводы великого князя Торопец взяли.

7009 (1501). Посол венгерский. Умерла Феодосия. Умерла княг. Анна. В январе пришел посол на Москву от угорского короля Владислава, именем Матиас, помогая полякам мириться. Да той же зимой в феврале пришли послы к Москве: от польского короля Альбрехта, именем Олехно Скарута, а от великого князя Александра литовского посол, именем Станислав Нарбутов; и они, долго быв, докончания не учинили и пошли, ибо пришла весть, что король Альбрехт умер. Того ж месяца февраля в 19 день преставилась великого князя дочь Иоанна Васильевича благоверная княгиня Феодосия князя Василия Даниловича Холмского, и положили ее в церкви Вознесения на Москве. Той же весною в апреле на Светлой неделе в среду преставилась благоверная великая княгиня Анна рязанская, сестра великого князя Иоанна Васильевича, в 6 час дня.

В Дерпте купцы русские взяты. Война немцев к Пскову. Казаки, азовские татары. В ту же весну в апреле епископ Филофей пермский оставил епископию свою и пришел в Кириллов монастырь. Апреля в 23 день той же весной немцы в Юрьеве взяли гостей князя великого новгородских и псковских больше 200 человек, и товар их пограбили, и послали их по городам в заточение. И собралась вся земля Ливонская, и пришли на великого князя вотчину на град Псков, и, волости Псковские повоевав, возвратились восвояси. Июля в 11 день азовские казаки Угус-Черкас да Корабай пограбили на Поле на Полузоровском перелеске великого князя послов князя Федора Ромодановского да Андрея Лапенка, и Андрей там и скончался, и гостей многих пограбили. В тот же год в месяце августе пришли на Москву от датского короля Юрий Старый да Третьяк Далматов, да с ними ж вместе пришел короля датского посол, именем Давыд.

7010 (1502). Война на Литву. Воронцов. Ижеславский. Дашков. Литва побита. Умер еп. Авраамий коломенский. Послал князь великий воевод своих с князем Семеном Ивановичем можайским и с князем Василием Ивановичем Шемякиным боярина своего князя Александра Владимировича Ростовского, да боярина своего Семена Воронцова, да Григория сына Федора Давыдовича, со многими людьми Литовские земли воевать. И пришли воеводы к Мстиславлю граду ноября 4 в четверток, и встретил их из града князь Михаил Ижеславский, зять князя Юрия Лугвеньевича, да великого князя Александра литовского воевода Остафий Дашкович с двором великого князя, с заставою и с жолнерами. И сошлись полки вместе, и Божиею помощию одолели полки великого князя Иоанна Васильевича московские, и многих литвы иссекли, тысяч с 7-мь, а иных многих взяли, и знамена их взяли, а князь Михаил едва убежал во град. Князи же и воеводы великого князя, постояв у града, землю сделали пустой и возвратились к Москве со многим пленом. Той же осенью преставился коломенский епископ Авраамий.

Посол кафинский Ашихзоди, сына Баязета. В сентябре пришел посол от кафинского султана Ашихзоди, Баязета султана сына, именем Алакож, о любви. В октябре послал князь великий в Крым к царю Менли-Гирею Федора сына Михаила Киселева.

Война на немцев. Пенек. Щеня. Немцы побиты. В октябре послал князь великий воевод своих князя Даниила Александровича Пенка, да князя Даниила Васильевича Щеня, да князя Александра Васильевича Оболенского и иных воевод со многими людьми Немецкую землю воевать Ливонскую за их неправду, что они воевали его вотчину Псков да и гостей его взяли в Юрьеве. Воеводы же пошли и начали землю Немецкую воевать, и пленить, и жечь, и сечь; и внезапно случился им бой великий на третьем часу ночи ноября 24. Пришли немцы внезапно со стороны со многою силою, с пушками и с пищалями, и Божиею милостию воеводы великого князя одолели их, иных побили, а иных взяли, и мало их убежало; и тогда на том бою убили князя Александра Васильевича Оболенского. И ходили воеводы близко Колывани и вышли на Ивангород, а землю Немецкую сделали пустой.

Послы ногайские. Хан Шихахмат. Посол Большой орды. Той же зимой в декабре пришли на Москву послы ногайские, от Мусы мурзы князь Якбал, а от брата его от Ямгурчея мурзы Яядам, о любви. Той же зимой пришел к великому князю посол от Большой орды от хана Шихахмата, Ахмутова сына, именем князь Хазсегеря, о дружбе и о любви.

Хан казанский взят. Хан казанский Махмет-Аминь. Той же зимой в январе послал князь великий князя Василия Ноздреватого да Ивана Телешова в Казань и велел взять хана казанского Обды-Летифа за его неправду. Они ж, поехав, сотворили так, и взяв, и пришли на Москву; князь же великий послал его в заточение на Белоозеро. А на Казань пожаловал князь великий старого казанского Махмет-Аминя, Абреимова сына, и жену брата его ему дал Алегамовскую, бывшего хана казанского. А с ним послал князь великий в Казань князя Семена Борисовича Суздальского да князя Василия Ноздреватого.

Той же зимой в марте в четверток 5-й недели поста отпустил князь великий Шиахматова посла Большой орды да с ним вместе послал к хану Шиахмату своего посла Давыда Лихорева ясельничего о любви ж. В тот же месяц март послал князь великий в Крым Алексея Заболоцкого.

Литва побита. Немцы на Ивангород. Той же весною в апреле приходили пан Петраш Епимахович с жолнерами из Полоцка на Пупович на волость, и великого князя дети боярские многих жолнеров побили, а иных взяли. Месяца марта 9 приходили немцы на Ивангород; тогда и Лобана Колычева убили.

Кн. вел. Дмитрий VI свержен. Кн. великий Василий IV. Той же весною апреля 11 в понедельник князь великий Иоанн положил опалу на внука своего великого князя Дмитрия и на его матерь на великую княгиню Елену, и от того дня не велел их поминать во ектениях и на литиях и не называть великим князем, а посадил их за приставов. Той же весною апреля 14 в четверток, на память преподобного отца нашего Мартина, папы римского, князь великий Иоанн Васильевич всея Руси пожаловал сына своего Василия, благословил его и нарек на великое княжение Владимирское и Московское и всея Руси самодержцем благословением Симона, митрополита всея Руси.

Еп. Никон коломенский. Еп. Никон пермский. Той же весною мая 1 в воскресенье поставлен на епископию коломенскую игумен Никон из Павловой пустыни. Того ж месяца в 5 день в четверток поставлен на епископию пермскую игумен Никон из Павловой пустыни.

Мамонов. Воронцово. Лихарев. Кн. Дмитрий к Смоленску. Немцы к Пскову. Юсуповы. Бахтеяров. Того же месяца в 8 день отпустил князь великий посла кафинского Алкузу да с ним вместе послал своего посла к Шихзодеи, султану кафинскому, Олешу Голохвастова. В тот же месяц пришел из Крыма Иван Мамонов. В тот же год июля 9 в четверток выехал князь великий в Воронцово жить и пребывал там до чудотворца памяти Петра в декабре. В тот же год пришел из Крыма Федор Киселев июня 28. Того ж июня крымский царь Менли-Гирей побил Шихахмата, царя Большой орды, и Орду взял. В тот же год пришел из Орды великого князя посол Давыд Лихарев. Июля 14 в четверток отпустил князь великий ратью сына своего князя Дмитрия к граду Смоленску Литовские земли воевать. В тот же год немцы приходили к Пскову. В тот же год пришли к великому князю служить два султана из Астрахани (Асторахании): Исуб султан, Егуб султана сын, да Шигавлиан султан, Бахтеара султана сын, хана Ахмата племянники из Большой орды.

7011 (1503). Октября 23 в воскресенье пришел на Москву великого князя сын князь Дмитрий Иванович, землю Литовскую повоевал и попленил, а града Смоленска не взял, поскольку крепок был.

Посол венгерский. Послы польские. Смерть короля Альбрехта. Король Александр. Перемирие. Той же зимой в январе Тихон ростовский оставил архиепископию за немощью и сошел в монастырь к Борису и Глебу на Усье. Той же зимой января 1 пришел посол к великому князю на Москву от угорского короля Владислава, именем Сигизмунт. И той же зимой в марте пришли послы на Москву от короля польского Александра, зятя великого князя, именем пан Петр Мишковский, воевода ланчицкий, да пан Ян Бучатский, староста межибожский, подчаший королевства Польского, да Петр Драницыновский, стольник краковский и каноник познанский, секретарь королевский, да князь Станислав Горецкий, а литовские послы пан Станислав Глебович, наместник полоцкий, да Войтех Янович, наместник коденский, да писарь Ивашко Сопежич, с тем, что король брат Александров Альбрехт умер, а на королевство выбран зять его Александр; и взяли с великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси перемирье на 6 лет, от Благовещения до Благовещения, и грамоты перемирные написали, и о вере, что не принуждать, укрепили.

Умерла вел. княг. София. Апреля 7 в пяток на 9 часе дня преставилась благоверная великая княгиня София великого князя Иоанна Васильевича, и положили ее в церкви Вознесения во граде Москве.

Послы в Литву. И той же весной мая 7 в воскресенье отпустил князь великий послов своих в Литву к зятю своему королю Александру боярина своего окольничего Петра Михайловича Плещеева, да Константина Григорьевича Заболоцкого, да Михаила Кляпика, да дьяка Губу Моклокова поздравить его и дочь свою на королевство, и утвердить перемирие, и говорить о вечном мире, чтобы от русских городов отступился, и кои за ним, церквей русских в свои не превращали, никого к вере их не принуждали; а если будут принуждать, то будет дурным. И король Александр принял послов, чествовав много, отпустил. А при них в Кракове сделали церковь благочестивую. Они же возвратились все на собор в Москве.

В тот же год был архиепископ новгородский Геннадий на Москве и собор вели с Симоном митрополитом всея Руси и с епископами, и повелели вдовым попам и дьяконам не петь, ни священству не касаться, а также уложили и за ставления у попов и дьяконов и от мест церковных по правилам святых отцев мзды не брать, да на том и грамоту утвержденную написали, и руки свои к ней приложили, и печати привесили.

В тот же год пришел посол Шиахмата хана Аллиар, и брата его Хозя султана посол Хозя ж, а Богатыря султана посол Кем-Урус.

В тот же год месяца июля 28 князь великий Иоанн Васильевич всея Руси начал изнемогать; ибо которых Бог любит, тех наказывает.

7012 (1504). Сентября 6 дня освящена была церковь святого великого архистратига Михаила во имя честного его чуда, которая в Хонях, на Москве преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси, и архиепископом Геннадием новгородским, и епископами. Того ж месяца сентября 20 отпустил князь великий Ивана Ощерина в Крым.

Поход по монастырям великого князя. Умерла Ульяна. Брак Федора. Умер Иван. Сентября 21 в четверток князь великий Иоанн Васильевич и со своим сыном великим князем Василием Иоанновичем, и с детьми выехал с Москвы, и был той осенью у живоначальной Троицы в Сергиеве монастыре, и оттуда был в Переславле, и Ростове, и в Ярославле, и приехал на Москву ноября 9 в четверток. Той же осенью преставилась княгиня Ульяна князя Бориса Васильевича в ноябре; и тогда князь Федор Борисович женился после нее, а брат его князь Иван Борисович на свадьбе его разболелся и преставился, и положили его у Пречистой во Иосифове монастыре.

В тот же год на Вознесения день повелением великого князя Иоанна Васильевича всея Руси архимандрит Митрофан во Андроникове монастыре заложил трапезу кирпичную. В тот же год повелел князь великий в Москве устроить решетки и стражи, а над тем заведовать поручил Юрию Захарьичу.

Еп. новгородский Геннадий отставлен. Мзда епископов. В тот же год в июне Геннадий, архиепископ Великого Новгорода и Пскова, оставил престол свой за немощью, поневоле, поскольку, приехав с Москвы на свой престол в Новгород Великий, начал мзду брать у священников за ставления наиболее, чем ранее, несмотря на свое обещание, советом своего единомышленного любимца и дьяка Михаила сына Ивана Алексеева. И выискали то князь великий и митрополит и свели его с престола на Москву, и был в монастыре у Михаилова Чуда на Москве два с половиной года, тут и преставился.

В том же году перевел великий князь из Владимира в Москву гостей новгородских на житье Еферяна Медведева с сыном, Григория Есипова, Саву Афанасьева с братом Федором, Юрия Еремеева, Алферья Морева, Ива Чудова, Козьму, Панкратьева брата, Михаила Моисеева, Игнатия Коковкина с братом Есипом, Антона Черного; а из Переславля Павла Аверкиева с сыном Федором, Василия Абрамьева с сыном Григорием да Карпа Цветного; и дал им место в городе за торгом селиться.

7013 (1505). Мастера привезены. В ноябре пришли послы великого князя на Москву, Алексей Заболоцкий из Крыма, Дмитрий Ларев и Митрофан Карачаров из Заморья, и привели с собою многих мастеров серебряных, и пушечников, и стенных. Тогда ж и Алеша Голохвастов пришел из Кафы.

О казни еретиков. Той же зимой князь великий Иоанн Васильевич и сын его князь великий Василий Иоаннович всея Руси с Симоном, митрополитом всея Руси, и с епископами, и со всем собором выискали еретиков и повелели лихих смертною казнью казнить. И пожгли их в клетке: дьяка Волка Курицына, да Митю Коноплева, да Ивашку Максимова, декабря 24; а Некрасу Рукавову повелели язык урезать и в Новгороде Великом сожгли его. И той же зимой архимандрита Кассиана юрьевского сожгли, и его брата, и иных многих еретиков сожгли, а иных в заточение сослали, а иных по монастырям.

Умерла Елена. Той же зимой января в 18 день в субботу преставился великая княгиня Елена волошанка под стражей у великого князя Иоанна Васильевича, и положили ее в церкви Вознесения на Москве.

Архангельская соборная церковь. Той же весною мая 21 повелением великого князя Иоанна Васильевича всея Руси во граде Москве на площади разобрали старую церковь святого и великого архангела Михаила ветхости ради, которую создал изначально благоверный и великий князь Иоанн Данилович в лето 6841; на том же месте заложили новую церковь, и тогда вынули мощи великих князей и удельных. Тогда же и другую церковь разобрали и Иоанна святого Лествичника, которая под колоколы, созданную от великого же князя Иоанна Васильевича в лето 6836; заложили новую церковь не на старом месте.

Князь великий Иоанн Васильевич когда послал служившего у него казанского султана Махмет-Аминя в Казань на место брата его, который был на Вологде в заточении стерегомым, надеялся на него крепко, что невозможно ему забыть милости и жалования великого князя, и начал тот Махмет-Аминь хорошо править по данной шерти, верно во всем с воеводами великого князя управлял и о всем, что приключалось, возвествуя, и крамольников казнил, и к великому князю отсылал, и было так долгое время. Жена же его оная, Урбеть, что более иных любима ему была, воспоминая прежнее ее пленение и детей ее, начала смущать его отложиться от великого князя, говоря: «Стыд тебе есть великий, что деды наши Русью владели и дани взимали полетные, а ныне ты со всею ордою служишь русскому князю, и дань даешь ему, и для него губишь людей. И вот ныне многие из князей татарских восстают на тебя и хотят тебя погубить или изгнать». Он же, слышав сие, весьма ужаснулся и, не смея или не желая гостям великого князя объявить, явил одному лишь приставу, что городной князь Шаиныуфа творит крамолы и хочет его изгнать, обмениваясь сообщениями с ногайским ханом, ибо был тот Шаныуфа весьма верен великому князю и хану Махмет-Аминю и не давал другим на зло замышлять. Оная же злая и проклятая змея Урбеть, ненавидящий того, по возмущению других князей и уланов оклеветал его и многие послухи лживые тайно вводила к Махмет-Аминю. И послал Махмет-Аминь грамоту к великому князю Иоанну Васильевичу, все то изъявил, как слышал. Великий же князь, слышав сие, хотя усомнился весьма, поверив Махмет-Аминевой шерти басурманской и храня свое твердое слово к нему, послал к нему в Казань Михаила Кляпика с тем, чтоб он у Махмет-Аминя хорошо обо всем уведал и таким речам не потакал, крамольников казнил и городного князя Шаинуфу прислал бы под стражею в Москву. Когда же пришел Михаил в Казань, и в оной злокозненности Урбеть прилежала день и ночь Махмет-Аминю, а сие уведав, с чем посол великого князя пришел, боясь, как бы и сама с приятелями обличена и казнена не была, начала особенно лестными словами обольщать хана, сказав: «Молю тебя, господин хан великий, если послушаешь слов моих, то не погибнешь сам и все племя твое. Ибо сказала тебе много, что посрамил ты все племя твое, учинился рабом и данником русскому князю и много людей племени твоего изгубил. Брат твой Абдыл-Летиф сослан им в заточение, и чада его, и иные князи многие, бывшие крепкие столпы орды Казанской. А вот ныне повелевает тебе всех князей твоих изгубить и потом тебе самого, взяв, уморит в заточении, как и брата твоего, а Казань населит русскими, чада же все введет в веру свою, а басурманскую посрамит; и будешь поносим вовеки во всех ордах». И так лестные слова ее, как капли дождевые падая на жестокий камень, проникли в сердце его и переменили мысли его, что стал слушать сию проклятую змею. И вопросил ее: «Что должен сделать?». Она же сказал: «Созови всех князей и вельмож твоих и яви им ту грамоту великого князя и все речи его; и если скажут тебе, почему ты так писал к великому князю, скажи им, что ты не писал, а писали его послы гости; а князь великий, закрывая гостей своих, пишет так и смущает тебя со всею ордою, как бы, всех изгубив, всем обладать и во свою веру обратить». Он же, поверив сему, созвал передних князей, которые наиболее были сообщниками злой той Урбеть, тут же был и Шаиныуфа; и когда услышали сие, что хан им явил, возрадовались крамольники, а верные доброжелатели русские ужаснулись и, видя свою гибель, взъярились весьма, не ведая лести той, и возопили, да побьют всю русь. Один же из крамольников сказал: «Не добро, если ныне сие учиним, то многие гости, которые к Иванову дню на базар приезжают, услышав, убегут с пути, ведущем сюда». И уложили послать всюду заставы по путям, да никто убежит, а когда съедутся на базар отовсюду, тогда всех убить. Был же тут в совете князь Алачай, которого князь великий Иоанн Васильевич, пленив раненым, повелел исцелить, прежде плененную жену его и с чадами, отыскав, возвратил и его отпустил. Тот, придя, немедленно дал о том вскоре Михаилу знать, да с письмами уйдет вскоре или шлет кого, не поведав никому. И Михаил тотчас послал сына своего, и тот убежал со всеми письмами и неких гостей возвратил, которые близ границ были. А на третий день, июня 24, утро раннее было, когда сошлись отовсюду во град Казань, на базар выехал сам тот нечестивый клятвопреступник Махмет-Аминь, и все князи с ним, и множество татар вооруженных, начали русских всех брать, убивать и грабить, которые не ожидали никоего зла на себя и опасения не имели. И было убито множество руси, многих же засадили в тюрьмы, да своих выменяют или откуп возьмут, иных же послали в дальние города под стражей, а иных в Ногаи продали, и имения многие пограбили, обогатились весьма; а Михаила посадили в тюрьму. И так Казанская орда, быв во владении русском 17 лет, отторглась. Князь же великий получил весть сию, весьма скорбен стал о сем, послал воинов собирать, желая сам идти на Казань, но оставил до весны, ибо времени поздно было, и повелел только низовым быть в остережении от набегов, не ожидая беззаконных нашествия; но те проклятые сыроядцы не умедлили прийти на губление христианское.

В тот же год пришел на Москву из Крыма Иван Ощерин, да с ним пришел Алабата улан да Тетлаин-Бердей-Дуван.

7014 (1506). Брак Василия IV. Месяца сентября 4 в четверток князь великий Иоанн Васильевич всея Руси женил сына своего Василия Иоанновича всея Руси, взял за него дочку Юрия Константиновича Сабурова, именем Соломонию; а венчал великого князя Василия Иоанновича всея Руси и великую княгиню Соломонию преосвященный Симон, митрополит всея Руси, в соборной великой церкви Успения пречистой Богородицы.

Того ж сентября безбожный оный хан казанский Махмет-Аминь, ведая, что князь великий Иоанн Васильевич во изнеможении плоти своей, после избиения руси в Казани вскоре собрал все басурманские воинства, призвав из Ногаев султана с 20 000, устремился на Новгород Нижний, имея до 40 000, и придя, обступил град и начал крепко приступать. Воевода же во граде был тогда Хобарь Симский и мало имел воинства, да и то люди плохие; а с Москвы и других городов по наряду прийти не успели, и был град тот в великой печали и отчаянии крайнем. Были же тогда во граде том литовские пленники, именуемые жолнеры, стерегомые в темницах, которых храбрый русский воевода князь Даниил Щеня на Ведроши пленил, ибо было их более 500 и остался 300. Те, видев гибель града и себе, начали воевод просить, да дадут им оружие, а они обещались верно послужить. И воевода утвердил их крестным целованием, обещав им всем свободу дать, дал им оружие. Они же вооружившись, совокупясь с немощными и боязливыми градскими воинами, вышли против безбожных и многие раны им сотворили, более 500 их в тот день побили, поскольку татары 20 дней стоя, ни единой вылазки не видя, не опасающимися были в станах своих. После сего оные басурмане еще более на град ожесточились, начали приступать, а сии со града из пушек и орудий стреляли; а также, исходя ночью и в день, многих избивали и, пленив, во град тащили; взяли же одного отступника веры христианской, который принял веру их басурманскую и был у хана в милости, того за ноги живым привязав, за град со стены на бревне свесили. Татары же крепко нападали, желая его освободить, но сами убиты были из пушек и его расстреляли стрелами своими. Султан же ногайский, шурин Махмет-Аминя, приехал с иными князями посмотреть град, как бы удобнее, приступив, взять. Тогда литвин, видев их, наставил пушку на них и убил султана того с иными князями, и была печаль великая нечестивым, в смятении были ногаи, и было им с казанцами междоусобие, одни других начали убивать, их же едва хан и князи утолили. И так, стояв под градом 30 дней, многую скорбь нанесши, а своих более 5 000 погубив, отошли октября 6 дня. А граждане благодарили Бога, и воевода писал к Москве к великому князю, всем жолнером дал свободу, из которых мало кто пошел во свою землю, но остались по градам русским. Князь же великий, услышав про приход оного безбожного, воинов многих собрав, послал воевод своих. Они же, видев князя великого изнеможение, не боясь Бога, придя к Мурому в 60 000, не смели от града идти и тут пили и веселились, а татары от Нижнего ездили до Мурома, волости пленили и воевод тех ругали. Услышали же воеводы, что хан побежал, тогда пришли к Нижнему; и начала их литва ругать, говоря: «Сии воеводы после рати храбры»; и так со срамом возвратились.

Великий же князь Иоанн Васильевич начал тогда весьма изнемогать и, призвав преосвященного Симона митрополита, и отца своего духовного протопопа Иеремия, и чад своих, просил, да сотворят над ним соборование елеем. Митрополит же начал его увещевать, да воспримет святой ангельский чин. Он же сказал: «Что мне пользует пострижение волос, их же многие стригли, и растили снова; или что даст черная одежда, которую и прежде носил, если не будут дела мои Господу Богу приятны, и ныне уже не имею время благо что сотворить, но одно есть, что каяться о грехах своих и смириться, кого неправедным ведением и неведением оскорбил». И повелел духовную читать всем во услышание. Повелел же всех заключенных в темницах за его вины освободить и должных откупить из казны своей. Разделил же чада свои: великое княжение поручил старшему своему сыну князю Василию Иоанновичу, Георгию дал Дмитров, Дмитрию Углич, Симеону Калугу, Андрею Старицу; и заповедал им во всем повиноваться старшему брату. Потом, призвав всех князей и бояр своих, наказал им, как служить и пребыть великому князю и всей Русской земле, и стараться соединить всю Русь воедино, а басурманов покорить. И приняв от всех прощение, причастясь святых и животворящих тайн, отошел к Господу 1506 октября 27 с понедельника на вторник в 1 час ночи, быв на великом княжении после отца своего 47 лет и 7 месяцев, всех лет прожил 66 лет 9 месяцев и 5 дней. Положен был в новой церкви святого архангела Михаила, которую повелением его фрязин чудно устроил. Сей блаженный и достохвальный великий князь Иоанн Великий, Тимофеем прежде нареченный, многие княжения к владениям великого князя присовокупил и силу умножил, варварскую же нечестивую власть сверг и всю Русскую землю от данничества и пленения избавил, и многих из Орды данниками себе учинил, многие ремесла ввел, которых прежде не знали, со многими дальними государями любовь и дружбу и братство свел, всю Русскую землю прославил; во всем же том помогала ему благочестивая супруга его великая княгиня София; и да будет им вечная память в бесконечные века.


58. ВАСИЛИЙ IV ГАВРИИЛ

Князь великий Василий Иоаннович всея Руси после отца своего, посмотрев в шертные грамоты Менли-Гиреевы, что были с отцом его великим князем Иваном Васильевичем всея Руси о дружбе и о братстве, а писано и на них, и на детей, и постановил с братиею своею и с боярами, и послал в Крым к хану Менли-Гирею ближнего человека своего Василия Наумова декабря 7 возвестить ему отца своего преставление да и о дружбе и о братстве по шертным грамотам.

Петр царевич. Той же осенью бывший в тюрьме в Ярославле султан Кадайкул Абраимов сын, Махмет-Аминя, хана казанского, младший брат, прислал к Москве просить преосвященного митрополита всея Руси, чтобы пожаловал, печаловался государю великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, чтобы государь пожаловал, велел крестить в православную веру. И по митрополитову печалованью велел князь великий Василий Иоаннович султану у себя на очах быть; он же начал бить челом со слезами о крещении. И повелением великого князя месяца декабря 21 в воскресенье преосвященный Симон, митрополит всея Руси, велел архимандриту псковскому Афанасию крестить на реке Москве у тайника Кудайкула султана, и нарек имя ему во святом крещении Петр. Было же тогда на крещении том и сам князь великий Василий Иоаннович, государь всея Руси, с младшею братиею и с боярами.

Еп. Серапион новгородский. Еп. Вассиан ростовский. Той же зимой января 16 в четверток преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси, поставлен архиепископ Великому Новгороду и Пскову Серапион, игумен Троицкий Сергиева монастыря. А в 18 день того же месяца в воскресенье Симоном же, митрополитом всея Руси, поставлен архиепископ Ростову и Ярославлю Вассиан, архимандрит симоновский.

Свадьба царевича. Того ж месяца января 25 в воскресенье пожаловал князь великий Василий Иоаннович всея Руси царевича новопрощенного Петра, дал за него сестру свою великую княжну Евдокию; и венчал царевича Петра и княжну великую Евдокию архимандрит спасский Афанасий в соборной церкви пречистой Успения в славном граде Москве.

Послы польские. Той же зимой пришли послы на Москву к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от короля польского Александра пан Юрий Глебович, да Ивашко Сапежич писарь, да Иван Федорович Плюскова февраля 15 в воскресенье.

Кн. Дмитрий в Казани. Князь Ростовский. Под Казанью русские побиты. Князь Холмский. Те побиты. Татары побиты. Той же весною в апреле послал князь великий Василий Иоаннович всея Руси брата своего князя Дмитрия Иоанновича и воеводу своего князя Федора Ивановича Бельского и иных воевод своих в судах ратью к Казани на царя Махмет-Аминя, а Полем послал на конях к Казани рать же, воеводу своего князя Александра Владимировича Ростовского и иных своих воевод. И пришел князь Дмитрий Иоаннович и воеводы великого князя, судовая рать, под Казань месяца мая 22 в пяток, и вышли из судов на поле градное с небрежением, и пришли к граду пеши. И татары из града пошли против них, а иные татары потаенные от судов на конях заехали. И был бой, грехов ради наших побили татары воевод пеших и детей боярских, которые были тут на поле, и иных взяли, а иные многие истопли на Поганом озере. И месяца июня в 9 день пришел с тою вестью к великому князю князь Василий Голенин, и князь великий Василий Иоаннович всея Руси послал в тот же день воевод своих к Казани ратью, князя Василия Даниловича Холмского и иных воевод; а к брату своему князю Дмитрию Иоанновичу и к воеводам послал грамоту, чтобы они князя Василия Даниловича и иных воевод великого князя дожидались, а к граду до них не приступали. А князь Александр Владимирович и иные воеводы с конною ратью пошли к Казани июня в 22 день. И князь Дмитрий Иоаннович с воеводами великого князя, не дожидаясь князя Василия Даниловича и иных воевод, не по великого князя приказу месяца июня в 25 день начали к граду приступать небрежением; и с градом не преуспели нисколько, но сами побеждены были от татар. И князь Дмитрий Иоаннович и с воеводами великого князя пошел от Казани к Новгороду. А царевич и воевода великого князя Федор сына Михаила Киселева, пошли Полем к Мурому. Царь же Махмет-Аминь послал за царевичем и за Федором погоню, и догнали их до Суры за 40 верст. Царевич же и Федор Божиею милостию тут татар побили, и некоторых взяли, а сами пошли здравы со всеми людьми. Когда же пришли воеводы в Москву, князь великий начал пытать, как случилось у Казани и каким образом столько много воинов изгубили, желая на воевод опалу возложить; но те жаловались на князя Дмитрия Иоанновича, что тот не слушал, и воевод излаял и, сделав худо, к Москве не пошел, а пошел прямо на Углич. Князь же великий послал и перехватил его в Переяславле, веля стеречь крепко.

Посол крымский Наумов. Августа 1 пришли послы на Москву к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси с Василием Наумовым вместе от крымского хана Менли-Гирея, именем князь Казмир-Киад да князь Махмедша, и грамоты шертные от Менли-Гирея хана к великому князю привезли о дружбе и о братстве, но не таковые, каковы надобны великому князю. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси повелел князю Казмир-Киаду с товарищами написать грамоту шертную таковую, какова была с отцом его великим князем Иоанном. Казимир же за то взялся товарищами и таковую грамоту написал, какова надобна великому князю, да и меншени (печати) свои к ней приложили.

Умер король Александр. В тот же год в августе пришла весть к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, что преставился зять король польский и великий князь литовский Александр Андреевич в Вильне; и князь великий послал навестить сестру своею Елену Ивана Кобяка.

7015 (1507). В ноябре к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси пришли старцы от Святой горы из Пантелеймонова монастыря милостыни ради, архидьякон Пахомий да монах Иаков; и князь великий Василий Иоаннович всея Руси удоволил их милостынею и отпустил их с Москвы мая 9 дня.

Боярин и окольничий. Еп. Митрофан коломенский. Той же осенью в декабре отпустил князь великий Василий Иоаннович всея Руси крымских послов князя Казимира-Киата с товарищами; да с ними же отпустил своего посла к крымскому хану Менли-Гирею окольничего своего боярина Константина Григорьевича Заболоцкого. В феврале в неделю о Блудном преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси, поставлен епископом Коломне Митрофан, архимандрит андронниковский.

Послы литовские. Посол казанский. Марта в 21 день пришли на Москву к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси послы литовские от великого князя Сигизмунда пан Ян Николаевич, да пан Петр Янов кухместр, да Богдан Сапега писарь. В марте прислал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси хан Махмет-Аминь казанский человека своего Абдулу с грамотою бить челом о том, чтобы князь великий пожаловал, проступок его ему простил, а взял бы с ним мир.

Посылка в Казань. Мир с Казанью. Марта 25 князь великий Василий Иоаннович всея Руси Абдулу отпустил да с ним послал своего человека Алексея Лучина и велел ему говорить хану, что посла его Михаила Кляпика у себя удержал, и он бы отпустил и с его товарищами. И хан со Алексеем к великому князю прислал бакшея своего Бозека с грамотою бить челом о том, чтобы князь великий пожаловал, взял с ним мир по старине и дружбу, как было с отцом его великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси: «А посла его Михаила Кляпика с его товарищами тут же отпущу да и тех людей, который на бою в наши руки попали». И князь великий Василий Иоаннович всея Руси, переговорив с братиею и боярами, ради христианских душ, которые в басурманские руки попали, да и устроения ради христианского проступок его ему простил и бакшея Бозека отпустил; и послал с ним вместе к хану дьяка своего Елку Сукова и велел ему говорить, чтобы он посла великого князя Михаила отпустил, а о мире бы прислал своего доброго человека. И в тот же год хан Махмет-Аминь посла великого князя Михаила Кляпика отпустил, да и людей великого князя, которых взял и грабил в Казани, с Михаилом отпустил, да и своего посла Бараш-сеита к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси прислал бить челом о мире, и о братстве, и о дружбе, как было с отцом его великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси.

Татары на украину. Татары побиты. В тот же год пришла весть к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, что идут многие люди татары на Поле, и ожидают их приходу на украину, на Белев, и на Белевские места, и на Одоевские, и на Козельские. И князь великий послал с Москвы к Белеву воевод своих князя Ивана Холмского да князя Константина Ушатого; а там велел быть с воеводами князю Василию Одоевскому, да князю Ивану Михайловичу Воротынскому, да наместнику козельскому князю Александру Стригину. Воеводы ж великого князя были в Воротынске, и пришла к ним весть, что татары много людей поймали на украине, и много полону, и прочь пошли. Воеводы ж, положив упование на Бога, пошли за ними на Поле в погоню, и догнали их на Оке, и Божиею милостию и государевым здравием и счастьем великого князя Василия Иоанновича всея Руси многих татар побили, а иных живых взяли, а полон весь назад возвратили, и гнали их до речки до Рыбницы месяца августа в 9 день в понедельник. И которых татар взяли на бою, и они сказали, что приходили на украину крымские татары Зянсеит мурза, Янкуватов сын, с товарищами. А к великому князю примчался от воевод с тою вестью Гриня Афанасьев августа в 14 день.

7016 (1508). В сентябре князь великий Василий Иоаннович всея Руси посла казанского Бараш сеита отпустил, а с ханом Махмет-Аминем взял мир, братство и дружбу; да и посла своего к хану в Казань послал боярина окольничего Ивана сына Григория Поплевина да дьяка Алексея Лукина.

Война на Литву. Гробы великих князей. Того ж сентября в 14 день послал князь великий Василий Иоаннович всея Руси воевод своих князя Василия Даниловича Холмского да Якова Захарьича к Мстиславлю Литовские земли воевать. Той же осенью октября в 7 день благоверный и христолюбивый великий князь Василий Иоаннович всея Руси по совету Симона, митрополита всея Руси, повелел приготовить место и перенести мощи прародителей своих великих князей русских. Митрополит же Симон со всем священным собором пели надгробные пения довольно и положили в новой церкви святого архангела Михаила возле южной стены, от Симеона святого, великого князя Василия Васильевича да с ним сына его великого князя Иоанна Васильевича; а на другой стороне тех же южных дверей положили мощи великого князя Иоанна Даниловича да с ним сына его старшего великого князя Симеона Иоанновича; а за теми положили великого князя Иоанна Иоанновича, другого сына великого князя Иоанна Даниловича, да с ним сына его князя великого Дмитрия Иоанновича; а за теми положили великого князя Василия Дмитриевича да с ним правнука его князя великого Иоанна Иоанновича. А удельных князей мощи положили: возле западной стены в углу князя Андрея Иоанновича, третьего сына князя великого Иоанна Даниловича, да с ним положили сына его князя Владимира Андреевича; а далее там положили князя Георгия Дмитриевича, а с ним два сына его, князя Василия Юрьевича да князя Дмитрия Юрьевича младшего; а далее положили князя Андрея Дмитриевича да брата его князя Петра Дмитриевича; а далее положили князя Ивана Васильевича, старшего сына князя великого Василия Дмитриевича; а далее положили князя Георгия Васильевича, да брата его князя Бориса Васильевича, да Андрея Васильевича младшего; а далее положили князя Ивана Владимировича да князя Ярослава Владимировича; а у северных дверей, входя в церковь на правой стороне, положили князя Андрея Васильевича старшего да князя Василия Владимировича; а на другой стороне от алтаря положили князя Василия Ярославича.

Той же зимой в январе пришел на Москву из Казани Иван Григорьевич Поплевин, да и грамоты шертные от хана Махмет-Аминя привез к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси; да хан перед ним на той грамоте и присягу дал о дружбе и о братстве, как было с отцом его великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси; да и тех людей великого князя хан отпустил, которые ему на бою в руки попали.

Еп. Досифей крутицкий. Умер еп. Нифонт суздальский. Той же зимой января в 23 день преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси, поставлен был епископ Крутицкий Досифей. Той же зимой марта в 8 день преставился епископ суздальский Нифонт на Москве, положили в Суздале.

Кн. Глинский. Моклоков. Алабышев. Той же зимой отъехал от короля Сигизмунда князь Михаил Львович Глинский и прислал бить челом в службу к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал его, взял к себе в службу и с его братиею, и с приятелями; и послал к нему князь великий дьяка своего Губу Моклокова, и к целованию его привел на том и с его братиею, что ему служить верно и добра хотеть во всем великому князю Василию Иоанновичу всея Руси. И князь великий послал к нему воеводу своего Александра Оленку, Алабышева брата, да с ним детей боярских муромцев.

Умер Вассиан тверской. Нижний каменный. Той же весною преставился епископ тверской Вассиан мая в 23 день. Той же весною князь великий велел вокруг града Москвы ров делать камнем и кирпичом и пруды чинить вокруг града Алевизу фрязину. Той же весною велел князь великий заложить град каменный Новгород Нижний, а мастер Петр французский фрязин.

Церковь Благовещенская. Той же весною мая в 7 день во вторую неделю после Пасхи вошел князь великий Василий Иоаннович всея Руси и со своею великою княгинею Соломониею в новой двор кирпичный жить, который заложил отец его князь великий Иоанн Васильевич, государь всея Руси, на старом месте у Благовещения. Тогда ж благоверный и великий князь Василий Иоаннович всея Руси с великою верою и желанием повелел на своем дворе церковь превышнюю небес несказанной горы Божией всечестной царицы девы святой Богородицы Марии честного и славного ее Благовещения расписать золотом; а также повелел и иконы все церковные украсить и обложить серебром, и золотом, и бисером, деисус, и праздники, и пророков; повелел же и верх церковный покрыть и позлатить. Мая 14 погорели от панского двора посад и торг.

Опасные грамоты послам. Король Сигизмунд польский после смерти отца своего начал невестку свою Елену, сестру великого князя, изневоливать, скарб ее побрал и церковь повелел затворить. И за то князь великий Василий Иоаннович послал к нему взметные грамоты, а в земли его, навечно ему принадлежащие, послал воевод своих Якова Захарьича и иных многих ратью Литовские земли воевать за короля неисправу. А из Новгорода Великого велел князь великий ратью ж воеводе своему князю Даниил Васильевичу Литовские ж земли воевать. И начали воеводы великого князя Литовскую землю воевать, и пленить, и жечь, и сечь; пришли близко Вильни. Слышал же про то король Сигизмунд и пошел сам против воевод великого князя к Орши и от Орши к Смоленску. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси велел воеводам своим отступить к Брянску; да с Москвы послал князь великий воеводу своего Василия Даниловича Холмского к Брянску ратью против короля. Король же Сигизмунд из Смоленска прислал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси о заступничестве посла своего, и князь великий Василий Иоаннович всея Руси покровительственную грамоту на короля послу дал.

Послы ногайские о торге. В тот же год прислали ногайские мурзы послов своих к великому князю Василию Иоанновичу, государю всея Руси, бить челом, чтобы пожаловал, велел ногайским гостям ездить к Москве с конями и со всяким товаром.

7017 (1509). Послы литовские. Мир с поляками. Трубецкие. Самосальские. Глинскому Ярославец да Боровск. Сентября в 19 день во вторник к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси пришли послы литовские от короля Сигизмунда пан Станислав Глебович, воевода полоцкий, и пан Иван Сопежич маршалка, и секретарь Иван Войтех Нарбутьевич маршалка, и писарь Ивашко Богдана Сопежича о мире, о любви и о вечном докончании. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси с королем Сигизмундом мир и вечное докончание взял; а города русские и с волостями, свою вотчину, да и князей служебных, князя Василия Иоанновича Шемякина, да князя Василия Семеновича Стародубского, и Новосильских князей, и Одоевских, и Воротынских, и Белевских, и Трубецких, и Самосальских, и с их вотчинами, написал в свою сторону; и грамоты докончальные написали на всей воле великого князя Василия Иоанновича всея Руси. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси, почтив послов королевских, отпустил к королю октября в 10 день; а воеводам своим из Брянска велел идти к Москве, а рать распустить. А король из Смоленска пошел к Вильне. А князю Михаилу Глинскому велел князь великий у себя на Москве быть и пожаловал его, дал ему в вотчину Ярославец, а Боровск в кормление.

Посол крымский. Того ж месяца октября в 12 день в четверток пришел из Крыма Константин Григорьевич Заболоцкий и привез к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от царя Менли-Гирея шертную грамоту, какова великому князю надобна и какова была с отцом его великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси. Да с Константином же вместе пришел к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от царя Менли-Гирея посол крымский князь Махметша, Мямышев сын, да Третабдыл-Авелшихзода, Абдылгоров Шивов сын, да Кайсым бакшей Хозя, Махметов сын.

Умер кн. Василий Холмский. Челяднин. Той же осенью в ноябре князь Василий Данилович Холмский взят был, в тюрьме и преставился. Того ж месяца ноября в 26 день в воскресенье послал князь великий Василий Иоаннович всея Руси к королю Сигизмунду послов своих в Литву о мире, и о любви, и о вечном докончании боярина своего окольничего Григория сына Федора Давыдовича, наместника новгородского, да конюшего своего Ивана Андреевича Челяднина, да сокольничего Михаила Стефановича Кляпика, да дьяка Никиту Губу Моклокова.

Хан Авду-Летив освобожден. Юрьев. Той же зимой в январе князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал, хана казанского Абдыл-Летифа Абреимова сына из-под стражи выпустил и проступок ему простил, и пожаловал его, дал ему город Юрьев со всем и в братстве и в любви его себе учинил заступничеством Менли-Гирея хана крымского, да и поруку великому князю по Абдыл-Летифу дали хан Менли-Гирей и ханша его Нур-Салта­нат, мать Абдыл-Летифа, да старший Менли-Гиреев сын султан Махмет-Гирей; да и присягу на подданство дали Менли-Гиреевою душою послы его князь Махмедша с товарищами, да и Абдыл-Летиф присягу дал на том, что ему государю великому князю Василию Иоанновичу всея Руси служить и добра хотеть во всем.

Умер Дмитрий VI. Февраля 14 преставился благоверный великий князь Дмитрий Иоаннович в нужде, в тюрьме, и положили тело его в церкви у Архангела на Москве возле отца его великого князя Иоанна Иоанновича.

Месяца марта в 30 день в четверток отпустил князь великий крымских послов князя Махмедшу с товарищами, да с ним вместе послал князь великий в Крым к хану Менли-Гирею своего посла Василия Григорьевича Поплевина.

Месяца марта в 1 день пришли послы великого князя Василия Иоанновича всея Руси из Литвы Григорий Федорович с товарищами. И пред ними король польский князь великий литовский Сигизмунд крест целовал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на докончальных грамотах, что ему исправлять во всем, как в них написано, и до конца своей жизни; да и грамоту докончальную к великому князю от короля привезли за его печатью.

Послы ливонские. Перемирие с Лифляндиею. Марта в 8 день пришли послы немецкие к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от магистра ливонского и от архибискупа рижского, от бискупа юрьевского и от всей земли Лифлянской, именем Иван Гилдоруп, да канцеляр Иван Оледензян, да Иван Кавер, да Кристерн Сюгей и били челом великому князю от магистра и от всей земли о перемирии. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал магистра ливонского и всю землю Лифлянскую, велел наместникам новгородским и князю псковскому с ними взять перемирие на 14 лет от Благовещения дня да и торговать с ним людям своим велел по старине; а от литовского короля Альбрехта отступили.

Послы литовские. Пленные пущены. Марта в 13 день пришли послы литовские к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от короля Сигизмунда пан Ян Николаевич, воеводич виленский, да маршалка вахмистр королевский пан Войтех Янович, и писарь пан Бугуш Боговитинов по поводу взятых панах, которые на бою взяты на Ведроше; и князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал их, отпустил.

Тула построена. Еп. Симеон суздальский. В тот же год повелением великого князя Василия Иоанновича всея Руси поставили град деревянный на Туле. В тот же год августа в 21 день во вторник поставлен Симеон, архимандрит андрониковский, епископом Суздалю преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси.

7018 (1510). Поход в Новгород. Псковичей челобитье на наместника. Гнев на псковичей. Во Пскове колокол вечевой взят. Псковичей покорность. Великий князь во Псков. Милость покорным. Месяца сентября в 23 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси поехал с Москвы в вотчину свою в Великий Новгород, а с ним брат его младший князь Андрей Иванович, да Петр царевич, да, владыка коломенский Митрофан, да архимандрит симоновский Варлаам. И той же зимой приехали в Новгород к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси многие посадники псковские, и купцы, и зажиточные люди от всего Пскова бить челом государю на его наместника князя Ивана Михайловича Оболенского на Репню. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси выискав, что псковичи не по правде бьют челом на его наместника, да и нечестно его задержали, и за то на них опалу свою положил, велел в Новгороде псковичей всех взять; а во Псков послал Третьяка Далматова и велел псковичам сказать, что государь хочет в вотчине своей быть сам, живоначальной Троице челом ударить, а вотчину свою поправить и пожаловать, да и колокол бы вечевой свесить. Псковичи ж так сотворили всю волю государскую. Князь же великий Василий Иоаннович всея Руси пошел из Новгорода Великого в вотчину свою во Псков января в 20 день в воскресенье, приехал во Псков января 24 в четверток к живоначальной Троице, помолился, а вотчину свою Псков велел привести к целованию, а взятых псковичей пожаловал, из-под стражи выпустил, и лучшим людям велел к Москве ехать жить, и колокол их вечевой в Москву отослал. А во Пскове оставил двух наместников, Григория Федоровича да Ивана Андреевича Челяднина, и учинил всем, как пристойно быть государству его, и поехал изо Пскова после Сбора в Новгород, да из Новгорода поехал в неделю 3-ю поста, а на Москву приехал в неделю пятую поста марта в 17 день. Псковичей же велел поселить в Москве, дав им место по Встретенской улице и да им улицу всю и за Стретение, а не помешал с ними ни одного московского, а староста у них был особый Карп Бобынин, и в строении им помогал; а во Псков перевел с Москвы 15 да с городов 120.

Нур-Султана ханша в Москву. Саип-Гирей. Кобяк. В тот же год в июле пришел из Крыма Василий Григорьевич Поплевин от ханши Нур-Салтаны. Того же месяца июля в 21 день в воскресенье пришла на Москву ханша Нур-Салтана, крымского хана Менли-Гиреева Темирева дочь, да с нею Менли-Гиреев сын Саип-Гирей султан. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси встретил ее честно с боярами. А от хана Менли-Гирея послы к великому князю Шиг-Олла-Ших зода да Лагит-Берди-Дуван; а пришла ханша со своими детьми видеться, с ханом Махмет-Аминем казанским да с Абдыл-Летифом, что великому князю служат. А отпустил князь великий ханшу в Казань августа в 20 день, а ханские послы остались на Москве; к хану же Махмет-Аминю в Казань послал князь великий Ивана Кобяка.

7019 (1511). Объезд великого князя. Того ж месяца сентября в 8 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси выехал с Москвы в Переславль, а после себя велел быть за собою великой княгине, и был в Переславле, а оттуда был в Юрьеве, и в Суздале, и во Владимире, и в Ростове; а на Москву приехал князь великий декабря в 5 день.

Посол в Польшу. Кн. Семен Иоаннович. Той же осенью в ноябре отпустил князь великий Василий Иоаннович всея Руси посольством в Литву Михаила сына Юрия Захарьича да дьяка Василия Третьяка Далматова. Той же зимой в январе восхотел князь Семен Иоаннович бежать в Литву от брата своего великого князя Василия Иоанновича всея Руси. И князь великий, сведав то, послал к нему, и велел ему у себя быть, и хотел на него опалу свою возложить. Князь же Семен Иоаннович за свою вину начал бить челом государю великому князю, а князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал его, по печалованью Симона, митрополита всея Руси, и братии своей, и вины ему отдал, а людей его, бояр и детей боярских всех переменил.

Михаил Захарьин. Послы литовские. Той же зимой в марте пришел из Литвы посол великого князя Михаил сын Юрия Захарьича, да дьяк Василий Третьяк Далматов. Марта же в 30 день пришли к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси послы литовские от короля Сигизмунда пан Станислав Глебович, да Войтко Ключко, да писарь Бугуш Боговитинов, а отпустил князь великий послов литовских апреля в 4 день.

Умер Симон митр. Симон митрополит месяца апреля в 26 день в воскресенье разболелся, и по великого князя слову послал за Серапионом, бывшим архиепископом Великого Новгорода и Пскова, и благословил его, и прощение взял с ним, и отпустил его к Троице в Сергиев монастырь. И преставился апреля в 30 день со вторника на середу в 1 час ночи; положили тело его в церкви пречистой Успения на Москве.

Ханша Нур-Султана. Митр. Варлаам. Той же весною июня в 21 день пришла из Казани царица Нур-Салтана на Москву. Июля в 27 день в воскресенье возведен на митрополитов двор и наречен митрополитом всея Руси Варлаам, архимандрит симоновский; а поставлен на митрополию всея Руси месяца августа в 3 день в воскресенье; а на поставление его были архиепископ ростовский Вассиан и епископ Симеон суздальский, Протасий рязанский, Нил тверской, Митрофан коломенский, Досифей Крутицкий; а пермский Никон прислал грамоту свою единосоветную достоинству поставления его.

7020 (1512). Ханша в Крым. Тучков. Декабря в 5 день в пяток князь великий Василий Иоаннович всея Руси отпустил с Москвы в Крым хана Менли-Гирея ханшу Нур-Салтану и Менли-Гиреева сына Саип-Гирея султана; а с нею вместе послал князь великий к хану Менли-Гирею своего посла окольничего Михаила Васильевича Тучкова; а проводить царицу послал до Путимля князя Михаила Даниловича Щенятева.

Мир с Казанью. Послы в Казань. Той же зимой к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от хана Махмет-Аминя казанского пришел посол Шаусейн сеит о крепком миру и о дружбе. И князь великий о том велел с ним говорить боярам своим, и великого князя бояре да хана Махмет-Аминя посол Шаусейн сеит договорились, на чем быть хану Махмет-Аминю с великим князем в крепком миру и в докончании, и грамоту шертную Шаусейн сеит написал, и на той грамоте Шаусейн сеит перед великого князя боярами присягу дал на том, что хану Махмет-Аминю в Казани перед великого князя боярами и послам присягу дать, что по той грамоте править великому князю и до конца своей жизни. И князь великий послал к хану с тою грамотою с Шаусейн сеитом вместе посла своего окольничего Ивана Григорьевича Морозова да дьяка своего Андрея Харламова. И в Казани хан Махмет-Аминь перед великого князя послами на той грамоте присягу на подданство дал, и меншень свою к ней приложил, и отпустил Ивана к великому князю.

Посол казанский. Боярин и конюший. Той же зимой в феврале хан Махмет-Аминь казанский прислал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси человека своего Бузяку бакшея, а просил, чтобы князь великий прислал к нему своего верного человека, а именно о Иване Андреевиче, а писал к великому князю: наперед того некоторое дело лихое учинил, и он хочет в том деле великому князю исповедаться, а впредь хочет быть с великим князем в крепкой шерти, и в вечном мире, и дружбе, и в любви. И князь великий по ханскому прошению послал к нему в Казань боярина своего и конюшего Ивана Андреевича да дьяка Елизарья Сукова на подводах. И хан Махмет-Аминь Ивану Андреевичу тайну свою исповедал чисто, и с великим князем в крепкой шерти и в вечном мире, в дружбе и в любви учинился, и отпустил Ивана к великому князю; а с ним вместе послал хан к великому князю своего посла Шаусейн сеита, и приехали на Москву в марте.

Крымские на украину. Мая в 8 день пришла весть к великому князю, что крымского хана Менли-Гирея дети Ахмат-Гирей да Бурнаш-Гирей пришли внезапно со многими людьми на великого князя украины, на Белев, Одоев, Воротынск и на Олексин. И князь великий тотчас послал против них воеводу и боярина своего князя Даниила Васильевича Щеня и иных воевод многих. Татары же, прослышав о великого князя воеводах и убоявшись, вскоре отступили.

Абдыл-Летиф под стражу. Тогда же князь великий Василий Иоаннович всея Руси опалу свою положил на хана Абдыл-Летифа за его неправду, и велел у него приставам быть, и Каширу у него отнял.

Крымские на Рязань. Осетр р. Упа р. В тот же год в июле Махмут, султан крымский, пошел было на Рязань, и учинилась ему весть, что великого князя воеводы стоят на Осетре, князь Александр Владимирович Ростовский и иные воеводы со многими людьми, а на Упе стоят воеводы князь Михаил Иванович Булгаков да Иван Андреевич и иные многие воеводы со многими людьми; и то слышав, Махмут в землю не пошел, а воротился с украины, а воеводы великого князя за ним ходили на Поле до Сернавы, до него не дошли.

7021 (1513). Крымские татары на Рязань. Поляки с татарами на Русь. Королева Елена взята. Умерла Елена королева. Объявление войны полякам. Поход к Смоленску. В месяца октябре Бурнаш-Гирей султан, Менли-Гиреев сын, приходил ратью на Рязань, и острог взял, и к граду приступал, а с градом не преуспел нисколько и отошел. Той же осенью пришла весть к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, что Сигизмунд, король польский, сообщениями обменивается с басурманством против христианства, с крымским ханом Менли-Гиреем, наводит его на христианство, на великого князя землю, и чтобы хан на великого князя ратью пошел. А прежде того султаны, Менли-Гиреевы дети, приходили ратью на великого князя украинные места по королевскому же наводу; да иные непослушания многие король великому князю начал делать чрез докончанные грамоты и чрез крестное целование. А сестру великого князя, королеву Александрову, великую княгиню Елену велел панам своим в Вильне взять да под стражей держать в заключении за Вильнею в Берштах, и королевы Елены в той нужде и в животе не стало, Бог ведает которыми делами. И князь великий о тех неисправлениях и о сестре своей, о королеве Елене, посылал к Сигизмунду королю не один раз своих послов и гонцов; и королевское было во всем неисправление, ничему управы не учинил, а о королеве великой княгине Елене и ответу не дал. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси, не могши терпеть Сигизмунда короля многие к себе неисправления, послав к нему, крестное целование с себя сложил. И сам князь великий и со своею братиею пошел на его землю ратью, а выехал с Москвы декабря в 19 день в воскресенье, и в Литовскую землю к граду Смоленску пришел января, да граду Смоленску многие скорби и убытки поделал, и, земли Литовские много попленив, возвратился; а на Москву пришел в марте в неделю 3-ю поста.

Посол в Кафу. Той же зимой князь великий послал в Цареград к турецкому султану Салим-Шаг-Хандыкерю человека своего Михаила Иванова сына с грамотою о любви.

Умерла княг. Евдокия. Умер Федор волоцкий. Той же зимой в феврале преставилась благоверная великая княжна Евдокия, Петра царевича жена, во вторник на Федоровой неделе, и положили тело ее в церкви Вознесения. В мае преставился благоверный князь Федор Борисович волоцкий, и положили тело его в Иосифовой пустыни в монастыре.

Война к Смоленску. Войска к Смоленску. Поляки побиты. Смоленск в осаде. Июня в 24 день во вторник князь великий Василий Иоаннович всея Руси пошел второй раз к Смоленску, а шел на Боровск; а из Боровска послал наперед себя град Смоленск обступить боярина своего и воеводу князя Ивана Михайловича Оболенского-Репню да окольничего своего Андрея Васильевича Сабурова и иных своих воевод многих со многими людьми. И воевода и наместник смоленский пан Юрий Глебович, и князи и бояре смоленские, и гетманы с жолнерами против великого князя воевод выехали за город за вал на бой. И воеводы великого князя на них напустили, да Божиим милосердием великого князя воеводы смоленского воеводу, и князей, и панов прогнали и многих людей побили, а иных князей, и бояр, и жолнеров многих взяли и к великому князю их в Боровск привели; а сами воеводы великого князя град Смоленск обступили и землю воевали.

7022 (1514). Сентября в 11 день князь великий пошел из Боровска к Смоленску, и граду Смоленску великие скорби и бои пушками и пищалями многие дни сотворяли; град же имел твердость, стремнинами гор и холмов вкосых и стенами великими укрепление; и князь великий, всю землю пленив, возвратился на Москву.

Посол цесаря Максимилиана. Союз с цесарем. Посол к цесарю. Посол к датскому. Посол датский. Посол турецкий. Той же зимой февраля в 2 день к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси пришел на Москву от избранного цесаря Максимилиана и наивысшего короля римского его посол, именем Юрий Снитцем Помер, цесарского величества советник, о любви, и о братстве, и о дружбе. Князь же великий Василий, Божиею милостию царь государь всея Руси, с избранным цесарем Максимилианом и наивысшим королем римским братство, и любовь, и вечное докончание взял, да и грамоты докончанные промеж себя написали, и печать свою золотую к ней приложил; и почтив посла цесарева Юрия, отпустил его с Москвы марта в 7 день; да с ним вместе послал князь великий к Максимилиану цесарю своего посла, именем Дмитрий сын Федора Ласкарева грека, да дьяка своего Елизара Сукова. Апреля в 9 день князь великий отпустил с Москвы датского короля посла Давыда; да с ним вместе князь великий послал к датскому королю Кристерну своего посла Ивана сына Микулы Ярого да дьяка своего Василия Белого. Августа в 14 день пришли на Москву послы русские из Датской земли, а с ними вместе пришел посол от датского короля Кристерна тот же Давыд. Мая в 28 день к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси пришел на Москву из Цареграда от турецкого султана Салим-Шага-Хандикера посол, именем Кебална, князь мингунский, о братстве и о любви.

Война на Смоленск. Смоленск осажен. Смоленчан просьба. Смоленск взят. Смоленчане к присяге. Князь Шуйский. В тот же год июня в 8 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси пошел с Москвы третий раз ратью к граду Смоленску; а с ним братья его князь Юрий и князь Семен Иоанновичи; а на Москве оставил брата своего князь Андрея Иоанновича. А наперед себя послал к граду Смоленску воевод своих князя Бориса Ивановича Горбатова, да князя Михаила Васильевича Горбатого-Киселку, да боярина и конюшего своего Ивана Андреевича, и иных своих воевод многих со многими людьми; и те воеводы пришли и город обступили. Был же тогда во граде Смоленске королевский воевода и наместник пан Юрий Салагубович. И в месяце июле пришел князь великий сам и со своею братиею под город Смоленск со многими силами и с великим нарядом пушечным. И пушки и пищали большие около города установив, повелел град бить со всех сторон, и приступы великие чинить без отдыха, и огненными пушками во град бить, что от пушечного и пищального стуку и людского кричания и вопля, а также и от градских людей супротивного бою пушек и пищалей земля колебалась и друг друга не видели, и весь град в пламени и курении дыма, что думали, что загорелся он. И страх великий напал на горожан, и тотчас начали из града вопить и окликать, чтоб великий государь пожалел, меч свой унял, а бою перестать повелел, а они хотят государю бить челом, а град подать. И великий государь вскоре повелел бою перестать; и владыка смоленский Варсонофий, и князи и бояре смоленские, и мещане, и все граждане выслали из града бить челом, чтобы великий государь свою вотчину и дедину пожалел, опалу свою и гнев отдал им, и очами своими велел их видеть, и служить себе велел. И великий государь вотчину свою и дедину пожалел, владыке смоленскому Варсонофию, и князям, и боярам, и мещанам, и всем людям градским свою опалу и гнев им отдал, и очами своими велел их видеть, и служить им велел. Июля в 13 день князи и бояре смоленские град отворили, а сами пошли к шатрам к великому государю челом ударить, да тут и отдались великому государю и крест целовали. И князь великий их пожалел, слово свое о прощении им молвил и есть их звал. А во град Смоленск послал боярина своего и воеводу князя Даниила Васильевича Щеня и иных многих своих воевод со многими людьми, а велел им прочих людей, и князей, и бояр, и мещан, и всех людей града Смоленска к целованию привести и речь им государскую о прощении говорить. Августа в 1 день, на Происхождение честного креста, князь великий Василий Иоаннович всея Руси со своею братиею, и с боярами, и со всеми воеводами и разными чинами вошел с великою славою во град Смоленск. Епископ же смоленский Варсонофий с архимандритами, и игуменами, и со всем собором, со священниками и дьяконами, взяв чудотворную икону пренепорочной и пречистой Богоматери, и с честными крестами, и иными многими святыми образами, а за ними силы различные, для встречи их вышли, князи и вельможи благородные, старцы со юношами, матери, девицы, и иноки, и инокини, и весь народ града Смоленска, малые и великие, мужи, и жены, и дети светлыми очами и чистыми душами со многою любовью и усердием встретили великого князя государя за градом на посаде. Благоверный ж великий государь со своею братиею и со всеми боярами и воеводами знаменовался у честных и святых икон и благословился у епископа Варсонофия, пошел за крестами к соборной церкви пречистой Богоматери честного и славного ее Успения, и тут немедленно начали молебны петь. После совершении ж молебна, войдя на амвон, протодьякон начал велегласно многолетствовать великому князю, а потом епископ со всем священным собором, затем дьяконы на оба клироса пели многолетие великому князю. Епископ же благословил честным и животворящим крестом великого князя и сказал: «Божиею милостию радуйся и здравствуй, православный царь Василий, великий князь всея Руси самодержец, на своей вотчине и дедине граде Смоленске на многие годы». После сего братия великого князя, затем бояре и все воеводы, каждый своим чином приходя, здравствовали великому государю на его вотчине и дедине граде Смоленске; также и смоленские князи, и бояре, и мещане, и все граждане великому государю здравствовали, а меж собой с великого князя боярами, и воеводами, и со всеми людьми начали здравствовать и целоваться, радуясь, с великою любовью, как единоверные братия, друг к другу ликуя. А также и жены и дети меж собой обрадовались и победоносному кресту и благоверному православному великому государю благодарственные испускали возгласы, избавившись и освободившись от злой литовской прелести и насилия, возрадовались своему истинному пастырю и учителю православному великому государю, целовали друг друга. И было тогда видна пречистой Богоматери милостию и благодатию животворящего креста во всем граде Смоленске промеж всех людей радость и веселие несказанное. Когда же приспело время божественной литургии, великий государь, отслушав святую службу, пошел со своею братиею, и боярами, и со всеми воеводы на свой двор и сидел на своем месте; а братия его, и бояре, и воеводы, и князи смоленские и бояре по чину здравствовали ему; а князь великий им в ответ слово свое о здравии молвил да велел им сесть. И князь великий позвал к себе гостей и бояр смоленских и мещан, и говорил им уставную свою речь и совершенное свое прощение, и дал им воеводу и наместника боярина своего и воеводу князя Василия Васильевича Шуйского, и звал их к себе есть; и ели у великого князя. А после того начал их жаловать шкурами собольими, и бархатами, и аксамитами, и камками, и атласами золотыми, денежным жалованием, каждому по его достоянию; а также и детей боярских, и служивых людей, и мещан, каждому по его пригожеству; также и гетманов жолнерских и жолнеров жаловал; а королевского наместника пана Юрия Салагубовича отпустил к его государю королю и проводить его велел до Орши.

Война к Мстиславлю. Мстиславль отдался. Кн. Михаил Мстиславский. Того ж августа в 7 день послал князь великий боярина своего и воеводу князя Михаила Даниловича Щенятева, да князя Ивана Михаиловича Воротынского, и иных своих воевод, да князей и бояр смоленских со многими людьми к Мстиславлю на князя Михаила Мстиславльского. И князь Михаил, прослышав о великого князя воеводах, их встретил и бил челом, чтобы государь князь великий пожаловал, взял его к себе в службу и с вотчиною, да и крест воеводам на том целовал со всеми своими людьми, и к великому князю с воеводами поехал. И великий государь пожаловал князя Михаила, к себе в службу и с его вотчиною принял, и жаловал его шкурами и деньгами и его бояр и детей боярских, и в вотчину его к Мстиславлю отпустил.

Кричев. Дубровна. Глинский изменил. Глинский взят. Того ж месяца в 13 день к великому князю приехали из Кричева, из Дубровны мещане и черные люди, чтобы государь князь великий пожаловал, велел им служить, а города Кричев и Дубровна перед государем. И князь великий пожаловал, взял их в свое имя и в крестное целованье велел их привести. Тогда же князь великий послал слугу своего князя Михаила Глинского со многими людьми беречь свою вотчину град Смоленск и иных грады от своего недруга Сигизмунда, короля польского; а в Борисове, и к Минску, и на Друцких полях стояли великого ж князя воеводы, боярин и воевода князь Михаил Иванович Булгаков, да брат его князь Дмитрий Иванович Булгаков, и иные воеводы с людьми. Князь же Михаил Глинский, забыв Бога и своей правды и преступив крестное целование, государю великому князю изменил да начал обмениваться сообщениями с королем и со всеми панами с ляцкими и с литовскими и их наводить на великого князя людей, а сам хотел бежать к королю. Воеводы ж великого князя князь Михаил Булгаков с товарищами прослышали про Глинского измену, что с королем и с панами его сообщениями обменивается и наводит их на великого князя людей, а сам хочет бежать, и они его, изловив, послали к великому князю. И князь великий послал на Друцкие поля с князем Михаилом сняться боярина своего Григория Федоровича, да боярина конюшего своего Ивана Андреевича, и иных своих воевод своего дела беречь.

7023 (1515). Русские побиты. Воеводы пленены. Еп. смоленский изменил. Владыка взят. Поляки к Смоленску. Прочь пошли. Кн. Ижеславский изменил со Мстиславлем. Сентября в 10 день в воскресенье князь великий Василий Иоаннович всея Руси устроив свою вотчину град Смоленск, как есть по достоинству его государству, оставил в нем воеводу и наместника боярина своего князь Василия Васильевича Шуйского и иных многих воевод со многими людьми на сохранение града Смоленска, а сам пошел из Смоленска на Москву; а к воеводам своим, к князю Михаилу Булгакову и иным своим воеводам, послал, велел им идти за собою к Москве. Воеводы ж великого князя поотстали, ожидая тех людей, которые были от них посланы на Друцкие поля, и к Борисову, и к Минску, у реки Днепра. И в ту пору по того изменника князя Михаила Глинского ссылке королевские воеводы ляцкие и литовские со многими людьми, внезапно придя, напали на великого князя воевод. И воеводы великого князя с ними бились крепко, и у них многих людей, и воевод ляцких и литовских, и польских детей и княжат побили; а великого князя воеводы князь Михаил Иванович Булгаков, да брат его князь Дмитрий Булгаков, да Иван Андреевич и иные воеводы за грехи в литовские руки попали. Епископ же Варсонофий смоленский, презрев божественный суд, и поправ своего святительства совет, и преступив свое обещание, и клятву, и крестное целование, изменил к государю великому князю и послал к королю племянника своего Васька Ходыкина с писанием, говоря: «Если ныне пойдешь сам к граду Смоленску или воевод своих со многими людьми пошлешь, можешь ныне град без труда взять». Князи же и бояре смоленские и мещане сведали про владыки смоленского измену и крестное преступление к государю и великому князю и возвестили сие все великого князя боярину и наместнику смоленскому князю Василию Васильевичу Шуйскому, по крестному целованию правду выискав. Князь же Василий Васильевич, слышав от князей и бояр смоленских и от мещан про их розыск и владыки Варсонофия измену, что он на православного государя вотчину наводит латинство, о том розыске великую похвалу воздал, а владыку Варсонофия послал из Смоленска к государю великому князю на Москву. Не после многих же дней после владычней присылки пришли к граду Смоленску литовские воеводы, князь Константин Острожский и иные воеводы, со многими людьми, и многие сообщения и грамоты во град смоленчанам послали, и приступы к граду частые творили, но Божиею помощию и пречистой Богоматери князи и бояре смоленские и все люди града с великого князя воеводами и со всеми их людьми единодушно и крепко против литовских людей стояли, из града почасту исходили и с ними крепко бились. Безбожный же Острожский, государский изменник, у града Смоленска не преуспел нисколько, возвратился с великим срамом; как только же от града пошли, многие люди москвичи и смоленчане погнались за ними и многих людей литовских побили, а иных панских детей и гетманов взяли; и князь Константин побежал, многие возы и телеги со скарбом оставив. Тогда же и князь Михаил Ижеславский изменил, к государю великому князю преступил крестное целование и отступил от православного великого государя и со Мстиславлем к литовскому королю Сигизмунду. Так же сотворили кричевляне и дубровляне, изменили великому государю и крестное целование преступили, отступили к королю.

Посол цесарский. Декабря в 1 день пришел на Москву великого князя посол Дмитрий Ласкарев да Елизар Суков, что посылал их князь великий к избранному цесарю Максимилиану и наивысшему королю римскому о братстве, и о дружбе, и о вечном докончании; и грамоту цесареву докончанную привезли к великому князю, а цесарь Максимилиан перед великого князя послами крест целовал на том, что ему великому князю брату своему по той грамоте править во всем и до конца своей жизни. Да с ними пришел вместе к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву от избранного цесаря Максимилиана и наивысшего короля римского его посол, именем Яков доктор, да Маврец о дружбе и о любви.

Еп. Иосиф смоленский. Февраля в 15 день повелением Василия, Божиею милостию государя и самодержца всея Руси и великого князя, поставлен был епископ во град Смоленский Иосиф, архимандрит монастыря Михаилова Чуда, который внутри града на Москве, преосвященным Варлаамом, митрополитом всея Руси; и отпустил его князь великий с Москвы в свою вотчину во град Смоленск марта в неделю 4 поста.

Посол в Турки Коробов. Посол к цесарю. Посол к датскому. Марта в 15 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси отпустил турецкого посла султанова князя Кемала; а с ним вместе послал князь великий в Цареград посольством к турецкому Салим-Шаг султану своего человека ближнего Василия сына Андрея Коробова, а во Святую гору Афонскую князь великий послал с милостынею Василия Копыла Спячего да Ивана Варавина. В апреле великий государь Василий Иоаннович всея Руси отпустил Максимилианова цесарева посла Иакова доктора и Мавреца к его государю; да с ним вместе послал к брату своему римскому кесарю Максимилиану своего посла Алексея сына Григория Заболоцкого да дьяка Алексея Малого; а к датскому королю Кристерну князь великий послал Ивана сына Микулы Ярого да дьяка дворцового Василия Белого.

Умер хан Менли-Гирей. Хан крымский Махмет-Гирей. Умер еп. Вассиан ростовский. Той же весною в апреле князь великий Василий Иоаннович всея Руси был впервые в своей вотчине на Волоке Ламском, ездил на свою потеху. Той же весною в мае пришла весть великому князю из Крыма, что Менли-Гирея на свете не стало, а после его сел на царство в Крыму сын его старший Махмет-Гирей. В тот же год в августе пришел из Крыма великого князя посол окольничий Михаил Васильевич сын Тучков; а с ним вместе пришел к великому князю от Махмет-Гирея, хана крымского, посол, именем Янчура-Дуван, о братстве и дружбе. В тот же год месяца августа в 28 день преставился архиепископ ростовский Вассиан на Дорогомилове, и положили его в Ростове.

7024 (1516). Умер еп. Симеон суздальский. Посол в Крым Мамонов. Ноября в 12 день преставился Симеон, епископ суздальский, и положили тело его в Суздале. Той же зимой в декабре князь великий Василий Иоаннович всея Руси крымского посла Янчуру-Дувана отпустил; а с ним вместе послал князь великий в Крым к хану Махмет-Гирею, Менли-Гирееву сыну, своего посла, ближнего человека своего Ивана сына Григория Мамонова, о дружбе и о братстве; и Божия воля сталась, Ивана Мамонова в Крыме на свете не стало. Той же зимой в марте пришел из Цареграда на Москву великого князя посол Василий Андреевич Коробов; а Василий Копыл из Цареграда пошел во Святую гору Афонскую от великого князя Василия Иоанновича всея Руси с милостынею, а Варавин остался в Цареграде для потреб великого князя.

В том же году весною приходила литва на Луки Великие, где села пограбили и посад пожгли, а города не взяли; и отойдя, на осень снова пришли. Тогда воеводы великого князя побили литву, многих разогнали и живых панов взяли 23 и послали их в Москву к великому князю. Июня 22 ходил князь великий в Боровск, а оттуда послал воевод своих в Литовскую землю, а сам стоял в Боровске.

Марта в 16 день преставился Серапион, бывший архиепископ Великого Новгорода и Пскова, и положили тело его у Троицы в Сергиеве монастыре.

В тот же год в июне отпустил князь великий датского короля Кристерна посла Давыда Старова, да с ним князь великий послал к королю датскому вместе дьяка своего Некраса Харламова, да и грамоту докончанную с ним послал к королю.

Посол Казанский. Послы в Казань. Карпов. Абдыл-Летиф освобожден. В тот же год в июне пришел к великому князю Василию Иоанновичу от Махмет-Аминя хана из Казани посол его Шаусейн сеит, да земской князь Шайсуп, да басей Бозюка с великим молением бить челом великому князю, о том возвещая ему, что хан Махмет-Аминь болен; и князь великий пожаловал бы его ради брата его Абдыл-Летифа, свою опалу и гнев отставил и из-под стражи его выпустил, и пожаловал бы его учинить ханом в Казани; а Махмет-Аминь да и вся земля Казанская дадут великому князю правду, какую князь великий захочет, что им без ведома великого князя хана и султана на Казань никакого не избирать. Да и записи о том Шаусейн сеит написал своею рукою, на чем хану да и всей земле Казанской дать присягу на подданство. И князь великий Шаусейн сеита посла отпустил, да с ним вместе князь великий в Казань к Махмет-Аминю с теми записями послал окольничего своего Михаила Васильевича Тучкова, да оружничего своего Никиту Ивановича Карпова, да дьяка Ивана Телешова. А Махмет-Аминь хан и вся земля Казанская к великому князю на тех записях правду учинили перед его послами, и великого князя послов хан отпустил, а с ними вместе послал хан к великому князю своего посла Шаусейн сеита с великою покорностию просить о брате своем. И князь великий ради Махмет-Аминя пожаловал брата его Абдыл-Летифа, из-под стражи выпустил и опалу свою и гнев отложил, и пожаловал его, дал ему город Каширу в своей земле.

В том же году заложили на Неглинке и третью плотину против Ризположенной стрельницы и мост каменный, а ниже две плотины сделали прежде.

7025 (1517). Еп. Геннадий суздальский. Еп. Сергий рязанский. Февраля в 10 день во вторник повелением благоверного Василия, Божиею милостию государя всея Руси, поставлен был епископ в Суздаль Геннадий, бывший архимандрит Рождества святой Богородицы во Владимире, преосвященным Варлаамом, митрополитом всея Руси. Того же месяца февраля во 12 день в четверток поставлен был епископ на Рязань Сергий, архимандрит Андронникова монастыря, Варлаамом, митрополитом всея Руси.

Посол прусский. Посол в Прусы. Загряжский. Той же зимой в марте великому князю Василию пришел в Москву от высокого магистра прусского Альбрехта немецкого чина его посол, именем Феодорикус Шитборк, бить челом о том, чтоб великий государь Василий жаловал его и берег, и на своего б недруга на короля польского в единстве его с собою учинил, и оборонял бы его от короля. И великий государь Василий того посла магистрова Феодорикуса, почтив, отпустил; да с ним вместе к Альбрехту, магистру прусскому, послал своего человека ближнего Митрия Загряжского, да с ним послал грамоту свою утвержденную, что великой государь Василий, Божиею милостию царь и государь всея Руси, Альбрехта, магистра прусского, пожаловал, в единстве его с собою учинил; да и перед Дмитрием магистр и крест целовал, что ему, великому государю, по той грамоте править и до конца своей жизни.

Посол цесарский. Герберштейн. Посредство цесаря. Апреля в 18 день к великому государю Василию пришел на Москву от цесаря и короля римского Максимилиана его посол, именем Зигмунд Гердберстейн (Герберштейн) рыцарь, моля и прося, чтобы великий государь Василий для его государя цесаря изволил приехать к Сигизмунду королю польскому послом и с ним помирился, чтоб из-за их брани между ними кровь христианская не пролилась, да и грамоты покровительственные на королевских послов просил. И великий государь Василий Максимилианову послу Зигмунду отвечал своими боярами, что «ради брата своего цесаря Максимилиана с Сигизмундом королем польским миру хотим, как нам будет угодно», да и грамоты покровительственные на королевских послов велел ему дать; и цесарев посол Зигмунд рыцарь покровительственные послал грамоты к королю со своим племянником Яном.

Поляки возбуждают татар. Крымские на Тулу. Волконские. Татары побиты. В тот же год король польский Сигизмунд посылал в Крым пана своего Альбрехта Мартынова с великою казною к басурманским государям, к Менли-Гиреевым детям, а велел их наводить на крестьянство великого князя государя Василия, которое на украинах. И в тот же год в августе по совету короля Сигизмунда пришли крымские татары Такузан мурза, Ширин-Агишев сын княжий, да Кудаш мурза, Бектерев сын Ширинов, да Уидем мурза Мангит, да Алпов султан шурин, а с ними 20 000 рати; и пришли на великого князя украины около града Тулы и без пути начали воевать. И великого князя воеводы князь Василий Семенович Одоевский, и князь Иван Михайлович Воротынский, и иные воеводы послали наперед себя против татар детей боярских не со многими людьми, Ивашку Тутыхина да Волконских князей, и велели им со всех сторон татарам мешать, чтобы не воевали; а сами воеводы пошли за ними на татар. Пошедшие же прежде люди, Ивашка Тутыхин с товарищами, придя, начали мешать татарам со всех сторон, и не дали им воевать, да у них многих людей побили. Татары же, прослышав про великого князя воевод, скоро возвратились; а ранее сокрылись по лесам пешие люди немногие украинные да им дороги засекли и многих татар побили; и передовые люди от воевод приспели конные, начали татар топтать и по бродам и по дорогам их побивать, а пешие люди украинские по лесам их бить. И Божиим пособием многих татар пленили и побили, а иные многие татары по рекам утонули, а иных живых взяли. Ибо такова была тогда Божиею помощию на татар победа, как слышали от достоверных, а кроме того и от самых татар, которые приходили после того из Крыма, что от 20 000 мало их в Крым явилось, но и те пеши, босы и наги.

7026 (1518). Послы польские. Поляки в Опочке. Воеводы из Лук Великих. Салтыков. Полякам помощь. Поляки побиты. Послы польские. В сентябре король польский Сигизмунд, умыслив своим помыслом лукавым, по покровительственным грамотам послал к великому государю послов своих маршалка своего и наместника могилевского пана Яна Щита да маршалка же и писаря своего Бугуша; а сам король Сигизмунд пошел в Полтеск со всеми своими людьми польскими и литовскими и оттуда нарядил своих воевод, большего гетмана князя Константина Острожского и всех своих гетманов и воевод ляцких и литовских, да и наемных людей собрав многих, послал с великим нарядом пушечным и пищальным на великого князя украину к псковскому пригородку к Опочке. И слыша про то, великого князя Василия воеводы, князь Александр Владимирович Ростовский и иные многие воеводы, которые были на Великих Луках в заставе, послали весть к государю и великому князю Василию, а против неприятелей послали наперед себя легких воевод, князя Федора Васильевича Оболенского-Лопату да Ивана Васильевича Ляцкого, и иных воевод и детей боярских не со многими людьми, а велели им помогать пригородку Опочке и от всех сторон войску литовскому мешать; а сами воеводы пошли против королевских воевод со многими людьми. А князю Василию Васильевичу Шуйскому велел князь великий пойти из Вязьмы со многими людьми и со многими воеводами против королевских воевод. Королевское же войско со многими людьми обступило город Опочку, и начали бить пушками и большими пищалями и приступы чинить со всех сторон; а воевода и наместник опоческий Василий Михайлович Салтыков со всеми людьми градскими, и с Божьей помощью, бились против королевского войска крепко, и на приступе из пушек, и пищалей, и катками большими, и слонами с города побили множества людей королевского войска, что и Великую реку от всех сторон града запрудили трупы людские, и кровью людскою река, как быстрыми струями, текла, и воеводу их старшего ляцкой рати Сокола убили, и знамя его взяли. А передние воеводы великого князя государя Василия князь Федор Васильевич Оболенский да Иван Васильевич Ляцкий и иные воеводы, придя под литовское войско, ударили на них с трех сторон, и литовского войска многих людей побили, а других многих взяли и к большим воеводам послали. В то же время пришла Ивану Васильевичу Ляцкому весть, что многие ляхи идут в помощь королевскому войску, и Иван Васильевич со своими товарищами, выйдя против них, бился с ними; и Божиею помощию воевод ляцких и 4000 войска побили, а других воевод их взяли, Черкаса горбатого Хребтова и брата его Мизюря да Ивана Зелепугина, и многих людей живыми пленили, и пушки и пищали их взяли, и к большим воеводам их послали. Божий же враг и государский изменник королевский больший гетман Константин Острожский со всеми гетманами и воеводами королевскими, видев своего войска падение и знатную на него победу и послушав великого государя воевод больших, оставив все свое воинское устроение, которое было приготовлено на разорение граду Опочку, с великим срамом отошел; передние же люди, великого князя Василия воеводы, гнались за ними, и многих людей литовского войска побили, и все их приуготовление взяли. Воеводы же великого князя Василия Иоанновича князь Михаил, князь Михаил Кубенский да Михаил Плещеев, воевав много Литовской земли, мало до Вильни не дошли, за 30 верст поворотились; а князь Василий Шуйский стоял тогда под Витебском, разоряя; и в августе, поворотясь, все стали на рубежах. Сию же неправду умыслил король Сигизмунд своим злоказненством, послав к великому государю Василию своих послов, а за ними рать отпустил воевать великого государя украинные места, о которых прежде объявили, уповая на множество воинства своего, и не возмог суетою своею, так как милосердый Бог милостию своею и праведным судом своим как восхотел, так и сотворил; и сбылось на них писание: «Ров изрыл и ископал, и впал в яму, которую соделал». Великий же государь Василий Сигизмунда короля послов маршалка его Яна Щита да маршалка же его и писаря Богуша ради брата своего кесаря не вредил им ничем и к себе им на посольство не велел быть, а велел их поставить на Дорогомилове и корму им велел давать довольно. А когда безбожный изменник государский гетман Острожский от Опочек возвратился посрамленным, тогда великий государь Василий послам Сигизмунда короля польского Яну Щиту и Богушу велел быть у себя на посольство и, выслушав речь их, отпустил их к своему государю Сигизмунду королю ни с чем ноября в 15 день.

Племянников. Крымские на Путимль. Татары побиты. Ноября в 18 день великий государь Василий отпустил Максимилиана цесаря посла Зигмунда Герберштейна, да с ним вместе послал князь великий к цесарю римскому Максимилиану дьяка своего Владимира сына Семена Племянникова. Того же ноября прислал к великому князю Василию Иоанновичу государю всея Руси слуга его князь Василий Иванович Шемякин своего человека Михаила Янова с тем, что приходили татары крымские на украину, на их вотчину на Путимльские места, и князь Василий за ними ходил и Божиею милостию и государским счастьем, догнав их за Сулою, многих татар побил, а иных живых в плен взял и ради языка к великому государю прислал. Той же осенью ноября 19 дня Абдыл-Летифа царя на свете не стало.

Греки для милостыни. Марта в 4 день в четверток на 3 недели поста пришел из Цареграда на Москву Василий Копыл да Иван Варавин; и с ними вместе пришел к великому государю Василию Иоанновичу всея Руси из Цареграда от вселенского патриарха Феолипта митрополит Григорий грек от града Шихна Цареградской области. Да с ними вместе пришли старцы от Святой горы Афонской к великому государю и к первосвятителю Варлааму, митрополиту всея Руси, бить челом великому государю о нищете, да учинит поможение и милостыню: от Благовещения пречистой Богородицы из Ватопедского монастыря три старца, Максим грек, Неофит священноинок грек, да Лаврентий болгарин; а от святого великомученика Пантелеймона из русского монастыря Савва проигумен; а наперед тех старцев за год пришел от святых 40 мучеников от Ксирапотама монастыря Исаия священноинок серб; да с митрополитом пришел патриархов дьякон Дионисий грек. Князь же великий Василий Иоаннович государь всея Руси принял митрополита Григория и старцев Святой горы Афонской с великою честью и повелел им пребыть в монастыре святого архистратига Михаила честного и славного его чуда, и питая их и довольствуя всякими потребами от своей царские трапезы. Также и Варлаам, митрополит всея Руси, к Григорию митрополиту града Шихна и к старцам Святой горы великую любовь и честь показывал и, к себе призывая, с ними часто беседовал о божественных словах духовных.

Умер Симеон. Июня в 26 день в субботу во 2 час дня преставился благоверный князь Симеон Иоаннович, брат великого князя Василия, и положили тело его в церкви святого архистратига Михаила на Москве, там где прародители его лежат, промеж князя Иоанна Васильевича, старшего сына великого князя Василия Дмитриевича, да дяди его князя Георгия Васильевича; а погребли его в воскресенье, а на погребении его был князь великий Василий и с великою княгинею Соломонидою; проводили тело его со многими слезами, а пел над ним Варлаам, митрополит всея Руси, с епископами, архимандритами и игуменами и со всем священным собором; был же тут на погребении его пришедший от патриарха митрополит Григорий и старцы Святой горы Афонской. В тот же год в июне Митрофан, епископ коломенский, оставил свою епископию за немощью.

Дожди. Молебствования. В тот же год в Петров пост и после того было умножение дождем весьма великое, и в реках воды были больше вешних, из-за грехов наших; сие же было наказание нам от Бога к спасению нашему. Князь же великий Василий Иоаннович всея Руси повелел митрополиту всея Руси молить Господа Бога, и Спаса нашего Иисуса Христа, и пречистую его матерь святую Богородицу Марию, и святых великих чудотворцев русских и молебны петь о милости Божии, и об устроении земском, и о теплоте солнечной, и о ведре с епископами, и архимандритами, и игуменами, и со всеми священными соборами; и всему народу, православным христианам, заповедали пост и молитву с чистым покаянием и со слезами. И когда сие было сделано, Божиею милостию тотчас темное небо со своими стихиями благорастворено, и светло было, и ясность солнечная заря изъявила с теплотою. Начальнейший же самодержец с первосвятителем благодарения воздали Христу Богу, и пречистой его матери, и святым чудотворцам русским.

В тот же год святейший Варлаам, митрополит всея Руси, посоветовался с господином и сыном своим благоверным великим князем Василием Иоанновичем всея Руси, и послали во град Владимир, и повелели священникам владимирским принести святые иконы старые в славный град Москву, подправить и поновить за многие годы состарившиеся и обетшавшие. В то ж время благоверный и христолюбивый князь великий Василий ездил к живоначальной Троице в монастырь преподобного отца Сергия чудотворца помолиться и благословиться, так как хотел воевать против неприятеля своего Сигизмунда, короля польского.

В тот же год июля в 27 день пришел на Москву великого государя дьяк Владимир Семенов сын Племянников, коего князь великий посылал к Максимилиану цесарю; да с ним вместе пришли к великому государю Василию Иоанновичу в Москву от цесаря и короля римского Максимилиана послы, именем Франциск да Конла, да Онтони от Комит, цесарские советники, о мире же с поляками; и князь великий их, почтив, отпустил с тем, что мириться хочет, только король польский в миру неправдует и города русские старинные отдать не хочет.

7027 (1519). Умер цесарь Максимилиан. Посол в Крым. В январе Максимилиана цесаря римского на свете не стало. В тот же год в ноябре князь великий Василий Иоаннович всея Руси послал в Крым к хану Махмет-Гирею посла своего князя Юрия Пронского. В тот же год в месяце августе пришел к великому князю Василию Иоанновичу государю всея Руси в Москву от Синайской горы, там где Моисей боговидец от Бога закон принял, старец Климент грек милостыни ради, и князь великий его, пожаловав, отпустил.

Князь великий на Волок. В августе повелением благоверного великого князя Василия Иоанновича всея Руси разобрали старую церковь ветхости ради, а новую заложили Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в Вознесенском Девичьем монастыре, который внутри града Москвы. Сентября в 14 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси выехал с Москвы на Волок Ламский на свою потеху, а на Москву возвратился на Дмитриев день.

Послы из Казани. Умер Махмет-Аминь. Посол в Казань Михаил Захариин. Хан казанский Шигалей. Декабря в 29 день приехал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси из Казани Кул-Дербыш с грамотою от сеита, и от уланов, и от князей, и от карачей, и от ичек, и от мурз, и от мол, и от шихзад, и от всех казанских людей. А писали в грамоте к великому государю, что Божия воля сталась, Махмет-Аминя хана казанского на свете не стало, и били челом великому государю: «Земля Казанская Божия да и мы холопы Божии да и твои государевы; и ты бы, государь, пожаловал, о нас рассудил и о всей земле Казанской и о господаре бы нам постарался, как нам впредь быть». И января в 6 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси послал в Казань посла своего дворецкого тверского Михаила сына Юрия Захарьича да дьяка своего Ивана Телешова, а приказал сеиту в головах, и уланам, и князям, и карачам, и мурзам, и муллам, и шихзадам, и всем людям Казанской земли свое жалование, что их великий государь жаловать и беречь хочет, а дает им на Казань хана Шигалея султана, Ших-Авлеерова сына. И слышав великого государя жалование, что им Шигалея султана дает на Казань, они же с Михаилом Юрьевичем вместе прислали на Москву бить челом великому государю от сеита во-первых, и от уланов, и от князей, и карачей, и от всех казанских людей послов Абибазея да Карача-Булата князя Ширина, да Шейсупа князя земского, да Базюку-бакшея, и били челом великому князю, чтоб государь князь великий пожаловал их всех вышесказанных, дал им господаря на Казань Шигалея султана. А князь великий Василий, Божиею милостию государь всея Руси, их пожаловал, дал им на Казань Шигалея месяца марта в 1 день и в дружбе и в братстве его учинил с собою по тому же, как был с Махмет-Аминем. И грамоты шертные великий государь велел написать, каким грамотам между великим государем и Шигалеем ханом достойно быть; а другую запись Шигалей дал на себя великому князю и государю, что ему, будучи в Казани, дела его беречь и неотступным быть со всею Казанскою землею до конца своей жизни; да и присягу на той грамоте Шигалей хан дал. А князи казанские кроме того шертные грамоты дали на себя, иную запись, что им в Казани у Шигалея хана дела великого князя беречь и неотступным им быть от великого государя со всею Казанскою землею и до конца своей жизни, и их детям, ни хана им, ни султана без великого государя ведома никак не взять; да и присягу на том великому князю особую дали за сеита, за князей и за всех людей Казанской земли. И великий князь Василий Шигалея и казанских послов в Казань отпустил месяца марта в 8 день, а послал в Казань сажать хана князя Дмитрия Федоровича Бельского да дворецкого своего тверского Михаила Юриевича да с ними дьяка своего Ивана Телешова. Они же, поехав в Казань, по приказу великого князя посадили Шигалея в Казани в апреле, а сеита, и уланов, и князей, и карачей, и мурз, и мулл, и шихзад, и всех земских людей к шерти привели на том, что им быть неотступным от государя и великого князя до конца своей жизни.

Князь великий в Остров. В месяце мае выехал князь великий из града Москвы к чудотворцу Николе на Угрешу, а оттуда в Остров и там жил до Петрова заговения, а приехав на Москву, жил лето все в Воронцове до осени.

Послы крымские. Союз с татарами на Литву. Татары в Польшу. Поляки побиты. В том ж 7027-м в марте пришел на Москву к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от крымского хана Махмет-Гирея Менли-Гиреева сына старший его посол, именем Апак князь, да тесть ему Магмед паша Халеев сын, и привезли великому князю от хана шертную грамоту, о каковой к нему князь великий приказывал. И говорил Апак князю великому от Махмет-Гирея, что Махмет-Гирей хан учинился с великим князем в крепкой дружбе и братстве во всем по тому, как к нему князь великий приказывал со своими послами, и правду на той грамоте учинил, начав сам собою с головами, и со своим сыном с калгою Богатырем султаном, и со своею братиею, и с иными султанами, и сеитами, и с уланами, и с князями, и против всех неприятелей воевать ему вместе с великим князем. И князь великий к хану приказал, чтоб Махмет-Гирей хан по своей правде послал на великого своего неприятеля литовского короля в Ляцкую землю сына своего старшего калгу Богатыря султана и иных султанов, «а я от себя пошлю своих воевод». И по приказу великого князя Василия Иоанновича всея Руси Махмет-Гирей, хан крымский, послал в Ляцкую землю сына своего старшего калгу Богатыря, и братью свою, и детей, и многих людей своих со многою ратью. И калга Богатырь султан ходил в Ляцкую землю и воевал почти до самого Кракова; а Константин Острожский, собравшись с ляцкими людьми, и с поляками, и с волынцами, пошел против султана, и Богатырь султан многих воевод и ляцких панов и людей многих побил, а других бесчисленных пленил, а сам Острожский едва убежал. А убили на том бою татары князя Василия Четвертенского, да князя Александра Брянского, князя Василия, да князя Александра, да князя Льва Корецких, гетмана краковского Ферлеева сына, пана Станислава, старосту каменского, да брата его Яна Скаруцких, и иных многих людей побили ляцких, а иных, взяв, с собою повели; и попленив Ляцкую землю, дружа великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, возвратились в Крым со многим пленом.

Поход на Польшу. Орша. Поляки побиты. Князь великий Василий Иоаннович всея Руси тогда ж послал на своего неприятеля на литовского короля Сигизмунда ратью Авдовлета султана, Ахтуртова сына шибанского, да боярина своего и воеводу князя Василия Васильевича Шуйского, наместника владимирского, и иных своих: князя Ивана Михайловича Воротынского, князя Федора Васильевича Оболенского-Лопату, князя Василия Андреевича Микулинского, окольничего своего и воеводу Андрея Васильевича Сабурова, Андрея Никитича Бутурлина, Юрия Ивановича Замятнина. А от Новгородских украин и от Псковских велел князь великий идти на Литву воеводам своим князю Михаилу Васильевичу Горбатых, наместнику псковскому, князю Даниилу Бахтеярову, князю Ивану Васильевичу Оболенскому-Каше, Ивану Васильевичу Колычеву, Дмитрию Григорьевичу Бутурлину и иным своим воеводам со многими людьми. А из Стародуба Северского велел князь великий идти наместнику и воеводе князю Семену Федоровичу Курбскому, да князю Ивану Федоровичу Оболенскому, Петру Федоровичу Охлебинину и иным своим воеводам с ратными людьми. И пошли великого князя воеводы из Смоленска к Орше, и от Орши к Могилеву и к Минску. А от Минска пошли прямо к Вильне и всю землю воевали и пленили по самую Вильню и в Креве за 30 верст от Вильни. И собрались литовские воеводы, виленский воевода Николай Николаев, тротцкий воевода Альбрехт Мартынов, городенский воевода Юрий Николаев Радивилов, староста жемоцкий Ян сын Николая Радивилова, князь Михаил Ижеславский и иные многие паны литовские со многими людьми. И великого князя воеводы, призвав Бога на помощь, пошли прямо на них и передних людей побили, князя Василия Полубенского-Воротынского, королевского дворянина Чижа и других многих людей побили; да королевского дворянина великого человека поймали, именем Рая, и иных многих королевских дворян попленили, а городенского воеводы Юрия Николаева обоз взяли. И с теми большими панами великого князя воеводы биться хотели, и литовские воеводы паны от великого князя воевод ушли за крепости, и великого князя воеводы пришли до тех крепостей; тогда паны вступили на тесные места, и они за ними того ради не пошли. Воевали и пленили Литовскую землю: Логееск, Минск, Красное село, Молодечну, Марково, Лебедево, Крев, Ошмяну, Медники, Мяделю, Коренско, Березовичи, Вязыню, Радошковичи, Борисово и иные многие места по самую Вильню, и по сторонам Вильни, и за Вильню. И пленив Литовскую землю, великого князя воеводы возвратились со всеми людьми и, дал Бог, вышли поздорову, а полону бесчисленное вывезли множество.

В том же году в апреле месяце отпустил князь великий младшего брата своего Андрея Ивановича на его удел в город Старицу и на всю его вотчину. Он же пришел в Старицу 8 апреля и сел на своей вотчине после отца своего впервые. В том же году начали строить град Тулу каменный на реке Упе.

7028 (1520). Сентября в 8 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси, почтив посла крымского князя Апака и Магмед пашу, отпустил их к своему государю; да с ними вместе послал князь великий в Крым к хану Махмет-Гирею своего посла Федора Климентьева о дружбе и о любви.

Того же месяца в 11 день отпустил князь великий митрополита Григория, что приходил к великому князю от Феолипта, вселенского патриарха Цареграда, милостыни ради, и старцев Святой горы отпустил, проигумена Савву великомученика Пантелеймона русского монастыря, Исаию святых сорока мучеников Ксирапотама монастыря. Великий же государь Божиею милостию Василий к патриарху послал и в Святую гору милостыню довольную, а также митрополита Григория и старцев Святой горы пожаловал деньгами, конями, одеждами и прочим всем потребным довольно.

Еп. Тихон ростовский. Еп. Тихон коломенский. Еп. Пимен вологодский. Февраля в 9 день в четверток поставлен Варлаамом митрополитом Иоанн, архимандрит симоновский, архиепископом Ростову и Ярославлю. Того же месяца февраля в 14 день во вторник поставлен Варлаамом, митрополитом всея Руси, Тихон, игумен угрешский, на Коломну епископом. Того же месяца февраля в 16 день в четверток Варлаам митрополит поставил Пимена, игумена соловецкого, на Вологду и в Пермь Великую епископом.

Посол к туркам. Белгород. Очаков. Той же зимой в месяце марте князь великий послал человека своего Бориса Голохвастова к турецкому султану Шалим-Шаху, Баязета султана сыну, о своем здравии ему сказать и о его уведать; а отпустил его Доном к Азову, а от Азова ехал морем к Кафе, и от Кафы к Цареграду Черным морем. А из Цареграда ехал сухим путем к Адрианополю, а из Адрианополя нашел султана в Димоитхе, и тут султан велел Борису у себя быть и честь великую и корм довольный воздал ему и оттуда его отпустил на Сербскую землю к Дунаю. И возлился Дунай под Келиею, а от Келии к Белграду, где возлился Днепр великою рекою, а от Белграда к Очакову, и тут возлился Днепр, а оттуда к Перекопи крымского хана Гирея приехал. И хан его отпустил за князем Юрием Пронским, и Борис нашел князя Юрия в Путимле, а на Москву приехал с князем января в 8 день.

От папы с письмами. Тула каменный град. В тот же год был у великого князя на Москве от папы римского с грамотою человек его, именем Павел. В тот же год завершили град каменный на Туле и именовали его по прежнему имени его град Тула, а река под ним Тула ж.

Хан крымский прислал иного посла, прося у князя великого помощи на Большую орду хана астраханского. И князь великий послал ему в помощь с низовых городов людей на судах. Они же, придя до Ахтубы, много повоевав, Сарая не взяли и возвратились со многим полоном.


7029 (1521). Умер кн. Дмитрий. Преставился князь Дмитрий Иоаннович, брат великого князя Василия, февраля в 14 день.

1521. Умер кн. Дмитрий. Умер еп. Даниил тверской. Февраля 13 дня на Федоровой седмице в среду вечером преставился благоверный и христолюбивый князь Дмитрий Иоаннович угличский, брат великого князя Василия Иоанновича, а 23 принесен в Москву; и положили его в церкви архангела Михаила возле великого князя Дмитрия Иоанновича Донского. Марта 30 преставился епископ тверской Даниил гречанин.


В тот же год мая в 14 день в вотчине благоверного князя Георгия Ивановича московского, в Кашине и в Колязине монастыре, начали копать рвы на основание церкви святой и живоначальной Троицы и обрели мощи преподобного игумена Макария, начальника месту тому, целые, невредимые, и ризы его не истлели, что видевши, удивились и прославили Бога, прославляющего святых своих.

Казанцы долго во смирении и без мятежа не любили жить, начали хана своего, посаженного от великого князя, Шигалея Шихавмирова сына прельщать, чтоб отступил от власти великого князя, как и прежде бывший хан Махмет-Аминь, говоря: «Да владеешь ты один Казанью и всеми нами и, укрепившись в Орде своей, будешь с руси дань брать, как и прежде деды наши, и будем, пленя землю Русскую, богатеть. Ныне же, если сего не учинишь, видишь, что князь русский недоволен владеть Казанью, как ныне, но, ненавидящий рода нашего, на Астрахань с крымским ханом воинство посылал, и тех разорили, и хочет грады по Волге строить и нами не как с друзьями быть, но как рабами владеть и во свою веру обращать». Но хан Шигалей никак же не прельстился, ни послушал слов их лестных, отвечал им так: «Если знаете, что деды и прадеды наши от Руси дань имели того ради, что Орда была едина, имели одного хана, и все султаны и князи того слушали и боялись, и что повелевал, так и было. Русские же князи тогда многие были, и великого князя не слушали и не боялись, но приходя в Орду к ханам, друг друга губили, и один на другого дани возлагали на себя, и, беря от хана воинов, один другого земли разоряли. Тогда не дивно было ими владеть и дани от них брать. А коли деда моего после отца изгоняли и во султаны разделились, сами на себя восстали воевать и грады великие Болгары и Буляр разорили, беря русских в помощь, и дед мой ушел, Казань состроив. Русские же начали великие князи, других князей одолевая, силиться, и пришло до того, что один остался князь великий и тот силен есть, не можем противиться ему. Как ведаете, хан Махмет-Аминь, послушав вас, отделился и начал земли Русские воевать, и не только зло учинил, едва не всю Орду погубил, и нужда была ему просить прощения; а на крымского нам надежды нет, ибо тот хочет все себе покорить». Они же не преставали смуты делать, подущаемые крымцами, а Шигалей крепко стал против злых намерений их, многих князей и мурз, взяв, в темнице посадил, а иных смерти предал. Казанцы же за сие особенно возненавидели Шигалея и, тайно совещавшись, послали в Крым к хану просить себе султана на ханство. Он же прислал им младшего сына своего Сап-Гирея, и пришел в Казань со многою силою крымскою. Тогда казанцы, восстав на христиан, всех русских людей, бывших в Казани, посекли, а также и многих казанцев побили, а всего до 5 000 человек, казну Шигалееву разграбили. А самого и воеводу московского едва Сап-Гирей спас, не дал убить, испросил у казанцев юности его ради и разума и благородства, так как он был от рода Тохтамыша, хана Великой орды, и того ради не дал его убить, но отпустил его к Москве со двумя служащими и послал проводить его в Поле нагим. И тогда же были на Волге в Девичьих горах многие русские рыбаки, которые весною приходили, а в осень возвращались. Те, услышав о смятении казанском, многие собравшись, пошли через Поле с 1000 человек и по случаю сошлись с Шигалеем. Государь же великий князь, слышав о смятении казанцев, весьма печален был, и что Шигалей изгнан, и не ведал, где есть. Уведав же, что жив есть, послал навстречу к нему со многими запасами и одеждами из Нижнего и Василева, и встретили их в степи, когда они от голода изнемогали и многие умерли. И когда пришел Шигалей в Москву, принял его князь великий с честью многою, как сына своего и друга, и похвалил весьма верность его, желая же и сам идти на Казань, но не мог войны ради литовской.

Июля 27 дня в субботу пришел хан крымский Махмет-Гирей, забыв свою клятву и многую дружбу к себе великого князя, взял от короля польского казну многую, собравшись со всею братиею своею и ордами Крымскою и Ногайскою, много же и Волжской орды присовокупив, перешел без вести на великого князя вотчину к реке Оке. И в 28 день, воскресенье, переправился чрез Оку со всею ордою, и побили заставы русские, и воеводу князя Федора взяли, воевали Коломенскую землю. Князь же великий, не имевший воинства вблизи, так как все были на рубежах Литовских, повелел в Москве готовиться к осаде и людей уездных, и скот, и запасы собрать, оставив воевод своих, сам пошел к Волоку и послал к воеводам, чтобы от Лук и Смоленска со всеми воинствами поспешали. Хан же, воюя страну Коломенскую и Московскую да Угрешскую, многие села и монастыри пожег, а людей побил и пленил, более же по Рязанской земле; и стоял сам на реке Северке 6 дней, рассылая в набеги за добычей. Когда же уведал, что силы русские стали подходить, тотчас перейдя Оку, пленял там около Рязани семь дней, воеводу же князя Федора Лопату отпустил за откуп, под Рязанью выкупил его Хобар, наместник рязанский, дал 50 рублей, так как весьма исстрелян и сечен был. А князь великий в Москву пришел августа 5 дня, а хан был в Русских землях две седмицы, возвратился со множеством полона и богатства.

7030 (1522). Пришла весть великому князю, что безбожный хан Махмет-Гирей крымский, возгордившись, хочет идти на землю его. Князь же великий Василий пошел сам к Коломне со своею братиею, и пришел в Коломну, и войско свое устроил, и воевод своих уставил при берегу Оки реки, оттуда хотел в Поле идти, но услышав, что татары ушли, возвратился назад.

Митр. Даниил. Еп. Иона рязанский. Еп. Акакий тверской. В тот же год Варлаам митрополит оставил святительство декабря в 17 день. Той же зимой поставлен был на митрополию Даниил, игумен Иосифова монастыря, февраля в 27 день. Марта в 23 день Даниил митрополит поставил Иону епископом на Рязань. Того же месяца в 30 день поставил во Тверь епископа Акакия.

7031 (1523). Перемирие с Польшею. В сентябре пришли на Москву послы литовские пан Петр Станиславов, Долгобуж Боговитинов да писарь Ивашка Горностаев и учинили с великим князем перемирие на пять лет.

Безбожный хан крымский Ахмет-Гирей, возгордясь, что с помощию русскою Астрахань повоевал, желая обладать всею Волжскою ордою, пошел сам в силе великой. Был же у него князь ногайский Мамай, тот обменялся сообщениями тайно с астраханскими князями. И пришел брат Мамаев Агиш князь, и напал на него внезапно, самого Ахмет-Гирея и сына его Богатыря султана между Волгою и Доном убили, и множество крымских князей, уланов и мурз побили и пленили, и пошли Агиш и Мамай в Крым и там много повоевали, а города ни одного не взяли, и возвратились к Астрахани.

В том же году князь великий взял князя Василия Шемяку и в поруб его посадил.

Казанский хан русских побил. Той же весною хан Сап-Гирей в Казани много зла христианству навел и кровь проливал, как воду, и посланника великого князя Василия Юрьевича Поджегина убил. Князь же великий Василий жалел о том весьма, и пошел с братьями своими на второго мучителя казанского хана, и достиг Новгорода Нижнего августа в 23 день; а отпустил под Казань хана Шигалея в судовой рати по Волге, а с ним воевод своих, также и Полем конную со многими людьми, и велел пленить Казанские места.


Василь град. Тогда же велел поставить на устье реки Суры град деревянный и нарек его Василь град.

Василь град. Они же пришли и на устье реке поставили град, нарекли Василь во имя великого князя, и пошли в ладьях на Низ.


И великого князя воеводы Казанские места пленили и возвратились здравы, многий плен с собою приведя.

7032 (1524). Поход на Казань. Шереметьев. Кропоткин. Великий государь сентября в 15 день возвратился из Новгорода с братиею на Москву, послав рать свою к Казани, Шигалея царя, а с ним воевод своих в судах и конями, за их неисправление. В большем полку князь Иван Федорович Бельский, да князь Михаил Васильевич Горбатый, да Михаила Юрьевич Захарьин; а в передовом полку князь Семен Федорович Курбский да Иван Васильевич Ляцкий; а на правой руке князь Семен Дмитриевич Серебряный да князь Петр Охлябинин; а на левой руке князь Юрий да князь Василий Васильевичи Ушатые; а в сторожевом полку князь Михаил Иванович Кубенский да князь Иван Шамин. А в конной рати в большем полку боярин Иван Васильевич Хабар да Михаил Семенович Воронцов; а в передовом полку Василий Андреевич Шереметьев да Федор сын Семена Колычев; а на правой руке князь Петр Иванович Репин да Дмитрий Бутурлин; а на левой руке князь Иван Федорович Овчина да князь Андрей Кропоткин; а в сторожевом полку Иван сын Василия Лошакова да Чулок Засекин.

Тогда над русским воинством беда сотворилась. На Волге сошлись черемисы многие во узких местах и начали на ертаульный (самый передовой) полк с косы стрелять. Ладьи же, поберегшись оных, пошли к крытым берегам; и когда пришли ладьи близ круч тех, пустили черемиса деревья на них и каменья набросали, на мелях же между островами наложили великие деревья, так что невозможно было пройти. И тут убили из ертаульного полка 5000, да передового с 15 000, да большего полка с 10 000, так как ладьи, от речной быстроты одна о другую ударяясь, утопали, а черемиса, отовсюду нападая, убивали; и так тут погибло русского воинства с 25 000, и стенное оружие и пушки в реке все погибли. После умаления же воды все то оные язычники изловили и наживу многую приняли. Воеводы же шедшей полем конной рати не ведали о сей погибели, вошли в землю Казанскую, пленя здесь. Когда же пришли к реке Свияге, тут встретили их князи и все силы казанские, в которых были первый князь Отун, да князь Аталык, а хан Сап-Гирей остался в Казани. Сии безбожные сразились крепко с полками русскими, думая, что сии, ведая о погибели на Волге, побегут, а русские воеводы, думая, что хотят их разлучить от судовой рати, особенно храбрее налегали. И был у них бой крепкий не на долгое время, и тотчас татары побежали, а русские гнались до Волги, и тут многие татары утонули, иные в ладьях бежали, иные по лесам; и тут убили их до 42 000, как сами они поведали. И начали воеводы всюду улусы их разорять и пленить, и в ладьях плывущего воинства ожидать. Те же, приплыв, возвестили беду свою, что запасы и стенобитное оружие погубили и воинство весьма умалилось. Начали все воеводы совет творить, и положили: «Если так возвратимся, зло на пути погибнем». И придя, стали выше Казани, послали к казанцам, что если хотят умириться, да отдадут всех гостей пленных. И казанцы, видев многих своих на Свияге убитых, того ради мир учинили и гостей всех отпустили. И так возвратилось воинство русское со тщетою великою, ибо погибло тогда на Волге и от голода до 30 000 мужей.

7033 (1525). Казанцы просят прощения. Бояре в Казань. Еп. Вассиан коломенский. Той же осенью пришли послы из Казани Аппай улан, и Бахты-Килдей князь, и прочие и били челом великому князю от всей земли Казанской за свою вину и о хане Сафа-Гирее. И государь по их челобитью пожаловал, а в Казань послал своего посла князя Василия Даниловича Пенкова да дьяка своего Афанасия сына Федора Курицына. Той же весною апреля во 2 день поставлен был на Коломну епископ Вассиан Топорок, а на Вологду Алексий, игумен Кириллова монастыря, апреля в 19 день. В тот же год послали делать Коломну град каменный.

Постриглась княг. Соломия. Засуха и мрак. В тот же год князь великий Василий Иоаннович хотя весьма любил благоверную свою супругу великую княгиню Соломониду, но прошения ради митрополита, князей и бояр для своей земли Русские положил пустить ее (на волю) и постричь. И сего ради повелел близ Москвы недалеко от монастыря святого Саввы построить монастырь ради пострижения благородных девиц и учения и поставил тут первую настоятельницу благородную иночицу Елену, называемую Девочкину, из Суздальского Посковецкого монастыря, и прозвался монастырь тот Девичий. В тот же год была засуха великая от Троицына дня до Успения святой Богородицы, и мгла была великая 4 недели, и солнца и луны не видели.

7034 (1526). Брак вел. кн. Василия второй. В ноябре князь великий Василий Иоаннович постриг великую княгиню Соломонию по совету ее тягости ради и болезни бездетства; жил с нею 20 лет, детей не было. Той же зимой января в 21 день князь великий Василий Иоаннович женился второй раз, а выбрал себе невесту княжну Елену, дочь князя Василия Львовича Глинского; а венчал их Даниил митрополит.

Той же зимой в марте пришли послы к великому князю из Казани от Сафа-Гирея царя Казы князь, да Чюра князь, да Девел бакшей.

Еп. Макарий новгородский. Еп. Кирилл ростовский. Марта в 4 день преосвященный Даниил митрополит поставил Макария, архимандрита из Лужков, архиепископом Великому Новгороду и Пскову, а от Спаса из Суздаля архимандрита Кирилла поставил архиепископом Ростову.

Послы цесарские. Посол папежский. Папа Климент. Кн. Федор Мстиславский. Той же зимой пришли от цесаря Карла великого князя послы князь Иван сын князя Ивана Засекина, да Семен, сын Бориса Трофимова; а с ними пришли от цесаря послы Леонард от Комид, а от брата цесарева Фердинанда Сигизмунд Герберштейн второй раз. В тот же год в июле прибыл посланник великого князя от Рима Митя Малой, толмач латинский; а с ним вместе пришел к великому князю от папы римского Климента именем Иван Франчисков бискуп. В тот же год в месяце июле приехал из Литвы князь Федор Михайлович Мстиславский служить великому князю.

7035 (1527). Послы польские. Перемирие на 6 лет. Цесарь посредник. К цесарю. К папе. Приехали к великому князю послы литовские, а князь великий был на своей потехе в Можайске, от короля Сигизмунда Петр Станиславич, воевода полоцкий, да писарь и маршалка Богуш Боговитинов, и учинили с великим князем перемирие на 6 лет, а мирил их цесарь и порукой был; да из Можайска князь великий литовских послов отпустил вместе с цесарским и папежским послом. А к королю Сигизмунду послал князь великий послов своих окольничего своего Ивана Васильевича Ляцкого да дьяка своего Елизара сына Ивана Цыплятева; а к кесарю римскому королю и к брату его Фердинанду послал своих послов Ивана Ляпуна Осинина да Андрея Волосатова, а к папе послал Еремея Трусова да Шарапа Лодыгина.

Глинский освобожден. В Казань. Пильемов. Той же зимой князь великий был у пречистой Богоматери на Тихвине помолиться. Той же зимой в феврале смилостивился князь великий над князем Михаилом Глинским, из-под стражи выпустил. Той же зимой жил князь великий в своем селе Воробьеве до Успения святой Богородицы. В тот же год послал князь великий посла своего в Казань к царю Андрея сына Федора Пильемова.

7036 (1528). Крымцы к Оке. В 5 день сентября пришел Ислам султан крымский, Исуп султан Епанчин сын, да два султаны Ахмата Хромого дети, и мурзы многие внезапно к берегу Оки реки, похваляясь, желая через Оку реку переправиться. И князь великий сам против них вышел и стал в Коломенском. А в ту пору воеводы были на берегу со многими людьми: князь Василий Семенович Одоевский, князь Иван Иванович Щетина, да князь Федор Васильевич Лопата, да князь Иван Федорович Овчина, да против Ислама стали через реку; в ту же пору к берегу поспел князь Федор Михайлович Мстиславский; и стали с Исламом биться через реку накрепко, и за реку Ислама не пустили. Тогда Ислам пошел прочь, и великого князя дети боярские, перейдя за реку, татар многих побили и поймали Исламова любимца Янслыча мурзу, великого человека, и Ислам пошел спешно из земли.

Брак Ивана Пенкова. В ту же осень пожаловал князь великий князя Ивана Пенкова, дал за него своячницу свою княжну Марию.

7037 (1529). Объезд по городам. Князь великий в своем селе в Новой слободе всю осень был, а заговев, поехал к чудотворцам: в Переславль, в Ростов, в Ярославль, на Вологду, на Белоозеро и в Кириллов монастырь.

Послы казанские. В тот же год пришли к великому государю послы казанские от хана казанского Сафа-Гирея в Новую слободу Табай князь, да Дана князь, да Обреим бакшей и, говоря, били челом великому князю о том: в которых делах хан пред великим князем неправ, хан в тех всех делах хочет пред великим князем исправиться и правду дать, и послов своих больших к великому князю посылает бить челом за то, чтобы князь великий казанских послов отпустил, и хан со всею землею Казанскою пред послом великого князя Андреем Пильемовым клятву и правду учинили на шертной записи, да и послов своих к великому князю присылал, князя Мамыша, князя Курата да Шемерденя князя Чуракова. И князь великий в ответ к нему послал своего посла князя Ивана Федоровича Палецкого, чтоб хан великому князю во всех делах по шертной грамоте исправил; хан вскоре свою правду и клятву преступил и послу великого князя Андрею Пильемову бесчестье и крамолу учинил великую, и князь Иван Палецкий в Казань к царю не пошел из Новгорода.

7038 (1530). Поход на Казань водою. Бакеев. Конями. Аничков. Князь великий, не в силах терпеть хана клятвопреступления, советовался о том со всею братиею и с боярами. Потом, приняв Господа в помощь, послал к Казани рать свою. В судовой рати в большем полку князь Иван Федорович Бельский, да с Новгорода наместник и боярин князь Михаила Васильевич Горбатый, да воевода князь Михаил Иванович Кубенский; в передовом полку князь Федор Лопата Васильевич Телепнев-Оболенский, да князь Семен Федоров сын Петровича Сицкого; на правой руке Федор Щука Юрьевич Кутузов да князь Федор сын князя Михаила Федоровича Курбского Карамышев; на левой руке Иван да Андрей Никитичи Бутурлины; а в сторожевом полку князь Иван Иванович Барбашин да Михаил Ильин сын Семеновича Бакеева. А в конной рати в большем полку князь Михаил Львович Глинский, Василий Андреевич Шереметьев; в передовом полку князь Иван Овчина Федорович Телепнев-Оболенский да Чулок Засекин; на правой руке князь Петр да князь Василий Ивановичи Репнины; на левой руке князь Федор Овчина Телепнев-Оболенский, да Федор сын Данилы Аничкова рязанец; в сторожевом полку Дмитрий Семенович Воронцов да князь Иван Мезецкий.


И казанские люди нападали на конную рать великого князя не в одном месте, но Божиею милостию великого князя воеводы их побивали, и чрез Волгу переправились на казанскую сторону, и с судовыми воеводами совокупились месяца июля в 10 день в воскресенье, и призвав Бога в помощь, пошли к Казани со многими людьми. И хан казанский Сафа-Гирей со всеми казанскими людьми, к ним же пришел на помощь из Ногаев Мамая мурзы сын старший с 30 000 ногаев да Яглиз князь со многими людьми и астраханские люди.

Мир с казанцами. Потом выехали из града бить челом воеводам Булат князь, да Опай улан, да Табай князь, чтобы воеводы сами их пожаловали, и великому бы государю князю предложили, «и просили о нашей крайней дерзости, а мы посылаем государю великому князю бить челом за свою вину». И воеводы русские привели их по их вере к правде, что им послать непременно к великому государю упрашивать за вину свою, да притом же и от государя им неотступным быть и в ханы им на Казань никого не принимать, разве кого им государь князь великий пожалует; и привели к шерти всех, что им быть во всей воли великого князя, и возвратились воеводы во свои Русские пределы. А князь великий, уведав о нестроении воевод, возложил на старшего воеводу князя Иоанна Бельского опалу и едва от смерти избавил его, так как Даниил митрополит да Порфирий, игумен радонежский, упросили у великого князя; но в темнице сидел 5 лет, поскольку ему дана была вся власть над воинством русским.

Мир с казанцами. Собрал хан черемис множество и чуваш, повелел острог великий за Булаком от Казани и до Кабана поставить и пушки многие русские, которых взяли черемиса на Волге, поставить по острогу тому; и было в Казани и на полях за Казанью стоящих людей более 100 000. И умаж во 12 ушел хан сам со многими воинствами и, при рассвете дня, на самой заре, напали крепко на станы русские. Воеводы же все стояли готовые и сами вышли против нечестивых, а ебурра повелели в бок татарам из пушек бить. И был бой великий между обоими, и Божиею милостию в тот день победили воеводы русские татар, и гнались от острога, иных за Кабан, и много на том бою побили и пленили. И начали воеводы к граду приступать и несколько дней жестоко из пушек били день и ночь. Татары же, видев сие, за долгое время беспечными стали и стражей плохих по стене имели. В одну же ночь, когда увидели русские оплоху стражи их, избранные десять юношей приползли к граду и, подложив пороха, бересты и смолы, зажгли одну стрельницу острога. Басурмане же долго не ощущали сего, даже когда много острога загорелось. А воеводы тотчас повелели в ратные трубы затрубить и, устремительно на град напав, начали всюду острог зажигать и, вскоре войдя, людей спящих и бегущих побивать, и там погибло казанцев от мала и до велика более 15 000, много же из-за тесноты и погорели, а иные в водах утонули. Тут же убит был славный их воин князь Аталык и иные многие, а русских воинов убито князь Иосиф Дорогобужский да князь Федор Лопата. Хан же Сап-Гирей, видев гибель граду, собрал крымских татар с 5000, бежал из града, и пробился сквозь полки русские, и едва 3000 спася, убежал в Крым, уязвлен весьма; также и ногаи побежали за Каму; а в Казани едва остался 12 000 воинства; черемиса же едва не все в остроге были убиты. Воеводы же великого князя начали между собою разногласия: иные говорили град взять и посадить русских воевод; иные не хотели того ради, чтобы тут не оставаться; а старшие воеводы, беря от казанцев дары многие, не хотели брать город. И так стояв три дня, послали за князями казанскими.


Родился Иоанн. Августа в 31 день, на память святых апостолов Варфоломея и Тита, в 7 час ночи родился великому князю Василию Иоанновичу всея Руси сын от его великой княгини Елены Глинской и наречен был Иоанн. Тогда была во граде Москве радость великая о государской радости и о рождении великому государю сына, а также и по всей земле возрадовались люди радостью несказанною. А крестить сына своего ездил князь великий к Троице в Сергиев монастырь; крестил его старец Иосифова монастыря Кассиан Босой да старец Даниил из Переславля сентября в 4 день в воскресенье, на память великомученика Вавилы антиохийского; а священнодействовал игумен троицкий Иоасаф Скрипицын.

7039 (1531). Послы казанские. Полев. Бугуша. Татар непостоянство. Путятин. Ответ послов. Речь великого князя. Ответ послов. Головин в Казань. Пришли к великому князю Василию Иоанновичу послы казанские Табай князь, да Тевеклей князь, да Ибреим бакшей, били челом великому князю от Сафа-Гирея хана, и от князей, и от всех людей Казанской земли, чтоб великий государь пожаловал, гнев свой отложил, а на князей бы и на всю землю Казанскую опалы не держал; и пожаловал бы государь Сафа-Гирея, сыном себе учинил его, «а хан хочет быть в государской воле; и князи и всей земли Казанской люди надежду имеют на тебя, великого князя; как ты, государь, их пожалуешь, и они во всей твоей государевой воле служить впредь хотят прямо и неотступны будут всею землею Казанскою до конца своей жизни и детей своих». И князь великий, берегя землю Казанскую и жалея людей казанских, чтобы кровопролития не было, того ради к хану гнев свой отложил, и князям казанским и всей земли Казанской опалу свою отдал, и пожаловал хана, с собою в сыновстве и в дружбе хотел учинить; и записи шертные князь великий велел написать, на чем хану правду учинить, и князям, и всей земли Казанской людям. И послы казанские Табай князь с товарищами на шертной записи на Москве правду учинили. А по той записи царю правду дать и по той князям правду ж дать и всей земли людям, и к тем записям Табай князь и Тивикел князь печати свои приложили, а Обреим бакшей руку свою приложил. И на той записи шертной хану в Казани пред сыном великого князя боярским правду учинить и к записи печать свою приложить; также князям руки свои приложить, которые грамоту знают, а которые грамоту не знают, тем печать свою прикладывать; и всей земли Казанской людям правду учинить пред тем же сыном боярским; и людей великого князя, которые попали казанским людям, и пищали, и то отдать тому ж сыну боярскому и с ним вместе отпустить к великому князю на Москву. И князь великий с теми записями послал в Казань к хану сына боярского Ивана сына Василия Полева, в январе, да с ним вместе отпустил ханского человека Бауша. И той же зимой марта в 28 день приехал к великому князю из Казани от Ивана Полева великого князя сын боярский Сура Нехаев с грамотою, а писал Иван в грамоте: хан правды на шертной грамоте не учинил и пищали ему не дал. А с ним вместе прислал хан к великому князю своего человека Мерденя с грамотою, а писал к великому князю, чтоб князь великий послов его отпустил, и своего старшего посла вместе с его послами к нему прислал, да пушки и пищали, которые у них великого князя воеводы под Казанью взяли, и людей казанских полонили, и которые гонцы задержаны, и пожаловал бы князь великий, с Табаем к нему отпустил; и как будет Табай князь с товарищами и великого князя старший посол, при том же пушки, пищали, и все казанские люди когда возвращены явятся, тогда и он намерен правду по записи учинить и Ивана Полева к великому князю отпустить. И князь великий приказал говорить Федору сыну Ивана Карпову да дьяку своему Меньшему Путятину послам казанским Табаю с товарищами: «На чем вы нам учинили договор и правду дали, что быть хану нам во всем послушным и всем князям казанским, ныне же хан, князи и вся земля Казанская по вашему челобитью правды не учинили. И Табай-князь нам говорил: „Сказывал де гонец им, что в Казань пришла весть, будто государь князь великий посылает рать свою к Казани, да потому де того дела не учинили. А ведаете де и сами, что в Казани людей добрых мало, все люди мелкие, что и земли крепить некому, люди все в розни; а в страхе великом люди сшатались, и нашей мысли не имеют. Государь князь великий сам промыслит о своей земле, волен Бог да государь в своей земле: земля Казанская Божия да твоя государева, как хочешь, так учинишь, а мы холопы Божии да твои государевы. А посланы мы к великому князю бить челом от хана, и от князей, и от всех людей Казанской земли с правдою, а не лестию; и на чем мы государю добили челом, то и хану было и всей земле непременно также делать. А ныне хан в своем слове не устоял; а то, за тем нас к великому государю бить челом послал, он то все презрел, а нас забыл, и того не похотел учинить, на чем мы договорились. И мы думаем, что пристали к нему крымцы и ногаи и тутошние лихие люди; а земля с ним не заедино вместе, но из-за него не смеют делать того ради, разве что будет государю тот хан в Казани не надобен; и с того времени государева жалования ждут, тому ли быть хану на Казани или иного государь пожалует на Казань послать“». И Федор Карпов да Меньший Путятин сказали великому князю; и князь великий послал к ним Федора ж да дьяка Меньшого, а велел им говорить: «Государь наш велел вам объявить: „Только бы тот хан был нам послушен, да была б в нем правда, и мне его чего ради не хотеть на Казани? Да видите сами, что он не прям и прежде его хан много зла учинил, без нашего ведома, и без обсылки князей казанских побил и иные неправды многие поделал“. И государь наш по вашему челобитью пожаловал хана, с собою во единстве хотел учинить и сыном его себе назвать; а и не пригоже было нашему государю так учинить, и государь наш бережет земли Казанские и жалеет людей казанских, чтоб добро было и земли устроены были, а хан государя нашего слову не верит и правды не чинит». И послы говорили: «Видим и сами, что государю нашему великому князю прям быть не хочет, правду свою преступил и презрел дело свое, а нас забыл, что с нами наказал; и какому в нем добру быть? А ныне ведает Бог да государь, что со своею землею Казанскою учинить; мы рабы твои, государь, а хана кого нам государь пожалуешь, тот нам люб». И били челом, «чтоб государь пожаловал нам Шигалея, поскольку Шигалей земле Казанской ничего не грубил, да лихие люди так неизвестно какой ради причины над ним сие учинили; и ныне государь его отпусти к Казани, наказав, как ему, там будучи, жить, и дела ваши исправлять, и тамошних людей беречь и жаловать. А бьем челом государю, чтоб государь пожаловал, хана Шигалея отпустил к Василю граду да и нас с ним, да и полон бы государь казанский отдал; и мы, придя в Василь град, пошлем в Казань от себя грамоты, да и к черемисе горной и луговой, и к арским князям о государевом жалованьи, как их хочет государь жаловать и беречь своим жалованием; как было и прежде при хане Махмет-Амине, также и ныне хочет их государь жаловать и беречь землю Казанскую». Что слышав, Федор Карпов и Меньший Путятин объявили великому князю, и князь великий велел говорить с послами: «Вы нам бьете челом о хане; как поехали вы к нам от хана, был ли вам о том к нам наказ от князей и от земли Казанской, чтоб нам землю Казанскую пожаловать и дать им Шигалея ханом?». И послы говорили: «Нам о том наказ был; о котором деле нас к государю послали, мы о том государю и били челом, чтоб государь нас пожаловал, велел нам себе служить; а хану казанскому служить не хотим, им мы умерли, а государевым жалованием ожили. Хан нас послал о великих делах, и что мы ни сделали, и он то все презрел, а от нас отступился; и ежели мы хану не надобны, и нам хан не надобен. А в Казани у нас род есть, и братия, и друзья; а которые казанские люди задержаны в Новгороде Нижнем и которые люди попали в руки великого князя людей, у тех же людей отцы и братия, весь род и другие в Казани; и только мы придем в Василь град и пошлем к ним грамоты, и те люди за нас станут». Оное Федор Карпов да Меньшой Путятин сказали великому князю, и князь великий, посоветовавшись о том с боярами, велел послать в Казань Посника Головина к хану да наказал к Качигалею мурзе и к Булату князю: что они о сем думают? А срок велел учинить у себя быть гонцу своему в 25 день.

7040 (1532). Сентября в 12 день князь великий поехал к живоначальной Троице в Сергиев монастырь в день чудотворцевой памяти помолиться с великою княгинею Еленою и с сыном своим князем Иоанном сентября в 17 день в воскресенье, а оттуда на свою царскую потеху на Волок, в Можайск; а в Москву прибыл ноября в 19 день в воскресенье. И посоветовался князь великий с боярами, что ему лучше отпустить Шигалея и послов в Нижний Новгород, и декабря в 20 день отпустил князь великий Шигалея хана и послов в Нижний Новгород. И того ж месяца декабря в 27 день послал князь великий в Нижний Новгород дьяка своего Афанасия Курицына к хану и к князю с записями и Обреим бакшея подписью; да с ним же послал грамоты посольные, а велел те грамоты послать из Новгорода Нижнего боярину и воеводе князю Василию Васильевичу Шуйскому к царевне, и к князям, и ко всей земле Казанской.

Сафа-Гирей выгнан. И в тот же год мая в 17 день приехал к великому князю Посник Головин и объявил великому князю, что «хан Сафа-Гирей Ивана Полева с товарищами хотел побить, а вам, государь великий князь, хан неприятелем учинился. И когда пришли от великого князя казанские люди с грамотами, в которых писал великий князь к царевне, и к князям, и ко всей земле Казанской, как их государь хочет жаловать и беречь и гнев свой царевне, и князям, и всей земле Казанской отпустить, и царевна, и Качигалей мурза, и Булат князь в головах, и уланы, и князи, и сеиты, и мурзы, и всей земли Казанской люди, совокупясь в одно место, убить не дали Полева с товарищами, а Сафа-Гирея хана по повелению великого князя из Казани выгнали и его советников крымцев и ногаев, а иных побили, которые с ним думали на лихо, Раста князя с детьми, и Али Шукуранова сына, и иных князей; а после него и ханшу его из Казани выслали в Ногаи к отцу ее Мамаю. А к великому князю посылают бить челом».

Послы из Казани. Яналей хан в Казани. И того же месяца в 19 день приехал к великому князю из Казани Кулчюра и Форузат с грамотами от Горшвены ханши и султанши, от Качигалея мурзы, от Булата князя, от уланов, от князей и от сеита, мурз и от всех людей Казанской земли. А писали в грамотах к великому князю: «Мы по вашему государеву наказу Сафа-Гирея хана из Казани выслали; а нас, государь, хочешь жаловать, и беречь земли Казанские, и дать нам на Казань Шигалея хана; и мы Шигалея не желаем, но просим, чтобы государь нам посадил на Казань ханом Яналея султана, Шиг-Авлиара султана сына». И великий князь послал в Казань Останю Андреева, да с ним вместе отпустил Кулчюру и Форузата, и обещал султанше во-первых, и мурзе, и князям, и уланам, и всей земле Казанской свою особенную милость, что их жаловать и беречь хочет и дает им на Казань Яналея ханом, которому было тогда 15 лет, и сыном его себе учинить обещает. А Шигалею хану великий князь велел быть к себе на Москву. А к Яналею султану послал князь великий в городок Федора Демида сына Семена Воронцова и велел ему быть в Василе городе июня в 22 день. А в Новгород Нижний послал князь великий Федора сына Бориса Бороздина да дьяка своего Третьяка Ракова к боярам и воеводам князя Василия Васильевича Шуйского с товарищами и велел Яналея хана к шерти привести. И Малея отпустил в Казань, и с ним Табая князя с товарищами, и всех казанских людей; а с Яналеем велел великий государь идти в Казань окольничему своему Якову Григорьевичу Морозову да дьяку своему Афанасию Курицыну, и на ханство посадить его, и к шерти привести его, и султаншу, и князей, и всех людей Казанской земли, с которыми грамоту и записи шертные, на которых правду дать всей земле Казанской, князь великий с ними же послал. Они же, поехав в Казань по повелению великого князя Василия Иоанновича Божиею милостию государя и самодержца всея Руси, Яналея хана, приняв честно, посадили июня 29 дня в субботу; а прислали к великому князю июля в 14 день Останю Андреева, что его в Казани на ханство посадили. А хан прислал к великому государю ловчего Бибея князя бить челом, что его государевым жалованием сел на ханство. В августе месяце и великого князя Василия Иоанновича посланник Иван Полев из Казани приехал, а с ним вместе хан прислал к великому князю оружничего своего Бурнака князя с грамотою; и в тот же месяц отпустил князь великий Бибея князя в Казань, а послал с ним к хану, и султанше, и к князям грамоты.

Марта в 23 день преставился епископ суздальский на Москве, и положили его в Суздале. В тот же год июля в 3 день в час ночи с четверга против десятой пятницы загорелось в Нижнем Новгороде на посаде повыше Козьмы и Домиана, и перекинулся огонь на город, и загорелась кровля градская, и от той кровли загорелось зелие пушечное в Ивановской стрельнице, и от того пала стрельница та, внутри сгорел двор великого князя, и прочих дворов сгорело немало. В тот же пяток на седьмом часу дня загорелось внезапно зелие пушечное на Москве на Успенском овраге на Алевизовском дворе; ибо делали его на том дворе градские люди, и сгорели делателей тех от зелия того в один час более 200 человек; а к двору тому и к иным дворам Божиим хранением не прикоснулся огонь.

Чернигов. В тот же год доделан был град каменный Коломна. В тот же год повелением великого государя Василия Иоанновича, Божиею милостию государя и самодержца всея Руси, срублен был град Чернигов деревянный. В тот же год срублен был на Кашире град деревянный, а на Осетре каменный.

Комета. В тот же год в августе являлась звезда великая над летним восходом солнечным многие утренние зори, луч сиял от нее вверх великий, не по обычному течению, на полуночную сторону. И затем в тот же месяц являлась та же звезда в вечерней заре после захождении солнца червленым образом, и луч от нее сиял червленый вверх же над летним западом.

Саид-Гирей, хан крымский, не желая терпеть Ислама султана, Махмет-Гирева сына, изгнал его из Крыма злонравия его ради. Он же, скитаясь в степи, не имея чем питаться, умыслил коварство, ссорить великого князя с ханом Саид-Гиреем и чрез то ханом быть или Русскую землю разорять, и прислал к великому князю князя своего Кудодаря, Кудьярова сына Бодгозмина, бить челом, что из Крыма Саид-Гирей хан и крымские люди выслали его, и он ходил на Поле за Доном, и князь бы великий пожаловал, учинил его себе сыном, а Ислам бы великого князя назвал отцом себе, и ежели какая невзгода будет, и великий бы государь пожаловал в своей земле место, а он неотступен ему хочет быть и до конца своей жизни. И князь великий послал к Исламу князя Михаила Ивановича Кубенского, а велел ему то сказать, что его князь великий пожаловал и сыном себе его назвал. И Ислам пред князем Михаилом Ивановичем великому князю крепкую присягу учинил, что ему от великого князя и от его сына князя Иоанна Васильевича неотступным быть и великому князю Василию, и его сыну Иоанну, и их украинам никоего зла не учинить.

Польские послы. Перемирие. Марта в 17 день пришли к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву послы литовские от короля Сигизмунда Иван Богданов Сопегин, да Матей Войтехов Ключников, и Павел Нуршев писарь и сотворили с великим князем перемирие на год от Рождества Христова 7041 года до Рождества Христова 7042-го года; и отпустил князь великий послов литовских к их государю.

Хан крымский Саидет-Гирей. Союз с крымцами. Послы крымские. И того же месяца в 30 день пришел посол великого государя из Крыма Стефан Иванов сын Злобин, а привез к великому князю от хана Саидет-Гирея грамоту шертную, каковую князь великий хотел; а сказывал великому князю, что Саидет-Гирей хан учинился с великим князем в дружбе, и на шертной грамоте сам хан, и его калга Девлет-Гирей султан, и иные султаны, уланы и князи с великим князем правду учинили пред посланником великого князя Стефаном, и учинился хан и султан, уланы и князи с великим князем на великого князя неприятелей заедино. Той же весною в апреле пришли послы к великому князю из Крыма на Москву от Саидет-Гирея хана Авелши с товарищами и привезли к великому князю грамоту таковую ж, каковую великого государя посол Степан привез.

Послание к Петру, кн. волошскому. Умер еп. Иосиф смоленский. Мая в 3 день послал князь великий Василий Иоаннович всея Руси в Волохи чрез Крым к Петру, волошскому воеводе, подьячего Ивашку сына Елизара Сергиева. Июня в 22 день преставился Иосиф, епископ смоленский, и положен был в Смоленске.

Гонец из Астрахани. Черкасы Астрахань взяли. Астраханский Аккаубек хан. Июля в 21 день приехал к великому князю на Москву из Астрахани от Касима хана человек его Злоба с товарищами с грамотою. После же того приехали к великому князю с Волги казаки городецкие, а сказывали великому князю, что, придя к Астрахани, черкасы внезапно Астрахань взяли, хана, князей и многих людей побили и имущество пограбили да и пошли прочь; на Астрахани учинился Аккаубек хан султан.

В тот же год в августе приехал великого князя посланник Роман Писарев и объявил великому князю, что Саидет-Гирея, хана крымского, на ханстве не прочат. А хан прислал к великому князю своего человека Тягри-Бердея с грамотою; а писал в своей грамоте, чтобы князь великий посла своего старшего не посылал, а отпустил бы князь великий к ним их старших послов.

В тот же год завершена была в Коломенском церковь каменная Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа; была же церковь та весьма чудна высотою, и красотою, и светлостию, каких не бывало прежде сего в Руси. И поскольку князь великий Василий Иоаннович, государь всея Руси, возлюбил ее, того ради и украсил всякою добротою, как по достоинству будет святой Божией церкви.

7041 (1533). Гонец Пушкин в Казань. Сентября во 2 день отпустил князь великий в Казань к Яналею хану Бурнака князя, а с ним вместе послал Василия сына Алексея Пушкина, с грамотою. И в тот же месяц сентябрь отпустил князь великий крымских послов и гонца к их государю.

Послы ногайские. Табун. Того ж сентября 4 дня пришли к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву послы ногайские Баубек с товарищами, а с ним гости с конями от Кошим мурзы и от иных мурз, и били челом великому государю, чтобы князь великий пожаловал, приказал гостям торговать ногайским; и как гости исторговались, тогда князь великий послов ногайских и гостей отпустил к своему государю.

Индийцы. В тот же месяц пришел к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву из Индийской земли гость Хотя-Усейн и привез грамоту от Бабур падши, Индийской земли государя; а писал Бабур падша, чтобы великий государь Василий с ним был в дружбе и братстве, и люди промеж ними ходили на обе стороны их здоровье видеть. И князь великий Хотя-Усейна отпустил к Бабур падше, а писал с ним в грамоте, что он того хочет, чтобы люди промеж них ездили. А о братстве к нему не писал, так как неизвестно было, кто он на Индийском государстве, государь ли, или урядник, и великому бы государю в том низости не было, если он той земли урядник; и великий государь того ради о братстве к нему не писал.

Кашира Шигалею и Серпухов. В тот же месяц сентябрь пожаловал князь великий Василий Иоаннович, государь и самодержец всея Руси, бывшего хана казанского Шигалея, дал ему Каширу да Серпухов со всеми пошлинами да и отпустил его с Москвы того ж месяца в 21 день.

Того ж месяца в 22 день в воскресенье выехал князь великий с Москвы к живоначальной Троице в Сергиев монастырь в день чудотворцевой памяти помолиться, а оттуда был в Слободе, а на Москву приехал октября в 3-й день.

Комета. Той же осенью октября являлась звезда во утренней зари за два часа до света над зимним всходом солнца, луч сиял от ней великий и широкий на полудни; а являлась на одном месте от первого октября до 9 ноября.

Гонец в Польшу Нащокин. Того ж месяца октября 8-го дня послал князь великий в Литву к Сигизмунду королю Василия сына Олферия Нащокина с грамотою о некоторых делах земских.

Родился Георгий. Того же месяца октября в 30 день в среду в 7-й час дня родился великому князю Василию Иоанновичу от его великой княгини Елены Глинской сын и наречен был Георгий, в честь церкви, которая в Лиде; и возрадовался государь, прославил Бога; а крестил его у Богоявления на Троицком дворе троицкий игумен Иоасаф Скрыпицын да старец Даниил из Переславля ноября в третий день в воскресенье. Во время же великой сей радости были на Москве братья великого государя Иоанна Васильевича, князь Георгий да князь Андрей Ивановичи, и множайшие князи и бояре его; и была радость великая в царствующем граде Москве ради новорожденного чада его.

Саидит-Гирей с Крыма выслан. Хан Ислам. Гонец волошский. Ноября в 7-й день приехал к великому князю парубок его Ивашка Елизаров из Волохии, а ехал на Крым, и сказал великому князю, что Саидит-Гирея хана с Крыма сослали, а посадили на престоле крымском ханом Ислама. А Ислам прислал к великому князю своего человека Маймуша с грамотою и писал в грамоте, что он учинился ханом в Крыме. Тогда же с Ивашком вместе приехал к великому князю Василию Иоанновичу на Москву от волошского воеводы Петра посланник Юшко с грамотою; а писал воевода в грамоте, чтобы его великий государь жаловал и берег от короля польского и великого князя литовского, а князь великий с литовским королем Сигизмундом в перемирье, и волошский воевода Петр бил челом великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, чтобы великий государь пожаловал, послал к турецкому султану, чтобы великого ради государя турецкий султан оборонил его от литовского короля Сигизмунда.

Присяга хана Яналея. Того же месяца в 18 день пришли на Москву великого князя посол Иаков Григорьевич Поплевин да Афанасий Курицын, которых послал князь великий в Казань Яналея хана сажать на Казань и к шерти привести его и всю землю Казанскую. И хан в Казани пред посланниками великого князя на шертной грамоте правду учинил и к записи шертной печать свою ханскую приложил, чтоб ему неотступным быть от великого государя и дела его беречь. Также и царевна с князями и всей земли Казанской люди присягу и правду учинили на записях шертных, что им быть неотступным от великого князя со всею землею Казанскою до конца жизни своей, и их детям также, ни хана им, ни султана без ведома великого князя никакого не сажать, на что и к записям шертным все князи и люди, которые грамоту знают, руки свои приложили, а которые грамоты не знают, печати свои прислали; а грамоты и записи шертные Иаков к великому князю привез.

Той же осенью приехал из Крыма великого князя казак Темеш Кадышев, а сказал великому князю, что Ислам на ханство не сел, а стоит на Сангире, и послал Ислам на ханство просить к султану турецкому Саип-Гирея; при том же прислал и к великому князю своего человека Будай мурзу с товарищами.

Замыцкий. Шигалей в измене. Той же осенью декабря в 23 день послал князь великий к Яналею в Казань с грамотою, и к царевне, и к князям Константина сына Тимофея Замыцкова. Той же зимой в январе князь великий Василий Иоаннович всея Руси положил опалу свою на бывшего хана казанского Шигалея, что он правду свою нарушил, начал послания посылать в Казань и в иные государства без ведома великого государя; за то его велел князь великий выслать с Каширы и Серпухова, и, взяв, сослал на Белоозеро и с ханшею, и посадить велел за стражу.

Той же зимой в январе великого князя посланник Василий сын Олферия от короля Сигизмунда из Литвы приехал, а с ним вместе королевский человек Ивашко Глаголов с грамотою, и сказал великому князю Василию, что был у великого князя от Святой горы из Пантелеймонова монастыря богомолец его игумен Гавриил и просил великого князя о милостыне; и великий государь, дав игумену милостыню довольную, отпустил в свой монастырь, а шел игумен на Литовскую землю, и в Мелске его ограбили. Потом князь великий короля человека Ивашку Глаголева отпустил, а с ним послал к королю грамоту, чтобы игумена провел чрез свою землю благополучно.

Брак Андрея. Хованский. Февраля в 22 день князь великий Василий Иоаннович женил брата своего князя Андрея Иоанновича, взял за него княжну Евфросинию, дочь князя Андрея Хованского; а венчал князя Андрея Иоанновича и княжну Евфросинию Даниил, митрополит всея Руси, в соборной церкви славного царствующего града Москвы. А на свадьбе был князь великий Василий Иоаннович всея Руси у брата своего Андрея Иоанновича и с великою княгинею Еленою и с братом своим князем Георгием Иоанновичем; и жаловал князь великий на свадьбе брата своего князя Андрея и его княгиню Евфросинию; и великая княгиня Елена и сын великого князя Иоанн Васильевич также одарили их; и был брак сей честен.

Посол казанский. Того же месяца в 22 день пришел к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву от Яналея хана из Казани посланник его Агиш князь с грамотою от султаны, и от князей, и от всех людей Казанской земли; а писал хан в грамоте и султан с князями всей земли Казанской, чтоб великий государь не велел брать из Казани пищалей у них, поскольку в Казанской земле как доброжелателей, так и главнейших неприятелей находится много. Что слыша, великий государь пожаловал сына своего хана Яналея и всех князей Казанской земли и пищалей у них из Казани отбирать не повелел; а Агиша князя отпустил снова в отчество свое марта 6, а с ним послал к хану грамоту и к султану, к князям и ко всей земле Казанской.

Марта в 10 день выехал князь великий Василий Иоаннович всея Руси с Москвы помолиться к Николе Зарайскому на Осетр, а на Москву приехал того ж месяца в 19 день.

Послы казанские. Просьба о женитьбе хана. Июня в 6 день пришли к великому князю Василию Иоанновичу на Москву послы казанские Аппай улан, да Кадуш князь, Отучев брат, да Котлубулат князь Городецкий, да Евтек бакшей; били челом великому князю от хана Яналея и от Булата в головах, от Табая князя, от уланов, от князей, от карачей и от всех людей Казанской земли, чтоб великий государь приказал хану и волю дал жениться у Юфсы мурзы казанского, да и о других великих делах государственных. Тогда князь великий Яналея хана сына своего тем пожаловал и свободу ему дал у Юфсы мурзы ногайского дочь за себя взять того ради, чтобы земля Казанская в покое была, при том же и о земских делах управу учинил и отпустил послов казанских Аппай улана с товарищами в августе.

Хан Саип-Гирей крымский. Левашов. Леонтьев. Того ж июля приехал к великому князю из Крыма казак его Янгаидыр Кожухов, а сказал великому князю: ханом учинили на Крыме Саип-Гирея, который был в Казани, а в калгах учинился Ислам султан. А с ним вместе пришел к великому князю от хана Саип-Гирея человек его Салтанъяр с товарищами, а от Ислама человек его Боан с грамотами; и князь великий ханских людей и Исламовых отпустил к их государям. А с ними вместе послал князь великий к хану своего сына боярского Василия сына Сергея Левашова поздравить на ханстве; да с Василием же послал вместе князь великий чрез Крым к Петру воеводе волошскому Федора Леонтьева и воеводы человека Юшка; а отпустил князь великий июля в 19 день.

Гроза. Мгла и засуха. Комета. Июля в 23 день в 1-й час дня взошла туча великая и страшная с востока зимнего, молния великая блистала беспрестанно, при том же был гром и вихрь; и убило молниею во граде Москве 9 человек; и за Яузою у церкви святого мученика Никиты прошибло стену и у деисуса попалило золотые сосуды, а образов не повредило, и у икон кивоты исщепляло; и по иным местам много побито было от сего людей и скота. И от того времени не было дождя до сентября месяца, но засуха и мгла великая, как дым горькая, леса выгорели, болота водные иссохли, и солнце в третий час являлось красно, и луч сиял от него красен весь день, что никак смотреть на него не можно было, а заходило за два часа, и потом невидимо было; мгла оная столь была густая, что и птиц, парящих по воздуху, неудобно видеть было, и человек человека, близко находившегося, не могли тогда видеть, а птицы часто от мрака сего падали на землю. В тот же год в июле являлась звезда в 4 час ночи над самым горизонтом славного града Москвы, промеж святого пророка Илии и Богоявления за торгом, невеликая и не весьма светлая, только луч от нее сиял долгий и широкий на зимний восток; а видима была оная звезда многие ночи.

Крымское преступление. Неболса. Татары к Рязани. Князь великий против татар. Татары побиты. В тот же год августа в 14 день приехал к великому князю татарин его Неболса Кобяков, а посылал его князь великий к волошскому воеводе чрез Крым. И из Волохии пошел к великому князю, и наехал Ислама султана, и Сафа-Гирея хана, и других царевичей, которые стоят на Поле и ожидают там прочих, а хотят идти на украину великого князя Рязанскую: «Ислам меня, задержав, к великому князю вскоре не отпустил вести ради, а правду свою порушил и измену учинил; и как пришел под украину великого князя к Северскому Донцу, отпустил, и сам Ислам с султанами пошел на Рязань». И сказал Неболса великому князю, что Ислам султан, Саип-Гирей хан и иные султаны крымские со своими людьми да и прибылые с ними люди многие идут на украину великого князя к Рязани. И князь великий, слышав то, вскоре начал приуготовляться против татар, и за братьями своими, князями Георгием и Андреем, послал; и прежде себя в тот день отпустил воевод своих на Коломну к Оке реке на берег князя Дмитрия Федоровича Бельского, да боярина своего и воеводу князь Василия Васильевича Шуйского, да князя Михаила Васильевича Горбатого, и Михаила Семенова Воронцова; а на Коломне великого князя воеводы князь Иван да брат его князь Семен Федоровичи Бельские и иные воеводы с людьми. А сам князь великий отправился из царствующего града Москвы августа в 15 день, слушав божественные литургии у праздника соборной церкви пречистой Богородицы, и молебны пев и, припадая со слезами к образу вседержителя Господа, молился; и после сего благословился у митрополита, и так пошел против своих неприятелей, крымских султанов, а с ним брат его князь Юрий Иоаннович. А в свое отсутствие князь великий велел градским своим воеводам устроить во граде пушки и пищали и градским людям свои пожитки возить во град. А выехав, князь великий стал в Коломенском дожидаться брата своего князя Андрея Иоанновича и воевод со многими людьми. И в тот же день пришла весть к великому князю в Коломенское от воевод с Рязани, что Сафа-Гирей хан, и Ислам, и иные султаны со многими людьми пришли на Рязань да и посады пожгли; и князь великий вскоре послал к воеводам, и велел послать за Оку реку людей языка добывать. Тогда воеводы по указу великого государя послали за реку воевод князя Ивана Федоровича Оболенского-Овчину, а в другое место князя Дмитрия сына князя Федора Палецкого, а в третье место князя Дмитрия сына князя Юрия Друцкого не со многими людьми. Воеводы же, придя, Божиею милостию князь Иван Федорович татар многих побил, а иных живых переловил, а князь Дмитрий Палецкий и князь Дмитрий Друцкий также многих татар побили, а иных живых переловили и к воеводам прислали; и воеводы тех татар к великому князю прислали в Коломенское. Видев же сие, Сап-Гирей хан и Ислам клятвопреступник побежали спешно из украины великого князя вон, так как Бог пособил покорить и прогнать язычных, ополчившись на рабов своих. И воеводы прислали к великому князю, что татары побежали; и князь великий, слышав то, возвратился в царствующий град Москву августа 21-го дня, а воеводам своим князю Дмитрию и иным велел за собою быть на Москву.

Колокол. В тот же год повелением великого государя Василия Иоанновича, Божиею милостию самодержца всея Руси, слит колокол больший благовестник, а в нем 1000 пудов, и лил его Николай немчин; повешен же был на деревянной колокольне в 42 году декабря 19.

Гонец из Астрахани. В тот же год в августе пришел к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву из Астрахани от хана Абды-Ахромана Кудылиар с грамотою о дружбе и о любви. И князь великий с ним в дружбе учинился и отпустил астраханского посла Кудылиара с грамотою к его государю.

7042 (1534). Болезнь великого князя. Месяца сентября в 21 день в воскресенье князь великий Василий Иоаннович выехал с Москвы с великою княгинею Еленою и с детьми своими к живоначальной Троице в Сергиев монастырь в день чудотворцевой памяти помолиться, и оттуда поехал на Волок на свою потеху, где начал изнемогать от тяжкой своей болезни, которая явилась на ноге его на бедре. Когда же разболелся крепко от ноги той, повелел князь великий вести себя с Волока к пречистой Богоматери во Иосифов монастырь молиться; а оттуда в Москву привезли его немощного ноября в 23 день в воскресенье. И не было великому князю от болезни той облегчения.


Великое княжение Иоанну V. Георгию Углич. Приказ боярам. Постригся вел. кн. Василий IV. Варлаам. Умер вел. кн. Василий IV. Уразумел князь великий Василий болезнь свою смертную, призвал старшего сына своего Иоанна Васильевича, еще молодого весьма, и восклонился князь великий мало на одре своем, воззрел на образ Господа нашего Иисуса Христа, и велел к себе крест принести, и, возложил на шею его крест, благословил сына своего, и сказал: «Как Петр святой чудотворец сим святым и животворящим крестом благословил прародителя нашего великого князя Иоанна Даниловича, а прародители наши великие князи благословляли старших своих сынов, которым быть на государстве подобало, меня благословил отец мой великий князь Иоанн, так же и я благословляю тебя, сына своего старшего, сим святым крестом, да будет тебе сей животворящий крест на попрание врагов». Затем дал ему посох и сказал: «Вот вручаю тебе сей скипетр, великой России державу, великое княжение Владимирское, Московское, Новгородское, Смоленское и всея Руси, будь благословен на великом государстве нашей дер­жавы отныне и до века». А сына своего младшего, князя Юрия, бла­гословил крестом да и вотчиною его пожаловал, Угличем Полем и иными городами, как писано в духов­ной. После сего просил Даниила, митро­полита всея Руси, да попечется о чадах его. Тогда же воззрев на бояр и вельмож своих, сказал им: «Вы бояре мои, с вами Русскую землю держим, и вас в чести и почтении держал, и детей ваших жаловал, и во всех странах славен был ради сего, и сказали вы, и правду дали служить мне и детям моим, не преступите свою клятву, будьте неподвижны в сей истине. И ныне завещаю вам княгиню и детей своих блюсти, послужите княгине моей и сыну моему вели­кому князю Иоанну, и храните под ним его государство всея Русской земли и все отечество христианское от неприятелей, затем от басурманства, всяких ересей и от обид силь­ных людей, сколько вам Бог поможет». После сего возлег великий государь Василий Иоаннович, тяжко болезнуя при смерти своей, и постригся во иноческий образ и во схиму Даниилом, митрополитом всея Руси, месяца декабря в 3-й день в среду во 12 час ночи; и наречено имя ему во иноках Варлаам. И дав мир и благо­словение великой княгине своей и детям, тут пред ним стоящим, затем всем боярам, и в тот же час преставился от мира сего в вечное селение не­бесное в четверток до света, на па­мять святой великомученицы Вар­вары. И было в то время вопль и рыдание неутешное.

После этого понесли великого князя в церковь, и служил над ним над­гробную отец его Даниил митропо­лит с архиепископами и епископами, с архимандритами и игуменами, и весь священный чин со всего града Москвы. А на погребении были великая княгиня Елена, да братья его князь Юрий и князь Андрей, и все бояре, и князи, и дети боярские, и весь народ града Москвы во многом числе плакал; когда же надгробные пения те совершались, тогда не смог никто, сие смотря плачевное позорище, без слез пребыть. И погребли тело его в церкви святого архистратига Михаила возле отца его великого князя Иоанна Васильевича всея Руси в преименитом царствующем граде Москве, там где прародители его лежат. А был в государстве на великом княжении после отца своего великого князя Иоанна Васильевича всея Руси 28 лет и 37 дней; а всех лет жизни его 54 года 8 месяцев и 9 дней.

Великое княжение Иоанну V. Георгию Углич. Приказ боярам. И тогда князь великий Василий Иоаннович, видя себя болезнями изнуряемым и познав, что вскоре умереть, призвал бояр своих за десять седмиц прежде кончины своей, сказал им так: «Вы ведаете, что много с вами трудился и землю Русскую укрепил. Завет же отческий имею, на котором вы и отцы ваши крест ему целовали, что старшему сыну после отца быть на великом княжении, а братии своей и младшим сыновьям давать уделы малые, по городу и по два, да не спорят, чтоб не могли усилиться и зло сотворить. Ныне же я вижу себя близ смерти, того ради написал, как после меня быть княгине моей, и сыновьям, и братии. И если хорошо видите, положите руки ваша, и на том, что сохраните, целуйте мне крест. А если что недобро написал, то переписать можно». Они же, посоветовавшись, уложили и, написав, подписались, иные печати приложили и крест на том целовали, а князь великий свою большую печать приложил сентября 20 дня. А в 21 сентября призвал великую княгиню Елену, обоих сыновей своих, всех князей и бояр. Тогда, воздвигшись от одра своего, сказал: «Любезная супруга моя, я тебя взял для чадородия, и Бог нас утешил по желанию. Хотел же с тобою вместе воспитать их, но нет у меня времени, отхожу к отцам моим. А предаю тебе воспитать и научить их, не дай им воли во младости, и вся земля славу и честь воспримет, и возвысишься ты в чадах твоих. А так как сии малые, сего ради наиболее поручаю князям с тобою править, князю Ивану Овчине-Оболенскому, да отцу твоему князю Михаилу, да князю Борису Горбатому, да Михаилу Юрьевичу Захарьину». И отдал им душевную свою о завещании, сказав: «Как вы поправите, так вам Бог воздаст». После сего привели к нему сына его старшего князя Иоанна, который тогда юным был, в начале четвертого года своего.

Постригся вел. кн. Василий IV. Варлаам. Умер вел. кн. Василий IV. Сей благочестивый государь и князь великий Василий Иоаннович добрый правитель хоругви земли Русской скипетродержавного корене хорошо врученные ему избрал, людей спас и от всех сохранил, и насколько отец его великим смыслом единовластие русское утвердил, настолько сей, мечом храбро всех супротивных ему побеждая, покорил и силу своей земли умножил, что после Владимира Мономаха даже до сего не был ни один великий князь настолько силен и врагам страшен, а друзьям своим приятен, не столько оружием, столько любовью к своей державе присовокупляя; и так Русская держава расширилась. Ибо град Смоленск за Литвою был 100 лет и более. Севера же до 200 лет, Рязанское отделилось при Ярославе Великом и было отдельным без малого 400 лет, а сейчас снова с державой своей соединено, столько же от иноверных на востоке приобрел и на юге по Дону, и к Казани рубежи русские простер и умножил. По завету же отцову титул и печать себе переменил, которым названием давно никто ни писался от рода, как сей в грамотах и летописях повелел писаться: «Божиею милостию царь и князь великий Василий владимирский, московский, новгородский, псковский, казанский и болгарский, государь тверской, ростовский, ярославский, пермский, вятский, черниговский, смоленский и рязанский и всея Руси государь и обладатель». Принял же и печать по матери своей греческих царей, орел распластанный, и тою повелел к государям грамоты печатать.

Той же ночью после смерти государя великого князя Василия Иоанновича все князи и бояре с преосвященным митрополитом Даниилом и властями в палате великого князя целовали все честный и животворящий крест на том, что им великому государю Иоанну Васильевичу всея Руси и матери его великой государыне царице Елене прямо служить и великое княжение под ним беречь в правду без хитрости заедино. Да и братьев государевых великого князя Василия Иоанновича князя Юрия и князя Андрея тотчас привели к целованию на тех грамотах, как установил отец их великий князь Иоанн Васильевич. И они целовали крест от рук преосвященного митрополита, что им племяннику своему великому князю Иоанну добра хотеть и великое княжение под ним блюсти и стеречь, а самим не хотеть, и под тою записью подписались. Потом повелели на следующее утро всех князей, бояр, детей боярских и всяких чиновников и гостей в соборной церкви приводить к целованию, да и по всем городам послали с записями приводить к целованию. И не было прекословия нигде же, но ненавидящий…


59. ИОАНН V

После смерти великого князя Василия Иоанновича всея Руси принял престол русский сын его Иоанн Васильевич, князь и великий государь всея Руси. И того же месяца декабря 11 дня прислал князь Юрий Иоаннович дьяка своего Третьяка Тишкова к князю Андрею Шуйскому, и говорил ему Третьяк, чтобы поехал к князю Юрию служить. И князь Андрей Третьяку отвечал: «Князь ваш вчера целовал крест великому князю, что ему добра всякого желать, а ныне от него людей зовет». И Третьяк говорил князю Андрею: «Князя Юрия бояре приводили, заперши, к целованию, а сами князю Юрию правды не дали за великого князя; в таком случае то какое целование? То невольное целование». И князь Андрей оное объявил князю Борису Ивановичу Горбатому, а князь Борис сказал боярам, и бояре объявили великой княгине. А великая княгиня, стараясь сохранить сына и земли, говорила боярам: «Вчера вы крест целовали сыну моему великому князю Иоанну, чтоб ему и всему Русскому государству добра желать, и вы по тому и чините; а ныне является зло». Того ради, чтоб не распространилось оное, велела вскоре князю Юрия взять и посадить за стражу в палате, оковав, где наперед того князь Дмитрий внук сидел. И взят был Юрий декабря в 15, а после преставления великого князя на 12 день.

В январе послал князь великий в Крым к Саип-Гирею хану и к Исламу Ивана сына Ильи Челищева возвестить отца своего преставление, а себя на государстве объявить. А в Казань послал к Яналею хану с теми ж речами Василия Беречинского возвестить отца своего преставление, а себя на государстве объявить. И в тот же месяц январь послал князь великий в Литву к Сигизмунду королю сына боярского Тимофея сына Василия Заболоцкого-Бражникова возвестить отца своего преставление, а себя на государстве объявить; а к королю писал, чтоб король с ним был в дружбе и в братстве, как с отцом его был.

В тот же год в апреле пришли к великому князю из Казани от хана Яналея послы Кудай улан, да Бурнак, да Козя-Охмат бакшей о мире, и в докончание того грамоту написали, как с отцом его было великим князем Василием, так и с ним. И отпустил князь великий казанских послов, а в Казань послал своего посла Федора Ивановича Беззубова июля 14; и Федора в Казани не стало. Июля ж 22-го приехал от короля Тимофей Васильевич Бражников; и король ему ответ учинил с великою гордостью.

В тот же год срублен был град деревянный в Новгороде Великом на Софийской стороне. В ту же весну мая 20-го повелением великого государя князя Иоанна Васильевича всея Руси и его матери великой княгини Елены сделан был на Москве град земляной по тому месту, где мыслил отец его князь великий Василий строить.

В тот же год в августе от войны из Серпухова побежали князь Семен Федорович Бельский да окольничий Иван сын Василия Ляцкого с сыном. А советников их, брата князя Семена сына князя Ивана Федоровича Вольского ж да князя Ивана Михайловича Воротынского и с детьми, велел князь великий и мать его великая княгиня взять и, оковав, за стражу посадить. Августа в 19 день взят был князь Михаил Львович Глинский за то, что дал великому князю Василию Иоанновичу зелье пить в его болезни, так как великого князя в той болезни от оного зелья жизнь прекратилась; и посажен был в палате, где и наперед сего сидел. Августа ж в 28 день пришли из Ногаев от Шидяк мурзы и иных 70 мурз 70 послов, и гости с ними многие; а всех их с гостями 4000 да 700, а коней 40 000.

7043 (1535). В сентябре приходили воеводы Сигизмунда короля Андрей Немиров и иные воеводы со многими людьми под Стародуб с войском, и с пушками, и пищалями. И наместник стародубский князь Федор Васильевич Телепнев, выйдя из града, с литовскими людьми бился и многих побил, а воеводу жолнерского, Суходольским звался, да 50 пищальников, взяв, к великому князю прислал. И воеводы литовские от града прочь пошли; да от Стародуба идучи, у Радогоща посад пожгли, а от того и град сгорел; а в городе наместник был Матфей Лыков.

В тот же месяц он же, королевский воевода Андрей Немиров, придя к Чернигову со многими людьми, начал к городу приступать, из пушек и пищалей на город стрелять. И воевода великого князя князь Федор Семенович Мезецкий послал из города многих людей ночью на литовские люди; и великого князя люди литовских людей много побили, а пушки и пищали отбили. А на утро и Андрей Немиров с оставшимся войском от града вскоре прочь пошел.

В тот же месяц сентябрь приходили литовские люди, воевода князь Александр Вишневский, а с ним многие люди, к Смоленскому посаду, где посад зажгли. И наместник князь Никита Васильевич Оболенский многих детей боярских Московского государства да и смоленчан выслал из града против литовских людей; и великого князя люди с литовскими людьми бились, и посад им жечь не дали, и от града их отогнали; тогда литовские люди пошли вскоре назад тою ж дорогою.

О походе великого князя воевод в Литовскую землю. Князь великий Иоанн Васильевич всея Руси и мать его великая княгиня Елена советовались с боярами, чтоб послать Литовские земли воевать за королевскую неправду; и велел князь великий у себя быть отцу своему митрополиту Даниилу всея Руси, и сказал отцу своему митрополиту о короле, что сам король на крестьянство воевод своих посылает и татар наводит и много от него льется крови христианской; да и то сказал князь великий митрополиту, что хочет воевод своих послать с людьми королевские земли воевать против его неправды. Митрополит же сказал великому князю: «Вы, государи православные, пастыри христианству; тебе, государю, подобает христианство от насилия оборонять, а нам, всему вселенскому собору, за тебя, государя, и за твое войско Бога молить; а зачинающего рать погибает, в правде же Бог помощник». Князь же великий и мать его Елена отпустили воевод своих на Литовскую землю воевать и велели им идти с Москвы ноября в 28 день; в большем полку боярину своему и воеводе князю Михаилу Васильевичу Горбатому да князю Никите Васильевичу Оболенскому; а в передовом полку боярину своему конюшему князю Ивану Федоровичу Телепневу да князю Никите Борисовичу Туренину; а на правой руке князю Петру Ивановичу Репнину и князю Петру Охлябинину; на левой руке князю Василию Ивановичу Репнину и князю Ивану Семеновичу Мезецкому; а в сторожевом полку князю Ивану Ивановичу Белевскому да Василию Петровичу Борисову. А из Новгорода Великого и Пскова также послал князь великий на Литовскую землю и велел им идти от Опочки: в большем полку боярину и наместнику новгородскому князю Борису Ивановичу Горбатому да Василию Андреевич Шереметьеву; а в передовом полку князю Михаилу Михайловичу Курбскому да князю Дмитрию Федоровичу Палецкому; а на правой руке князю Михаилу Ивановичу Кубенскому да Ивану Семеновичу Воронцову; а на левой руке наместнику ж псковскому Дмитрию Семеновичу Воронцову да Федору Семеновичу Колычеву; а в сторожевом полку князю Федору Михайловичу Курбскому да князю Ивану сыну князя Михаила Ивановича Засекина. И воеводы великого князя Михаил Васильевич Горбатый с товарищами начали воевать королевскую область от Смоленского рубежа: Дубровну, Оршу, Друцк, Борисово, Прихабы, Соколень, Бобыничи, Заборовье, Свеси, Новый, Боровичи и иные места. Новгородские воеводы князь Борис Иванович Горбатый с товарищами пошли от великого князя вотчины от Опочки и начали воевать Полоцкие места и Витебские, Бряславские, Осиновец, Сенну, Латыголу. И сошлись великого князя воеводы в одно место и воевали до Вильни верст на 50, а кое-где и за 40. Поворотясь же оттуда к Полоцким местам, пошли к немецкому рубежу, пожигая, воюя, посекая и в плен забирая. И вышли воеводы великого князя на Опочку к Псковской земле все здравы с великим полоном; а пришли из Литовской земли на Опочку марта в 1 день в 4-ю неделю поста.

Той же осенью ноября из Стародуба князь великий посылал воевод своих Литовские земли воевать со многими людьми: в большем полку князя Федора Васильевича Телепнева-Овчину-Оболенского да князя Ивана Тимофеевича Тростенского; а в передовом полку князь Константина Ивановича Курлетева; а в сторожевом полку князя Дмитрия Ивановича Скурлатева. Воеводы ж великого князя князь Федор Овчина с товарищами воевали королевскую область: Речицу, Свислач, Горвал, Петров городок, Мазырь, Случеск, Рогачев, Боруеск, Туров, Брятин, Любичи, и до Новгородка литовского посады у городов и села жгли, а людей и скот в полон брали, и возвратились поздорову.

Той же зимой января в 11 день приехал к великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси и к матери его великой княгине Елене из их вотчины Великого Новгорода богомолец их архиепископ Макарий поздравить государя на великом государстве. В тот же месяц пришли к великому князю послы из Стокгольма от шведского короля Гастауня Гутман Лавров да Матьяс Лавров бить челом о том, чтоб государь велел своей вотчине Великому Новгороду и Пскову учинить перемирье по тому ж, как было при отце его. И князь великий короля пожаловал, велел им перемирье учинить. Того ж месяца в 21 день пришел к великому князю из Крыма Василий Сергиев, а посылал его князь великий Василий Ислама на государстве поздравить.

Той же зимой февраля в 11 день в четверток 1-й недели поста князь великий Иоанн Васильевич и его мать великая княгиня с отцом своим Даниилом, митрополитом всея Руси, и с епископами, пев молебны, молили чудотворца Алексея с великими слезами, чтобы ему угодно было переложить его в новую раку. Отец же их Даниил митрополит с епископами, архимандритами и игуменами честно переложил из старой раки в новую серебряную раку; а сам князь великий и его мать великая княгиня с боярами тут стояли, молебные пения совершали и со слезами молили святого.

Той же зимой в феврале пришел к великому князю из Крыма от Ислама хана Темеш князь Китай да Тетчервей бакшей. Тогда же посылал князь великий в Крым к хану Исламу посла своего князя Василия Семенова Мезецкого. Той же зимой марта в 8 день князь великий послал в Крым к хану с грамотами о дружбе и братстве сына боярского Даниила Дмитриева Загряжского. Марта ж в 8 день пришли к великому князю послы от магистра и короля ливонского Германа Иван Лодень, Федор Отянов да Ганос здравствовать великому князю на великом государстве.

В тот же месяц март князь великий Иоанн Васильевич с матерью своею велели переделать старые деньги на новый чекан из-за того, что в старых деньгах много обрезных денег и подмесу, и в том была христианству великая тягость, так как в старых гривнах было два с половиной рубля, а в новых гривенках по 3 рубля. А поддельщиков, которые деньги подделывали и обрезывали, велел сыскивать, которых, взяв, казнили. А старым деньгам впредь ходить не велели. В тот же год мая 16 князь великий Иоанн Васильевич и его мать великая княгиня Елена повелели на Москве град каменный строить возле земляного града; и в тот день повелели отцу своему Даниилу митрополиту со всем священным собором с крестами и иконами идти тем местом, где граду быть, и святою водою кропить; а мастеру Петру Малому фрязину повелели подошву градскую основать. В тот же год июля в 15 день послал князь великий в Пермь Семена сына Давыда Курчева город ставить, поскольку старый сгорел.

В тот же год прибежали из Литвы от изменников великого князя, от князя Семена Бельского да от Ивана Ляцкого, их люди, а сказывали великому князю, что король, собрав свои войска и многих людей наняв иных земель, посылает великого князя вотчины воевать в Смоленске. И князь великий с матерью своею, слышав то, советовался с боярами, и послали воевод своих со многими людьми против литовских людей: в большем полку боярина своего князя Василия Васильевича Шуйского да князя Даниила Дмитриевича Пронского; а в передовом полку боярина своего конюшего князя Ивана Федоровича Телепнева-Оболенского, да князя Федора Михайловича Курбского, да князя Василия сына Федора Охлябинина; а на правой руке князя Андрея Дмитриевича Ростовского да князя Никиту Борисовича Туренина; а на левой руке князя Василия Ивановича Репнина да князя Ивана Михайловича Троекурова; а в сторожевом полку боярина своего князя Ивана Даниловича Пенкова да Василия Петровича Борисова. А велел князь великий воеводам своим князю Василию Васильевичу Шуйскому с товарищами идти от Смоленска против литовских людей; а не будет против них литовских людей, и князю Василию с товарищами идти с нарядом, пушками и пищалями к Мстиславлю и Мстиславль приступом брать. А из Новгорода Великого князь великий и его мать великая княгиня идти велели наместникам своим Литовские земли воевать боярину своему Борису Ивановичу Горбатому да Михаилу Семеновичу Воронцову с новгородскими людьми и псковскими, а велели им стоять на Опочке; дворецкому своему новгородскому Ивану Никитичу Бутурлину велели идти с псковичами в Литовскую землю со многими людьми и с нарядом, пушками и пищалями, и велел князь великий и его мать великая княгиня Ивану Бутурлину на Литовской земле на озере город поставить. Король же Сигизмунд прослышал про то, что воеводы великого князя под Мстиславлем, а оные великого князя люди на его земле на Себеже город ставят, и послал король со своими воеводами, и велел им идти со всеми людьми и с нарядом, с пушками, с пищалями, к великого князя городу Стародубу. Воеводы же королевские пан Юрий Микулаев Родилочи (Родивилович), да Андрей Немиров, да ляцкий гетман Ян Торновский, да изменник великого князя князь Семен Бельский, идучи к Стародубу, Гомель взяли. А в Гомеле в ту пору был наместник князь Дмитрий сын Дмитрия Щепин; а прибылые люди в город не поспели, а были тутошние люди немногие гомельяне. Воеводы же королевские от Гомеля пошли к Стародубу, а пришли к Стародубу со всем королевским нарядом, с пушками, пищалями; а прибылых людей с ними много и иных земель король нанял, жолнеров, и пушкарей, и пищальников, а с ними и подкопщики. И начали литовские люди приступать к городу со всех сторон, и начали бить из пушек и из пищалей; а с города воевода князь Федор Овчина против велел стрелять из пушек и из пищалей и биться с ними с города крепко; а того лукавства, подкапыванья, не познали, потому что ранее того в наших странах не бывало подкапывания. Воеводы же литовские, обступив град, стали за турами близко града да и подкапывались, и город зажгли и взяли, и воеводу князя Федора Овчину с собою свели, и людей многих с собою взяли, а иных пересекли и прочь пошли. А воеводы великого князя князь Василий Васильевич Шуйский с товарищами пришли к Мстиславлю и с нарядом, да посад разогнали и на посаде многих людей взяли в полон, а иных секли, а посад сожгли; а город Мстиславль отстоялся. И оттуда пошли в Литовскую землю воевать, и многие места воевали, и людей в полон вели, и жгли, и секли, и в свою землю пришли поздорову. А новгородские воеводы и Иван Никитич Бутурлин Литовские места воевали, и город на королевской земле на озере Себеже поставил, и устроил его пушками, и пищалями, и всем нарядом, и запасом хлебным, как ему было можно; да устроив город, пришел на Опочку поздорову. Об измене казанской далее следует.

7044 (1536). Об измене казанской. Сентября в 25 день Ковгоршад царевна, и Булат князь, и вся земля Казанская великому князю Иоанну Васильевичу изменили, а Яналея царя убили, которого им князь великий Василий Иоаннович дал царем на Казань, а взяли себе на Казань царем из Крыма Сафа-Гирея царевича. Той же осенью в октябре повелением великого князя сделали град Почап земляной на старом же месте. Той же осенью декабря в 12 день пожаловал князь великий, Шигалея царя из-под стражи выпустил, а сидел на Белоозере, и опалу ему свою отдал, и пред очами своими ему дал предстать. В тот же месяц сделан град деревянный в Мещере на реке Москве. Той же зимой января в 6 день приходили татары казанские к Нижнему Новгороду и на Балахну, и посад пожгли, и беглых людей на Волге много посекли. И князь великий послал из Мурома князя Федора Михайловича Мстиславльского и иных воевод с людьми, и татары казанские прочь пошли. В тот же месяц велел князь великий поставить во Ржевском на Литовском рубеже град земляной, нарек его Заволочье, и дворы ржевские велел перевести. В тот же месяц повелением великого князя поставлен городок в Костромском уезде, Буй городок на Кореге. Той же зимой февраля в 20 день в неделю Мясопустную поставлен был Даниилом митрополитом владыка во град Смоленск Савва Слепушкин, старец Иосифова монастыря. Того же месяца февраля в 27 день приходили под город под Себеж литовские воеводы Андрей Немиров со многими людьми, и с великим с нарядом пушечным, и с пищалями, к граду крепко приступили; и Божиею милостию городу не учинили нисколько, но своими же пушками своих же людей поубивали. А в то время из града вышли на них великого князя люди, многих литовских людей побили и знамена и варганы у них взяли; они же с великим срамом от града отошли восвояси. Князь великий велел того ради поставить во граде том церковь живоначальной Троицы, в ней три предела: Успения пречистой, да Покров, да Сергия чудотворца. Той же весною переставлен град Темников на иное место, на реке Мокше. Той же весною сделан град Стародуб на старом же месте деревянный. И в то время послал князь великий воевод своих воевод Литовской земли воевать, князя Ивана Васильевича Горенского и иных своих, под город под Любеч. И воеводы великого князя, придя, Литовскую землю воевали и возвратились обратно здравы. Той же весною сделан град Устюг деревянный. В тот же год начали град делать на Балахне землей, сделан в 45 году в октябре. В тот же год приходили казанские татары многие на Костромские места, и великого князя воевода князь Петр князя Василия сын Засекин-Пестрый стоял в заставе и пришел на казанских людей, не дождавшись людей; и татары их разогнали, и самого князя Петра да Меншика Полева убили, и прослышав про великого князя старших воевод, прочь пошли. В тот же год августа в 1 день в четверток в час дня преставился князь Юрий Иоаннович, брат великого князя, в плену; и положен был во Архангельском соборе на Москве. И в тот же год поставлен град на Проне.

7045 (1537). Той же весною по диаволову действу и лихих людей возмущением учинили великому князю смятение, начали наговаривать великому князю и его матери великой княгине на князя Андрея, что князь Андрей на великого князя и на его матерь великую княгиню гнев держит, что ему вотчины не придали, и хочет бежать. И князю Андрею сказывают на великую княгиню, что хочет его взять. И ранее в тот год 7042 в январе после великого князя преставления, не съезжая с Москвы во свою вотчину, после сорочин, бил челом князь Андрей великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси и его матери великой княгине Елене, а припрашивал к своей вотчине городов чрез отца своего благословение и чрез духовную грамоту. И князь великий и его мать великая княгиня Елена не придали ему городов к его вотчине, а почтили его, как прежде того после преставления великих князей братья давали, а ему дали и свыше: давали ему шубы, и кубки, и коней иноходцев в седлах. Князь же Андрей поехал к себе в Старицу, начал на великого князя и на его матерь на великую княгиню гнев держать о том, что ему к вотчине не придали. К тому пристали лихие люди и наговорили на князя Андрея великому князю. А князю Андрею сказали на великого князя, что хочет его князь великий взять. Князь великий и его мать великая княгиня послали к князю Андрею боярина своего князя Ивана Васильевича Шуйского да дьяка своего Меньшого Путятина в том его увещать, что слова неправые, а у великого князя Иоанна и у его матери великой княгини Елены лиха в мысли нет никоторого. Князь же Андрей по приказу великого князя и его матери великой княгини Елены к Москве приехал, и у великого князя и матери его великой княгини был, и в том бил челом великому князю и его матери великой княгине, отцом своим митрополитом: слух его достиг, что князь великий и его мать великая княгиня хотели на него опалу свою положить. И князь великий Иоанн и его мать великая княгиня Елена князю Андрею говорили: «Нам от тебя слух доходит, что ты на нас гнев держишь. И ты бы в своей правде стоял крепко, а лихих бы ты людей и речей не слушал, а у нас про тебя на сердце лиха нет никоторого. А объяви нам тех людей, которые меж нами ссорят, чтоб впредь меж нами лиха никоторого не было». И князь Андрей именно не сказал ни на кого, да сказал, что на него пришло мнение. И князь великий и его мать великая княгиня Елена князю Андрею свое крепкое слово сказали, что у великого князя и у его матери великой княгини на князя Андрея лиха в сердце нет никоторого, и отпустили его в вотчину его с великим поспешением.

Кн. Андрей взят. Брак кн. Андрея. Хованский казнен. Колычев кнутом. И князь Андрей к себе в вотчину приехал, мнения и страху не отложил, а в сердце гнев держал о том, что ему к вотчине не придали. И к тому пристали лихие люди и начали сказывать на князя Андрея великому князю, что князь Андрей хочет бежать. И князь великий и его мать великая княгиня Елена тем речам не верили, потому что ранее того меж ними многие неправды говорили. А великому князю в то время Казань не мирна была, и князь великий и его мать великая княгиня послали за князем Андрея казанского ради дела. И князь Андрей к великому князю не поехал, а сказался больным, а велел к себе и мастера для лечения прислать. И князь великий послал к нему мастера Феофила. И Феофил, приехав, сказал великому князю, что болен, и болезнь его легка, сказывает, на бедре болячка, а лежит на постели. Князь же великий и его мать великая княгиня были о том в великом сомнении, что к ним князь Андрей великого ради дела казанского не приехал. И князь великий и его мать великая княгиня послали посланников своих к князю Андрею о здоровье спрашивать и о иных делах, а про князя Андрея тайно изведывать, есть ли про него каков слух и почему к Москве не поехал. И те посланники, приехав, сказали великому князю, что люди у него прибылые есть, которые не все у него годы живут, а говорить не смеют; а которые им приятны, и те им сказывают тайно, что князь лежит потому, к Москве ехать не смеет. Князь же Андрей по лихих людей речам сам к Москве не смел ехать, а послал на Москву к великому князю и к его матери великой княгине Елене боярина своего князя Феодора Дмитриевича Пронского. А князь Федор Пронский от князя из Старицы к великому князю на Москву еще не приехал, и в то время сын боярский князя Андрея князь Василий князя Федора сын Голубов, ростовских князей, из Старицы прислал тайно ночью к великого князя боярину князь Ивану Федоровичу Овчине человека своего Еремку с тем, что князю Андрею непременно на утро бежать. И князь Иван то сказал великому князю. И князь великий и мать его великая княгиня послали за князем Андреем крутицкого владыку Досифея, да архимандрита симоновского Филофея, да отца его духовного протопопа спасского Симеона, а велели взять его к себе, великому князю и его матери великой княгине, и что у них лиха и в мысли нет никоторого. А если будет, что князь Андрей владыке, и архимандриту, и отцу своему духовному не поверит, а побежит, князь великий для того послал за князем Андреем Ивана Федоровича Овчину, да князя Никиту Васильевича Оболенских, и бояр своих со многими людьми. А за боярином князя Андрея за князем Федором Пронским послали встречу, а велели его взять да на Москву привести. И когда князя Федора взяли, в ту пору ушел князя Андрея сын боярский Судок сын Дмитрия Сатин, да прибежал к своему князю и сказал князю Андрею, что боярина его князя Федора Пронского взяли, а слух до него дошел, «что послал князь великий бояр своих князя Никиту да князя Ивана Овчину-Оболенских со многими людьми тебя брать». И в ту пору примчался в Старицу с Волока князя Андрея же сын боярский Яков Веригин, а сказал, что приехали на Волок великого князя бояре князь Никита да князь Иван Овчина-Оболенские со многими людьми, «а едут тебя брать». И князь Андрей тотчас побежал и с княгинею и с сыном мая в 2 день, да от Старицы отъехал верст с 60 до Новоторжского уезда до Берновых сел. И из Бернова побежал князь Василий князя Федора Голубого, да сказали великому князю, что князь Андрей еще того не постановил, на которое ему место бежать. И князь Андрей из Торжка за рубеж не поехал, а пошел к Новгороду Великому, восхотел Новгород засесть; да и грамоты писал к великого князя к детям боярским помещикам, да и по погостам посылал. А писал в грамотах: «Князь великий мал, а держат государство бояре. И вам сего ради мне служить советую, а я вас рад жаловать». И некоторые дети боярские к нему приезжали служить. И та весть пришла к великому князю и к его матери великой княгине, что князь Андрей идет к Новгороду, а грамоты посылает детям боярским и зовет их к себе служить, а иные дети боярские уже приехали к нему служить; и те грамоты привезли к великому князю за княжими печатями. И князь великий и мать его великая княгиня тотчас послали за боярами, да велели князю Никите князя объехать и спешить к Новгороду наперед князя Андрея; да велели город укреплять и наместникам о сих людях к крестному целованию привести. А приедет князь Андрей к Новгороду, и князю Никите, укрепясь с людьми да и наместниками, да против того Андрея стоять, сколько Бог поможет, и посада ему жечь не дать. А если будет, что князь Андрей людьми силен весьма, то князю Никите быть в городе, дела великого государя беречь со владыкою и наместниками заедино. А князю Ивану писали, велели с людьми собираться, за князем идти. А в ту пору дети боярские новгородских помещиков пошли на службу, велено им быть на Москву. А князь великий и его мать великая княгиня послали встречу по дорогам да на пятины к детям боярским, а велели им спешить за князем Иваном Овчиною. И князь Иван Овчина, собравшись со многими людьми, пошел за князем Андреем. А князь Андрей от Заецкого яма своротил влево к Русе; и князь Иван Овчина догнал князя Андрея в Тохоли, от Заецкого яма верст с 5. И князь Андрей с князем Иваном на бой стал, люди своих вооружил и пошел на князя Ивана; и князь Иван против князя людей уставил, и утвердил полки, и, взяв Бога на помощь, пошел против князя Андрея. И увидел князь Андрей великого князя полки, не захотел с великим князем бою поставить и начал с князем Иваном сообщениями обмениваться; а у князя Ивана начал правды просить, что его великому князю не взять и опалы на него великой не положить. А князю Ивану то от великого князя не наказано, что ему правду князю Андрею дать. И князь Иван, не обменявшись сообщениями с великим князем и его матерью великою княгинею, да князю Андрею дал правду и с князем Андреем вместе на Москву поехал. И князь великий и его мать великая княгиня на князя Ивана в том словесную опалу положили, что без их веленья князю Андрею правду дал. А князя Андрея велели взять, и в палату посадить, и тягость на него положить, а княгиню его да сына Владимира посадить в городе за приставами на Берсеневе дворе. И на бояр его, на князь Федора Дмитриевича Пронского, да на князя Ивана Андреевича Пенинского-Оболенского, да на дворецкого на князя Юрия Андреевича младшего Пенинского-Оболенского, да на конюшего на князя Бориса Ивановича Палецкого, да на князей прочих, и на детей боярских, на тех, которые у него в избе были и его думу ведали, на князя Юрия Андреевича старшего Пенинского-Оболенского, да на Ивана Умного сына Ивана Лобанова-Колычева, да и на шурина княжьего на князя Ивана Андреевича Хованского, опалу свою положили, велели их пытать и казнить торговою казнью, да, оковав, велели в Наугольную стрельницу посажать. И боярина его князя Федора в той нужде не стало. А которые дети боярские великого князя помещики новгородские, что приезжали в ту пору к князю Андрею да и к Новгороду было с князем пошли, и тех детей боярских, Андрея сына Ивана Попкова да Гаврилу сына Владимира Колычева с товарищами, 30 человек, велел князь великий бить кнутьями на Москве да казнить смертною казнью, вешать по Новгородской дороге не вместе, но до Новгорода порознь, чтоб всяк, сие видя, приводил себе во ум, как государям своим великим князям доброжелательствовать и верно без всякой хитрости служить подобает.

7046 (1538). Апреля в 3 день в среду пятой недели поста святого во 2 час дня преставилась благоверного великого князя Василия Ивановича благоверная великая княгиня Елена, дочь князя Василия Львовича Глинского; а положена была в церкви Вознесения Господа нашего Иисуса Христа возле великой княгини Софии великого князя Иоанна Васильевича.

7047 (1539). Была вражда между боярами князя Василия да князя Ивана Васильевичей Шуйских с князем Иваном Федоровичем Бельским. И в той их брани повелели Шуйские и иные бояре убить великого князя дьяка Федора Мишурика. В тот же месяц преставился князь Василий Васильевич Шуйский. Той же зимой в феврале сведен с митрополии Даниил митрополит боярином князем Иваном Васильевичем Шуйским с его советниками. Той же зимой избран был на митрополию Сергиева монастыря игумен Иоасаф Скрипицын, а поставлен и завершен февраля 6 в четверток Мясопустной недели.

7048 (1540). В январе принесены были от Ржева на Москву две иконы чудотворные: образ пречистой Одигитрии, а другая икона крест честный. И встретили чудотворные иконы с крестами преосвященный Иоасаф митрополит со всем священным собором, и князь великий Иоанн Васильевич всея Руси с братом своим с князем Юрием, и с боярами, и со всем народом близ Нового монастыря митрополитова. И повелел князь великий на том месте храм поставить во имя пречистой Богородицы.

7049 (1541). О приходе крымского царя Сафа-Гирея на Русскую землю к Оке реке на берег. В мае прислали к великому князю из Казани в головах Булат князь и вся земля Казанская пять татар, Чабыкея с товарищами, с тем, чтобы им государь князь великий вины отдал, а послал бы к ним воевод своих с людьми: «А мы тем великому князю послужим, царя убьем или возьмем да воеводам дадим; а от царя ныне казанским людям весьма тяжко, у многих князей ясаки поотнимал да крымцам поотдавал; а земским людям великая продажа, копит казну да в Крым посылает». И князь великий послал с тем к Булату и ко всей земле, что их пожаловал, вины отдал, а воевод своих с людьми к ним посылает. А казанского дела ради отпустил боярина и воеводу своего князя Ивана Васильевича Шуйского и иных воевод, многих людей дворовых и городовых 17-ти городов; а велел воеводам стоять во Владимире, а в Казань обсылаться. А Сафа-Гирей, царь крымский, в то время с великим князем мирен был: посол великого князя князь Александр Васильевич Кашин в Крыму, а царев посол Сафа-Гиреев Тагалдый князь у великого князя на Москве. А князь великий Иван Сафа-Гиреев обычай ведал, что Сафа-Гирей царь слова не держит, в своей правде крепко не стоит, хотя с великим князем в дружбе, и князь великий его берегся, как недруга, держал воевод на Коломне со многими людьми.

И в то время прибежали к великому князю из Крыма два полоняника, Якимко, человек Ивана Любочанинова, с товарищем, и сказали великому князю, что приехал перед ними с Москвы в Крым царев человек Азивергат и сказал царю, что князь великий воевод своих со многими людьми послал к Казани, и перед ним пошли; а царь забыл свои правды, начал снаряжаться на Русь со своим сыном царевичем с Мен-Гиреем, и всю орду свою повел, а оставил в Орде старых да малых; да с царем же князь Семен Бельский и многих орд люди, турецкого царя люди, и с пушками и с пищалями, да из Ногаев Бакий князь со многими людьми, да кафимцы, и астраханцы, и азовцы, и белгородцы; идет на Русь со многою похвальбою, желая уничтожить христианство; и повелел кликать в Орде: которые люди с ним не поспеют выйти, и те бы его доезжали в Кламкилмине городке; тут царь будет дожидаться людей. И князь великий по тем вестям послал в Путимль к наместнику своему Федору Плещееву к Очину и велел ему послать станицу (казачий отряд) на Поле поперек дорог. И Федор послал Гаврила Толмача, и Гаврило, приехав с Поля, сказал великому князю, что нашел на Поле колеи великие: шли многие люди к Руси, тысяч с 100 и более. И князь великий по тем вестям отпустил от себя с Москвы боярина и воеводу своего князя Дмитрия Федоровича Бельского и велел князю Дмитрию и всем воеводам своим с Коломны выехать и стать со всеми людьми у Оки реки по берегу, по тем местам, где наперед того воеводы стояли против царей на берегу. А царевича Шигалея шибанского да боярина своего князя Юрия Михайловича Булгакова князь великий отпустил с Москвы, а с ними послал двора своего многих людей и велел царевичу и князю Юрию стоять на Пахре; а во Владимир послал к боярину своему и воеводе к князю Ивану Васильевичу Шуйскому с товарищами, велел им стоять во Владимире; да туда ж идти из Мещеры к хану Шигалею с князями и мурзами и со всеми людьми, да с Костромы воеводе своему князю Федору Ивановичу Шуйскому с товарищами со всеми людьми с ханом их Олеем сниматься. И в том же июле приехал к великому князю с Поля станичник Алексей Кутуков, сказал великому князю, что видел на сей стороне Дону пешком бредущими многих людей, шли весь день полки, а конца им не дождался. И с тою вестью послал князь великий на берег к князю Дмитрию Федоровичу Бельскому с товарищами и велел разослать за воеводами на Рязань, и на Угру, и в Серпухов, и по всей украине, чтобы тотчас с ним снимались.

Июля в 28 день пришел хан крымский к городу Зарайску, и татары многие к городу приступали, а воевода градский Назар Глебов с горожанами при посадах с татарами бился и татар многих побил; а девять татар живых взял и к великому князю послал. И те татары сказали великому князю, что пришел сам крымский хан Сафа-Гирей да с ним сын его султан Мен-Гирей, и вся Крымская орда, да князь Семен Бельский, да из Ногаев Бакий князь со многими людьми, да турецкого султана люди с пушками и пищалями, и иных орд и земель и многие прибывшие люди. И князь великий с теми вестями послал к воеводам на берег, а к Шигалею и князю Юрию Булгакову с Пахры велел идти на берег же с воеводами сниматься; да от себя отпустил на Пахру воеводу своего князя Василия Михайловича Щенятева да Ивана Ивановича, конюшего своего, а с ними двора своего многих людей, и велел им стоять на Пахре.

И начали бояре говорить: «Наперед того за грехи наши ханы под городом Москвою стаивали, а великие князи в городе не сиживали». А иные бояре сказали: «Коли за грехи ханы под Москвою бывало стояли, тогда государи наши были не малые дети, истому великую могли поднять, и собою промыслить, и земле пособлять; а когда Едигей приходил и под Москвою стоял, и князь великий, Василий Дмитриевич тогда в городе оставил князя Владимира Андреевича да братию свою родную, князя Андрея да князя Петра Дмитриевичей, а сам князь великий отъехал на Кострому; и Едигей послал за ним погонею сына своего, а с ним многих людей, и едва великого князя Бог помиловал, что в руки татарам не попал. А ныне государь наш князь великий мал, а брат его того меньше, быстрой езды истомы никоторый не может поднять, а с малыми детьми как скоро ездить?». Митрополит же сказал: «А в которые города в приходы татарские государи наши отступали, на Кострому и в иные города, и те города за грехи наши и нынче не мирны с Казанью; а в Новгород и Псков государи наши не отступали из-за Литовского рубежа и Немецкого. А чудотворцев и Москву на кого оставить? Великие князи из Москвы уезжали, а в городе братью свою оставляли; князь великий Дмитрий из Москвы уезжал, а брата своего и крепких воевод не оставил; и над Москвою каково стало? Господи, от таковой беды защити и помилуй. А съезжали великие князи с Москвы, чтобы, собравшись с людьми к Москве, пособлять иным городам; а у великого князя и нынче во Владимире многие люди, царь Шигалей, а с ним орда Городецкая вся, да боярин и воевода князь Иван Васильевич Шуйский и иные воеводы со многими людьми, которые стоят казанского ради дела; да с Костромы и Пахры велел князь великий воеводам со царем же сниматься; тогда с царем и с воеводами будут многие люди у Бога просить милости, а есть нам великого князя дело беречь и Москве пособлять. А с малыми государями, не умыслив места, как ими промышлять? Положиться в отношении великого князя на Бога, и на пречистую его Богоматерь, и на чудотворцев Петра, Алексия, а те о Русской земле и о наших государях попечение имеют; а отец его князь великий Василий тем чудотворцам Петру и Алексию сына своего великого князя Иоанна на руки давал». И бояре сошлись все на одну речь, что с малыми государями вскоре лихо промышлять, быть великому князю в городе.

И князь великий услышав речи у отца своего Иоасафа митрополита и у бояр, призвал к себе приказчиков городских и велел запасы городские запасти, пушки и пищали по местам ставить, и по воротам, и по стрельницам, и по стенам людей расписать, и в посаде по улицам надолбы делать. Люди же градские с великим радением начали прилежно делать, а между собою завещали за святую церковь, и за государя великого князя, и за свои дома крепко стоять и головы свои класть.

К великому же князю вестников скорых присылали, что царь туры готовит, хочет лезть за реку. Князь же великий вскоре послал к князю Дмитрию Федоровичу Бельскому и ко всем воеводам дьяка своего Ивана сына Федора Курицына, чтоб за православное христианство крепко пострадали, а розни бы между ними не было, послужили бы великому князю заедино все, поберегли бы того накрепко, чтобы царю берега не дать, чтобы, Бог дал, царь за реку не перелез, «а как перелезет царь за реку, и вы б за святую церковь и за христианство крепко пострадали, со царем дело делали, сколько вам Бог поможет, а я не только вас рад жаловать, но и детей ваших; а которого из вас Бог возьмет, я велю того в книги животные (поминальные) написать, а жен и детей жаловать».

Воеводы же прочли грамоты великого князя, начали со слезами благий совет советовать: «Писал к нам государь наш князь великий Иоанн, чтобы между нами розни не было, а нам бы ему послужить и за крестьянство пострадать. Мы же, братия, укрепимся любовью и помянем жалование отца его князя Василия; а государя нашего великого князя Иоанна не было же еще, когда пришло время самому вооружиться и против стоять царей, будучи не совершен еще годами; послужим государю малому, а от великого честь примем, а после нас и дети наши; пострадаем за государя и за веру христианскую. А если по хотению нашему Бог совершит, мы не только здесь славу получим, но и в дальних странах; а не бессмертны мы, смертные, а кому случится за веру и за государя до смерти пострадать, тот у Бога незабвенно будет, а детям нашим от государя воздаяние будет». А которым воеводам меж себя и был раскол, и начали со смирением и со слезами прощать, и о Христе целование подавать, и совокупились любовью все единомышленно страдать за государя и за христианство. И начали князь Дмитрий и воеводы князям, и детям боярским двора великого князя, и всему войску великого князя приказ говорить, чтобы великому князю послужить, за христианство крепко пострадать, «а государь вас хочет жаловать и детей ваших великим жалованием». Князи же и дети боярские, двор великого князя, и все войско, как одними устами говорили: «Слышали мы, господин, ваш благ совет, что вы советовали государю заедино служить и за христианство страдать; и вы, господин, и в нас положили великое хотение своим совокуплением, рады мы государю служить и за христианство головы свои сложить; а готовы мы, вооруженны, хотим с татарами смертную чашу пить».

Воеводы же, слышав от войска великого князя, что хотят государю крепко служить и за православную веру головы свои сложить, обрадовались радостью великою и обрели слова их, как некое сокровище. И пошли воеводы каждый своим полком: в большем полку бояре и воеводы князь Дмитрий Федорович Бельский, да князь Иван Васильевич Шуйский, да князь Михаил Иванович Кубенский; а с Пахры пришли царевич Шигалей шибанский, дворянин и воевода князь Юрия Михайлович Булгаков. И велел князь великий царевичу и князю Юрию Михайловичу быть в большем же полку; а в передовом полку князь Иван Иванович Турунтай-Пронский да князь Василий Федорович Охлябинин ярославский; а на правой руке князь Иван Васильевич Шемяка-Пронский да Семен Васильевич Беззубцев; а на левой руке князь Иван Михайлович Троекуров ярославский да князь Василий Семенович Мезецкий; а в сторожевом полку князь Юрия Иванович Темкин-Ростовский да князь Василий Васильевич Ушатый ярославский.

Царь же Сафа-Гирей пришел к Оке реке на берег июля в 30 день в субботу на 3-м часу дня и стал на горе на высоком месте. Татары же многие пришли на берег и с турами и хотели лезть за реку. Воеводы же великого князя поспешили против царя, и наперед пришел на берег с передовым полком князь Иван Иванович Турунтай-Пронский да князь Василий Охлябинин и начали с татарами стреляться. Татары же, увидев передовой полк, ожидали, что это все люди пришли, наскоро на берег пошли многими людьми, в реку побрели и на туры начали садиться, а передовой полк начал стрелять многими стрелами, и полетели стрелы, как дождь. Царь же повелел из пушек бить, из пищалей стрелять, и велел отбивать людей от берега, и начали за реку лезть. И узрел же царь, что идут большие полки, да и правая рука, да и левая; и начал царь видеть и удивляться, что идут люди многие, и выстроив полки красиво; видит, а люди украшены и в доспехах, каждый во своем полку; и пришли против царя, и начали ставиться и людей выстраивать. И узрел царь, что идут сторожевые полки, многие же люди; и призвал царь князя Семена Бельского и князей своих: «Сказали мне вы, что великого князя люди к Казани пошли, а мне и встречи не будет, а мне столько много людей и нарядных, ни кутазников, ни аргамачников не случалось видать в одном месте; да и старые мои татары, которые на многих делах бывали, то ж сказывают, что столько многих людей нарядных в одном месте нигде не видали». И начал на князя на Семена и на князей своих опалу возводить. А люди великого князя еще не все пришли на берег против царя: с Угры воеводы князь Роман Иванович Одоевский да Иван Петрович со многими людьми еще не пришли на берег. Господь же Бог молением матери своей пречистой Богородицы и великих чудотворцев Петра и Алексия послал милость свою на войско великого князя, отошел страх от сердец их, вооружились храбростью, как на брак званые, желая биться с татарами. И пришли на берег из всех полков немногие люди на помощь к передовому полку, и отбили татар от берега, и начали поносить татар и берега просить. Царь их видел и подивился русских сынов храбрости; и пришел ужас на него, и пал страх в сердце его, и захотел бежать тотчас. Князи же удержали его, он же отошел в станы свои в великом размышлении. И ночью той пришел великого князя большой наряд; и повелели воеводы пускать пушки большие, пищали, к утру готовить. И послышал царь, что подвозят пушки большие, и в тот же день их не было, и пришел великий страх на него, тотчас от берега побежал. Пришел на берег в субботу на третьем часу дня, а побежал в воскресенье рано, на память святого праведного Евдокима, канун Спасова дня. Пришел же на Русскую землю с великою похвалою, как лев, желая восхитить Христово стадо словесных овец, превознесясь гордостью, уподобившись прежним эллинским царям, что богами себя называли, а во ад сходили. Сие же опасный царь Сафа-Гирей прислал к великому князю с великим возношением: «Приду на тебя, и стану под Москвою в твоем селе Воробьеве, и распущу войско свое, и пленю землю твою». А не ведал того, что Господня рука свыше есть. О великое Божие милосердие, пришел с таковою великою похвалою, а побежал в великом устрашении, что не мог и на коне сидеть, и повезли его в телеге; многие же телеги посекли, а иные телеги с запасом бросили.

Воеводы же великого князя, видев, что царь от берега побежал, и с тою вестью послали к великому князю князя Ивана сына князя Александра Кашина; а за царем послали Илью Левина с товарищами. Илья же отослал к воеводам, что царь пошел тою ж дорогою, которою в землю шел; а сам пошел за царем царевою колеею. Воеводы же начали советовать всеми людьми за реку послать, за царем пойти; тогда обычай в ратях держали, что всеми людьми за полоном не ходят; и отпустили за царем воевод князя Семена Ивановича Микулинского да князя Василия Семеновича Оболенского-Серебряного, а с ними многих людей, выбрав изо всех полков, дворовых и городовых. А рязанских воевод князя Михаила Андреевича Трубецкого с товарищами, со всеми людьми, которые с ними пришли, отпустили к Рязани. Воеводы же великого князя, идучи за царем, отставших многих татар побили; а иных живых татар взяли, да к старшим воеводам к князю Дмитрию Федоровичу Бельскому с товарищами отослали. И те языки воеводам сказывали, что царь говорил своим князям, что получил великое бесчестье, привел с собою многие орды людей, а Русской земле не учинил ничего. Князи же начали воспоминать Темир-Аксака: так же на Русь приходил со многими людьми, а желаемого не получил; и сказали ему старые татары, что в том приходе Темир-Аксак град Елец взял. И царь князям говорил: «Есть у великого князя град на Поле, именем Пронск, близко от пути нашего лежит, и мы его, придя, возьмем и сотворим ему, как и Ельцу, да не скажут люди, что царь приходил на Русскую землю, а Руси не учинил ничего». И пошел царь со всеми силами и с нарядом к Прони, а несомненно будет брать Пронск. Князь же Дмитрий и все воеводы послали еще воевод за царем, князя Юрия Андреевича Оболенского-Пенинского да князя Василия Семеновича Мезецкого, а с ними послали многих людей; и повелели им совокупиться всем вместе с рязанскими воеводами да идти за царем вместе, и дела великого князя беречь, и Пронску пособлять.

Царь же Сафа-Гирей пришел к Прони августа в 5 день, и сам стал за рекою за Пронею близко города, а войску велел приступать к граду с пушками, и пищалями, и градобитными нарядами. А во граде в ту пору был великого князя воевода не со многими людьми Василий Жулебин, правнук Остеев, из рода Свибла, а другой Александр Кобаков, из рязанских бояр. Татары же приступили всеми полками к городу, из пушек и из пищалей начали по городу бить, и стрелы их, как дождь, полетели. И к стенам града приблизились, с града же против начали пушки и пищали на татар стрелять; а которые татары к стене приступили, и тех с города кольями и камнями отбивали. Татары же весь день к граду приступали, с горожанами бились; и много татар из пушек и пищалей с города побито было. Князи же и мурзы, приезжая к граду, Василию говорили, чтобы город сдал, и царь им милость покажет; а не взявши города, царь прочь не пойдет. Василий же отвечал: «Божиим велением град ставится; а без Божия веления кто может град взять? Подождал бы царь малость великого князя воевод, а великого князя воеводы за ним идут». Татары же отступили в свои станы; царь же велел всем людям туры делать, и градобитные приступы готовить, и хочет со всеми людьми со всех сторон к граду приступать. Василий же и Александр всеми людьми и женским пола тоже город укрепляли и народу велел колья, и камни, и воду носить. И в то время приехали от воевод, от князя Семена Ивановича Микулинского с товарищами, дети боярские Андрей сын Василия Овцын да Иван сын Семена Нащокин-Ветреново с товарищами, семь человек, с вестью, чтобы сидели во граде крепко, «а мы идем к городу наспех со многими людьми и хотим с царем дело делать, сколько нам Бог поможет». И была во граде радость великая. И в то время городской человек попал в руки царевым сторожам и сказал царю, что в городе радость, приехали от воевод дети боярские с вестью, что воеводы идут наспех со всеми людьми и хотят с царем дело делать, сколько им Бог поможет. И сторожи царевы сказали, что тех людей и сами видели, когда те в город ехали. И царь приступ отложил, а туры и наряд велел пожечь, а сам пошел прочь от города в субботу, на Преображения день. Воеводы же великого князя пришли к городу, а царь по вестям пошел от города прочь со всеми людьми. И воеводы пошли за царем тотчас, пришли к Дону, а царь уже через Дон переправился; и воеводы за царем отпустили немногих людей, а сами возвратились, и пришли к великому князю на Москву все здравы. А в то время государь рать свою нарядил многую к Казани, которые люди были во Владимире и в Муроме, и не поспели.

7050 (1542). Сентября в 12 день пришли к великому князю на Москву послы ногайские от Кошум мурзы, Асан-Суфа богатырь с товарищами, и били челом великому князю, чтобы князь великий был с ними в крепкой дружбе. И велел их князь великий поставить за рекою Москвою на Ногайском дворе и велел им торговать; и как исторговались, князь великий ногайских послов отпустил к их государям. А с ними вместе послал князь великий казаков своих к Кошум мурзе и Козарь мурзе; а писал князь великий к мурзам во грамотах, чтобы дружили прямо.

Того ж месяца 22 в четверток выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь к чудотворцевой Сергиевой памяти помолиться, а с ним брат его Юрий Васильевич да множество бояр, и слушав всенощную и заутреню, и молебны, и литургию, и учредив игумена и братию милостынею, на Москву приехал того ж месяца 29 в четверток. Той же осенью ноября в 7 день пришли послы к великому князю на Москву ногайские от Ших-Мамая князя, да от Кошум мурзы, да Исмаил мурзы и от иных мурз Мурат князь с товарищами с грамотами. А писал князь и мурзы в грамотах, чтобы князь великий жаловал и держал их с собою вместе в дружбе. И князь великий обещал их в дружбе держать с собою, да и отпустил их к их государям; а с ними вместе послал князь великий к Ших-Мамаю князю и к мурзам своих казаков Рязана Баимова с товарищами с грамотами. Той же весною месяца мая 25 дня в четверток седьмой недели после Пасхи выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь помолиться, а с ним брат его князь Юрий Васильевич да князь Владимир Андреевич и многие бояре и князи; а на Москву приехал того ж месяца в 31 день.

О поставлении новгородского архиепископа. В том же году июня в 10 день в неделю вторую Петрова поста поставлен Макарием митрополитом архиепископ Феодосий Великому Новгороду и Пскову, игумен с Хутыни монастыря Великого ж Новгорода. То ж месяца в 27 день послал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси послов своих в Литву к королю Сигизмунду, боярина своего Василия Григорьевича Морозова, дворецкого угличского и калужского Федора Семеновича Воронцова да дьяка Постника Губина, с грамотами перемирными, на которых королю и королевичу крест целовать и печать свою им к тем грамотам приложить. Того ж месяца в 26 день приехал великого князя посланник из Казани от Сафа-Гирея царя Истома Мартынов; а с ним вместе царь прислал к великому князю своего человека Исенкилдия с грамотою, а писал царь в грамоте о мире.

В тот же год оставил епископию Вассиан коломенский. В тот же год июля 2 дня в воскресенье поставлен Макарием митрополитом епископом на Коломну Феодосий, архимандрит от Спаса Нового с Москвы. Того ж месяца в 8 день пришел великого князя посланник из Астрахани Федор Невежин и сказал великому князю, что идет служить к великому государю царевич астраханский Идегер, а остался у Шигалея царя в Касимове. Да с Федором же вместе пришел к великому князю астраханский посол от Абдыл-Рахмана царя Ишим-князь с товарищами о крепкой дружбе.

Пожаловал князь великий князя Владимира. Той же зимой декабря 25 в воскресенье на Христово рождество пожаловал князь великий Иоанн Васильевич, государь всея Руси, по печалованию отца своего Иоасафа митрополита и бояр своих князя Владимира Андреевича и его матерь княгиню Евфросинию, пред очами своими дал им предстать, да и вотчину ему отца его отдал, и велел у него быть боярам иным, и дворецкому, и детям боярским дворовым, не отцовским.

О взятии князя Ивана Бельского. Той же зимой января 2 взят был великого князя боярин князь Иван Федорович Бельский без великого князя ведома, советом боярским Кубанских да Палецкого и иных того ради, что его государь князь великий у себя в приближении держал и в первосоветниках, да митрополита Иоасафа. И бояре за то вознегодовали на князя Ивана и на митрополита и начали зло советоваться со своими советниками, а с князем Иваном Васильевичем Шуйским пересылаться во Владимир. А князь Иван Шуйский тогда во Владимир послан стоять ради бережения от казанских людей; и князь Иван Шуйский во Владимире многих детей боярских к целованию привел, что им быть в их вере. И срок бояре учинили князю Ивану Шуйскому и его советникам быть на Москве из Владимира января 3 в понедельник; а в ночи той, с воскресенье на понедельник, по совету своих единомышленников взяли князя Ивана Бельского на его дворе и посадили его на казенном дворе до утра; а князь Иван Шуйский той же ночью примчался из Владимира; и на следующий день в понедельник сослали Ивана Бельского на Белоозеро в заточение. А советников князя Ивана Бельского, взяв, разослали по городам: князя Петра Михайловича Щенятева в Ярославль, а Ивана Хабарова во Тверь. А митрополиту Иоасафу начали бесчестье и срамоту великую чинить. Иоасаф митрополит не мог того терпеть, сошел со своего двора на Троицкое подворье, и бояре послали детей боярских городовых на Троицкое подворье с неподобными речами. И с великим срамом поносили его и едва его не убили, едва у них умолил игумен троицкий Алексий Сергием чудотворцем от убиения. И был мятеж великий в то время на Москве, и государя в страхование повергли, митрополита сослали в Кириллов монастырь. И послали бояре на Белоозеро князя Ивана Бельского убить в тюрьме Петрока Ярцова сына Зайцева, да Митьку Клобукова, да Ивашка Елизарова сына Сергиева. Они ж, поехав тайно, без великого князя ведома боярским самовольством князя Ивана Бельского убили.

О литовских послах. Той же зимой марта в 1 день в среду пришли послы литовские к великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси на Москву от короля Сигизмунда пан Ян Юрьевич Глебова воевода полоцкий, да пан Никодим Янович Тихоновский, да писарь Николай сын Николая Андрюшева, и взяли с великим князем перемирие на 7 лет, от Благовещения дня лета 7050 до Благовещения дня лета 7057. И почтил князь великий послов литовских, и отпустил марта 23.

В тот же месяц прислала к великому князю на Москву Когоршед царевна грамоту с Пуховым человеком Тетерина с Лучкою, а писала в грамоте, чтобы князь великий со царем похотел миру; а Булат князь послал грамоту с тем же человеком к боярину князю Дмитрию Федоровичу Бельскому и ко всем боярам, чтобы великому князю говорили о мире с Казанью. Того ж месяца в 9 день в четверток приехал к великому князю на Москву богомолец его архиепископ Макарий великого Новгорода и Пскова.

О поставлении Макария на митрополию. По благодати Святого Духа избранием святительским, изволением великого князя Иоанна Васильевича всея Руси наречен на митрополию Макарий, архиепископ Великого Новгорода и Пскова; марта 16 в четверток четвертой недели святого поста возведен на двор митрополитов и поставлен на высокий престол первосвятительства Великой России на митрополию того ж месяца в 19 день в неделю четвертую святого поста. А на поставлении его были архиепископ Досифей ростовский, суздальский Ферапонт и смоленский Гурий, Иона рязанский, Иоанникий тверской, Севастиан коломенский, Досифей сарский, Алексий вологодский.

В тот же месяц приходил Имин-Гирей со многими людьми на Сиверские места к Путимлю, и Стародубу, и Новгороду Северскому; и воеводы великого князя языков у них взяли и на Москву прислали 20 татаринов, а иных побили; а они, повоевав Северу, прочь пошли. Того ж месяца 14 отпустил князь великий в Казань Сафа-Гирея царя человека Исенкилдея, а с ним вместе послал к царю в Казань своего человека с грамотою Никиту Чуватова; а писал князь великий в грамоте, что хочет с царем помириться, и царь бы прислал своих больших послов, добрых людей. Того ж месяца 15 отпустил князь великий своего богомольца архиепископа Феодосия в свою вотчину в Великий Новгород. Того же месяца 16 приехал к великому князю служить Идигер царевич, и князь великий пожаловал царевича, принял его к себе в службу. Того ж месяца в 24 день пришел из Крыма великого князя посол князь Александр Васильевич Кашин, а привез от Саип-Гирея царя к великому князю грамоту шертную; а с ним вместе царь прислал своих людей с грамотами, Гамача с товарищами, а писал царь в грамотах о братстве и крепкой дружбе. В тот же год августа 12 отпустил князь великий астраханских послов Ишима с товарищами, а с ними вместе послал князь великий к Абдыл-Рахману царю в Астрахань своих казаков Итаиша с товарищами с грамотами; а писал князь великий в грамотах, хочет с ним иметь крепкую дружбу. В тот же месяц преставился архиепископ ростовский Досифей и положен в Ростове.

О царских татарах. Того же месяца в 16 день приходили на Рязанские места многие люди крымские, Ишмахмет мурза, да Саталкул улан, да Сулеш мурза, да Битяк мурза Адрахманов и иные многие мурзы, и пришли к Миколе зарайскому. И великого князя воеводы князь Петр сын князя Даниила Пронского да князь Юрий сын князя Ивана Деева против крымских людей вышли, и с ними виделись, и языков у них взяли; и крымские люди от того дрогнули, пошли из великого князя украины вон, воевав Рязанские места. И воеводы великого князя по государскому велению за ними ходили до Дону, и дошли стражи до татарских стражей на Куликовом поле, и многих татарских стражей великого князя стражи побили, а иных переловили, а иные поутекали. И весть татарам от тех утеклецов учинилась, и крымские татары пошли спешно, и воеводы великого князя пошли до Мечи, а их не догнали, а оттуда возвратились и пришли к великому князю все, дал Бог, здравы.

7051 (1543). Сентября в 11 день отпустил князь великий в Крым царева человека Тамача, а с ним вместе послал к царю в Крым своего человека Федора Вокшеринова с грамотою. Того же месяца 21 в четверток выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси с Москвы к живоначальной Троице в Сергиев монастырь к чудотворцевой памяти помолиться, а с ним брат его Юрий Васильевич; и оттуда был в своих селах в Слободе, и в Олешне, и в Озерецком, а на Москву приехал октября 17 во вторник. Той же осенью октября 15 пришли послы великого князя Иоанна Васильевича всея Руси от Сигизмунда, короля польского, Василий Григорьевич Морозов, да Федор Семенович Воронцов, да дьяк Постник Губин с грамотою перемирною за королевскою печатью. Той же осенью ноября 3 посланник великого князя из Казани Никита Чуватов приехал, а с ним царь прислал своего человека Бараша с грамотою, а писал царь в грамоте о мире. И князь великий царева человека отпустил в Казань, а с ним вместе послал к царю своего человека Василия Сличарского с грамотою; а писал князь великий в грамоте, чтобы царь прислал своих послов добрых людей.

О волошских послах. Того ж месяца 8 дня пришли к великому князю на Москву послы волошские от воеводы Ивана Петра Степановича, Крестовладович Переколах, да Петр Калкович Логофит, да писарь Иван Степанов. Били челом послы великому государю от воеводы, чтобы его великий государь пожаловал, дал ему на вспоможение чтобы откупиться от турецкого султана, что его выгнал турецкий султан из его земли Молдавской, и воевода хотел ехать к великому государю на Москву, однако было ему невозможно ехать: турецкий и крымский его землю пленили, а с королем также ратен; и он в Угорскую землю, и из Угорской земли ходил к турецкому султану бить челом, чтобы ему отдал его государство Молдавскую землю, и султан турецкий пожаловал, ему отдал две части Молдавской земли, а с третьей части взял у него султан откупа 3 000 000 золотых червленых, кроме дани, что ему давать отныне ежегодно; и великий бы государь пожаловал, помощь учинил, чем откупиться, да впредь бы его государь жаловал и берег.

О поездке великого князя в Боровск. Той же осенью декабря 8 дня в пяток выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси помолиться в Боровск, и в Можайск, и на Волок, а с ним брат его Юрий Васильевич да князь Владимир Андреевич и многие бояре; и на Москву приехал того же месяца 20 в среду.

Того же месяца 23 приехал великого князя татарин Тають Тасубин из Астрахани от царя с грамотою; а с ним вместе царь прислал своего человека Куслубек мурзу, а от калги царевича Калкаман с грамотами, а писали в грамотах, чтобы князь великий был с ними в дружбе. И князь великий астраханского посла Куйбулан князя с товарищами отпустил к их государем.

Той же зимой послал князь великий к королю Сигизмунду Якова сына Григория Захарова просить грамоты проездные на Семена Батюшкова, чрез его землю идти к воеводе волошскому и назад без зацепки, и послам волошским. Той же зимой февраля 11 князь великий послов волошских отпустил к их воеводе, а с ними вместе послал со своим жалованием к воеводе своего человека Семена сына Даниила Батюшкова, а велел князь великий Семену дожидаться Якова в Вязьме. И Яков из Литвы приехал, и грамоты от короля привез проездные чрез Литовскую землю в Волохию, и Семену Батюшкову дал в Вязьме. Того же месяца 25 в третью неделю святого поста поставлен Макарием, митрополитом всея Руси, архиепископом Ростову и Ярославлю Алексий, троицкий игумен Сергиева монастыря. Той же зимой марта 16 приехали к великому князю посланники его из Крыма от Саип-Гирея царя Федор Вокшеринов да Гаврило Тыртов; да с ними вместе прислал царь к великому князю своего человека Ак сеита с грамотою, а писал царь в грамоте о крепкой дружбе. И князь великий царева человека Ак сеита к царю отпустил, а с ними вместе послал князь великий к царю в Крым своего сына боярского Федора сына Ильи Челищева с грамотою, а писал в грамоте, что хочет с царем быть в дружбе. Той же зимой преставился епископ Ферапонт суздальский и положен в Суздале. Той же весною июня 6 сгорел град Стародуб весь от молнии, а посад Бог помиловал.

7052 (1544). Сентября в 9 день великого князя бояре взволновались между собою перед великим князем и перед митрополитом в столовой избе у великого князя на совете, князь Андрей Шуйский да Кубенские и их советники, поймали Федора сына Семена Воронцова за то, что его великий государь жалует и бережет, и били его по ланитам, и платье на нем ободрали, и хотели его убить, и едва их митрополит умолил от убийства. Они же повели его с великого князя сеней с великим срамом, бия и пихая, на площадь, и отослали его за Неглинную на двор Ивана Зайцева, и послали его на службу на Кострому и с сыном его с Иваном.

Того ж месяца 16 в воскресенье выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь помолиться к чудотворцевой памяти к Сергиевой, а с ним брат его князь Юрий Васильевич и бояре, а оттуда на Волок и Можайск; и на Москву приехал ноября в 30 в пяток. В тот же месяц доделали церковь Воскресения Христова на площади возле Иоанна святого, что под колокола, а заложена была повелением великого князя Василия Иоанновича всея Руси в год 7040-й. А церковный мастер начал делать и совершил без лестницы Петрак Малой фрязин; а лестницу и двери повелением благоверного царя и великого князя Иоанна Васильевича приделали у той же церкви Воскресения Христова в год 7060 мастера московские. И в 63-й год царь и митрополит в ту же церковь перенесли Рождество Христово от Мстиславского двора и собор установили. Той же осенью в ноябре были дожди великие и вода великая, и лед прошел, как в весне, и людям убытки многие учинились.

Той же зимой декабря 29 князь великий Иоанн Васильевич всея Руси не мог того терпеть, что бояре бесчиние и самовольство чинят, без великого князя веления, своим советом единомышленных своих советников, многие убийства сотворили своим хотением и многие неправды земле учинили из-за государя младости, и великий государь велел взять первосоветника их князь Андрея Шуйского, и велел его предать псарям; и псари взяли и убили его, волочив к тюрьмам, против ворот Ризположенных во граде, а советников его разослал; и от того времени начали бояре от государя страх иметь.

Той же зимой в феврале преставился епископ Крутицкий Досифей. Того же месяца 21 поставлен владыкой Макарием митрополитом всея Руси в Суздаль Иона Собин, архимандрит чудовский. Того ж месяца в 22 день в неделю Сыропустную поставлен Макарием митрополитом епископ на Крутицу Савва, архимандрит симоновский. Той же зимой марта 3-го в понедельник второй недели святого поста выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси в живоначальной Троицы в Калязине монастырь к чудотворцу Макарию, а с ним брат его князь Юрий и бояр множество; и молился князь великий, и удоволил игумена и братию милостынею и кормом довольно, и оттуда поехал на свою государскую потеху в Заболотье на медведей, а оттуда к живоначальной Троице в Сергиев монастырь; а на Москву приехал того ж месяца 18 во вторник.

7053 (1545). Декабря 16 положил князь великий опалу свою на князя Ивана Кубенского за то, что они великому государю не доброжелательствовали, и его государству многие неправды чинили, и великое мздоимство учинили и многие мятежи, и многих бояр без великого князя веления побили. И князь великий велел его, взяв, сослать в Переславль и посадить за стражу; и посадили его на князя Андрея угличского детей двор, где они сидели. И в тот же год в мае пожаловал князь великий князя Ивана, из-под стражи выпустил.

Того ж месяца декабря 30 приходил крымский царевич Имин-Гирей калга, Саип-Гиреев царев сын, со многими людьми крымскими внезапно на украинские места Белевские и Одоевские, и за грехи попленили многих людей. Той же зимой марта в 22 день прислал к великому князю король Сигизмунд-Август своего посланника Яна Комаевского, что отец его пожаловал всеми людьми своими государства, и он ныне на всех государствах отца своего государем себя учинил, и себя на государстве объявить и править хочет по перемирным грамотам, как отец его правил.

О Казанской войне, как началось от великого князя Иоанна. Начало Казанской войны от царя и великого князя Иоанна. Той же весною в апреле послал князь великий в большем полку воевод своих князя Семена Ивановича Пункова с товарищами, а в передовом полку Иван Васильевич Шереметьев, а в сторожевом полку князь Давид Палецкий, к Казани налегке в стругах; а с Вятки послал воевод своих к Казани же князя Василия Семеновича Серебряного с товарищами. И вятские воеводы сошлись с князем Семеном Пупковым на Казанском месте в воскресенье на Сошествие Святого Духа в один час, как из одного двора; а по дороге князь Василий, Вяткою и Камою, многих людей казанских побил. И воеводы великого князя князь Семен с товарищами, придя к городу Казани, людей казанских многих побили и кабаки царевы пожгли. А во Свиягу реку посылали воеводы от себя детей боярских, и там Божиим милосердием также многих людей казанских побили, и Тевекелева сына княжьего Муртозу мурзу поймал с сыном его, а жену Муртозы и иных детей его побили. И Божиею милостию великого князя воеводы из Казанской земли со всеми пришли людьми здравы. И государь воевод и детей боярских жаловал великим своим жалованьем: кто о чем бил челом, тех всех по их челобитью жаловал; ибо и у самого благодарственное хотение было за православие страдать. И с того времени в Казани начали розни быть, царь начал на князей неверку держать: «вы де приводили великого князя воевод», и начал их убивать; и они поехали многие из Казани к великому князю, а иные по иным землям.

О поездке великого князя по монастырям. Той же весною мая 21 в четверток 7 недели после Пасхи приехал князь великий в Сергиев монастырь к празднику к живоначальной Троице молиться, а с ним брат его князь Юрий Васильевич да князь Владимир Андреевич. И у праздника живоначальной Троицы слушал всенощную, и молебен, и заутреню, и божественную литургию, и вечерню, и в трапезе удоволил игумена и братию кормом и милостынею довольною. И от Троицы поехал по чудотворцам молиться в Переславль, и с Переславля отпустил братию свою к Москве, а сам поехал в Ростов, и в Ярославль, и на Белоозеро в Кириллов монастырь и в Ферапонтов монастырь, и на Вологду к Спасу на Прилуку, и в Корнилов, и в Павлов, и к Борису-Глебу на Устье. И во всех тех монастырях кормил и милостынею удоволил, и на Москву приехал месяца июня в 7 день.

О присылке казанской. В тот же год июля в 29 день прислал к великому князю из Казани Кадыш князь да Чура Нарыков сына боярского галичанина Ваську сына Давида Бортева с тем, чтобы государь послал к Казани рать, а они царя и крымцев 30 человек выдадут, которые у них с царем во граде. И князь великий послал к ним со своим жалованием, чтобы они царя поймали и держали, а князь великий к ним рать свою пошлет.

7054 (1546). Сентября в 3 день велел князь великий наказать Афанасия Бутурлина, урезали язык ему в тюрьме за его вину, за невежливые слова. Того ж месяца в 15 день во вторник выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь к чудотворцевой памяти помолиться, а с ним брат его князь Юрий Васильевич. И слушал князь великий всенощную, и заутреню, и молебны, и литургию, и учредив игумена и братию кормом и милостынею довольно, оттуда поехал князь великий с братом своим на свою потеху в Слободу. А из Слободы велел князь великий ехать брату своему князю Юрию Васильевичу в Можайск, а сам князь великий приехал на Москву октября 5 и положил опалу на бояр своих за их неправду, на князя Ивана Кубенского, и на князя Петра Шуйского, и на князя Александра Горбатого, и на Федора Воронцова, и на князя Дмитрия Палецкого. И устроив свое дело, поехал с Москвы в Можайск того ж месяц октября в 9 день, а на Москву приехал князь великий ноября 14. Той же осенью в декабре ради отца своего Макария митрополита пожаловал князь великий бояр своих князя Ивана Кубенского, и князя Петра Шуйского, и князя Александра Горбатого, и Федора Воронцова, и князя Дмитрия Палецкого.

О поездке великого князя в Воры. Того ж месяца 27 выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси с Москвы на свою потеху царскую в Воры, а оттуда во Владимир. И во Владимире января в 17 дня приехал к великому князю из Казани от великого князя посла от Игнатия Яхонтова сын боярский Рудак Булатов сын Мордвинова с грамотою. А казанцы прислали к великому князю с тем же сыном боярским вместе своего человека Гамет шиха с грамотою, Беюрган сеит, и Кадыш князь, и Чура Нарыков. И князь великий слушал грамоты посла своего Игнатия, и писал Игнатий в грамоте. «Казанцы Сафа-Гирея царя с Казани согнали и крымских людей многих побили». И князь великий казанскому посланнику Гомет шиху велел ехать к Москве с грамотою. И писали в грамоте казанцы, и сеит, уланы, и князи, и мурзы, и шихи, и шихзады, и долешманы, и казаки, и вся земля Казанская бьют челом государю, чтобы их пожаловал, гнев свой Казанской земле отложил, и пожаловал бы их, дал бы им на Казань царя Шигалея, и послал бы в Казань своего сына боярского привести сеита, и уланов, и князей, и всю землю Казанскую к правде. И князь великий послал в Казань к сеиту Беюргану, и Кадышу, и к Чуре, и всей земле Казанской Остафия Андреева со своим жалованным словом и к правде их привести. Да с Остафием вместе отпустил князь великий и казанского посланника Гамет шиха с грамотою, а писал им в грамоте свое жалование.

О посажении Шигалея на Казань. Той же зимой марта 15 Остафий Андреев из Казани приехал, а с Остафием вместе прислали к великому князю сеит, и уланы, и князи, и вся земля Казанская своих послов Уразлыа князя да Андричей афыза бить челом, чтобы государь пожаловал, отпустил к ним Шигалея царя, не мешкая. А Остафий Андреев сказал великому князю, что в Казани сеит, и уланы, и князи, и мурзы, и вся земля Казанская великому князю правду учинили, что им от великого князя и от Шигалея царя неотступным быть и до своих животов. Той же зимой апреля 7 князь великий Шигалея царя на Казань отпустил, а с ним вместе послал посадить его на царство боярина своего князя Дмитрия Федоровича Бельского, да боярина князя Дмитрия Федоровича Палецкого, да дьяка Постника Губина. И боярин князь Дмитрий Федорович Бельский с товарищами царя на царство посадили июля 13 в неделю святой живоначальной Троицы, и приехали к великому князю на Коломну; князь великий тогда был на Коломне. А царь Шигалей прислал от себя бить челом на царстве великому князю Чапкина мурзу, Игнатия Яхонтова с товарищами к великому князю отпустил и больших послов прислал Алабердея улана, да Тевекеля князя, да бакшея Агиш моллазаду, а гонцом был Чепкун мурза Отучев. И после великого князя бояр пришла весть в Казань к Шигалею царю, что привели казанцы Сафа-Гирея царя на Каму, а великому князю и Шигалею изменили, и Шигалей царь с Казани сбежал. И когда весть пришла к государю, что казанцы изменили, а Шигалей с Казани бежал, а того неведомо, на которые места, и государь послал царя встречать на Поле Льва Андреевича Салтыкова, а с ним детей боярских и татар, а на Вятку Алексея Даниловича Басманова. И Лев царя на Поле встретил, а царь Шигалей с Казани сбежал на Низ Волгою в судах, а на Волге взял коней у городецких татар, и послал к великому князю своего боярина с грамотою. А писал в грамоте, что казанцы изменили великому князю, на Казань взяли Сафа-Гирея царя, а его хотели выдать Сафа-Гирею царю, и он у них из Казани ушел, а шел через Поле в Городок, и пришел на украину августа 15 дня, дал Бог, здоров; а на Казани сидел он месяц.

О поездке великого князя на Коломну. Той же весною пришли вести к великому князю из Крыма, что быть крымскому царю на Коломну. И князь Иоанн Васильевич всея Руси пошел на Коломну мая 6 в четверток второй недели после Пасхи, сначала к Николе на Угрешу помолиться в судах, а от Николы с Угреши пошел на Коломну в судах же, и стоял на Коломне до августа месяца. А крымский царь уведал про великого князя на Коломне и не пошел. И в тот же год на Коломне по диаволову действу оклеветал ложными словами великого князя бояр Василий сын Григория Захаров-Гнилеев великому князю. И князь великий с великой младости положил на них гнев свой и опалу по его словам, потому что он был тогда у великого князя в приближении Василий, и по прежнему их неудобству, что многие мзды в государстве его взимали во многих государских и земских делах. И велел казнить князь великий князя Ивана Кубенского, Федора Воронцова, Василия сына Михаила Воронцова же, и отсекли им головы июля 21 в субботу. А Ивана сына Петра Федорова велел взять и сослать на Белоозеро и велел его посадить на Белоозере под стражу; а Ивана сына Михаила Воронцова велел взять же. В тот же год на Коломну к великому князю пришел посол его из Казани Игнатий Яхонтов с товарищами; а на Москву князь великий приехал с Коломны августа 18 в среду.

7055. (1547). О поездке великого князя в Великий Новгород. Сентября 15 в среду выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси с Москвы к живоначальной Троице в Сергиев монастырь к чудотворцевой памяти. И слушал всенощную, и заутреню, и молебн, и литургию, и учредив братию милостынею и кормом довольно, и оттуда поехал по своим селам, в Воробьево и в Починки и в Можайск к Николе помолиться, и по монастырям поехал молиться на Волок, и во Ржев, и во Тверь, и в Новгород Великий, и во Псков, и в Печерский монастырь, и, назад идучи, во Пскове, и в Новгороде, и у Пречистой на Тихвине. А на Москву приехал декабря 12 в воскресенье. Той же осенью сентября 20 приехали из Казани к великому князю князи казанские служить Кулуш князь Тереул, Бурнаш да Чурины братия Нарыкова, 76 человек. А иных царь в Казани побил, Чуру князя Нарыкова, Баубека князя, Кадыще князя и иных многих побил и стал владеть Казанью с крымскими князями. Той же осенью декабря 6 прислали к великому князю бить челом горная черемиса Тугай с товарищами двумя черемисами, чтобы государь пожаловал, послал рать на Казань, а они с воеводами государю служить хотят. Той же осенью послал князь великий князя Александра Борисова Горбатого и иных своих воевод Казанские места воевать по горных людей челобитью. И великого князя воеводы ходили до Свияжского устья, и Казанские места многие повоевали, и привели к Москве 100 человек черемисы.

О венчании великого князя Иоанна Васильевича всея Руси царем на царство. Той же зимой января 16 дня в воскресенье венчан был на царство Русское благоверный и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси преосвященным Макарием, митрополитом всея Руси, и архиепископами, и епископами, и архимандритами, и всем священным собором русской митрополии. Венчание же на царство великого князя Иоанна Васильевича было таково. Поставили на налое животворящий крест на блюде золотом, и венец, и бармы царя Константина Мономаха, которыми венчан был князь великий Владимир Мономах на царство Русское. Когда же вошел князь великий Иоанн Васильевич всея Руси в соборную церковь, и митрополит со всем священным собором начали молебен кресту святому. После «Достойна», и «Трисвятаго», и после тропарей повелел митрополит принести к себе животворящий крест двум архимандритом, спасскому и симоновскому. И митрополит снял животворящий крест со блюда золотого, да положил на великого князя Иоанна Васильевича, и сказал молитву сию во услышание всем:

Молитва. «Господи Боже наш, царствующим царь и Господь господствующим, который Самуилом пророком избрал раба своего Давида и помазал того в цари над людьми израильскими, и ныне услышь молитву нашу недостойных, и виждь от святого жилища твоего благоверного раба твоего и великого князя Иоанна Васильевича, которого благословил ты воздвигнуться царем в народе твоем, который стяжал ты честною кровью единородного сына, помазать сподоби елеем помазания возрадования, огради его силою животворящего твоего креста, положил на голову его венец от камня честного, даруй, Господи, ему долготу дней, дай же в десницу его скипетр царствия, посади его на престоле правды, огради его всеоружеством Святого Духа, утверди его могущество, покори ему все варварские народы и всади в сердце его страх твой, что к послушанию молитвенное око, соблюди его в непорочной вере, покажи его опасным хранителем святой твоей соборной церкви веления его, да судит людям твоим правдою, и нищих твоих судом спасет сынов убогих, и наследник будет небесного твоего царствия». Возглас: «Ибо твое есть царство и сила и слава Отца и Сына и Святого Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь». Затем взяв драгоценный ковчег сердоликовый с елеем святым и сучец золотой, украшенный камнями драгоценными, приступил к царю и говорил: «Государь царь и великий князь, как в древности Господь послал Самуила пророка помазать на царство раба своего Давида, так я ныне поставлен от Бога помазать ему верного раба его, да будет тебе сие печать дара Духа Святого». И помазав на челе крестообразно, сказал: «Печать дара Духа Святого да пребудет на тебе в знамение вечное». Потом открыл грудь, снова помазал крестообразно и сказал: «Сердце чисто созижди в тебе Боже, и дух правый обнови во утробе твоей. Аминь». И весь священный чин и мирские говорили «аминь» по митрополите трижды. И помолившись, велел к себе митрополит с налоя принести тем же двум архимандритам диадему, сиречь бармы, и знаменовал митрополит великого князя Иоанна Васильевича крестом и положил на него бармы. И митрополит сию молитву говорил втай: «Господи вседержитель и царь веков, которому земной человек, тобою царем сотворенный, подклоняет голову свою тебе помолиться. Владыко всех, сохрани его под кровом твоим, удержав его царство, благоугодное тебе творить всегда тобою сподоби, да воссияет во дни его правда и множество мира, да в тихости его тихим и безмолвным житием поживем во всяком благочестии и чистоте». Возглас: «Ибо ты есть царь мира и спас душам нашим, и тебе славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и присно и во веки веков. Аминь». И после аминя велел к себе митрополит принести шапку с налоя тем же двум архимандритам, и митрополит взял шапку, сиречь венец, да перекрестил великого князя крестом, говоря: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». И положил на него шапку. И ектенью повелел митрополит говорить: «Помилуй нас, Господи». И говорил митрополит молитву: «Пречистая дева госпожа Богородица». И после молитвы сел царь на своем стуле, а митрополит на своем, и вошел на амвон архидьякон и говорил велегласно многолетие царю Иоанну Васильевичу русскому, и весь священный собор русской митрополии многолетие говорил. И после многолетию митрополит здравствовал великого царя: «Божиею милостию радуйся и здравствуй, православный царь Иоанне, всея Руси самодержец, на многие годы». И поклонился царю митрополит. И потом архиепископы, и епископы, и весь собор поклонились и здравствовали великого царя; и бояре здравствовали великого самодержца. Митрополит совершил отпуст молебну, и потом начали литургию. И когда начали каноник петь, сошел государь царь с высокого своего места, там где постланы были бархаты, пошел к царским дверям, и пред ним пошел архидьякон. И придя к дверям, тот возопил: «Растворите врата правды, и праведный войдет в них». Тогда отверзли двери царские, и вошел ими царь к святой трапезе. Преосвященный же митрополит учинил молитву по обычаю и сподобил его принять честные тайны тела и крови Христовой по обычаю, как священники и дьяконы от руки его приемлют. После сего, изойдя, царь государь стал на обычном своем месте у правого столпа до скончания литургии. И по свершении литургии пошел царь великий Иоанн Васильевич, самодержец Великой и Белой Руси, из церкви пречистой Богородицы, и постилали по пути из церкви и до его хором бархаты и камки, куда шел великий самодержец. И когда сошел великий царь с места своего, и во дверях церковных осыпали его деньгами золотыми брат его князь Юрий Васильевич, а мису за ним золотую с золотыми деньгами носил боярин великого царя и конюший князь Михаил Васильевич Глинский; и против Архангела осыпали его, и на средине лестницы также осыпали его. И торжества были со многими веселиями всего народа три дня.

О поездке царской. Того же месяца 25 поехал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь помолиться, и к чудотворцевым мощам приложиться, и молебного пения послушать, игумену и всем старцам, великой обители повелел о своем здравии Бога молить, о милости Божией, об укреплении царства его. И удоволив их милостынею и кормом довольно, на Москву приехал того же месяца 28 дня. Того же месяца 30 в воскресенье поставлен был Макарием митрополитом епископ в Пермь и на Вологду Киприан, богоявленский игумен с Москвы.

Свадьба великого царя. Той же зимой благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси надумал жениться и выбрал себе невесту, дочь Романа Юрьевича Анастасию. И женился русский царь и великий государь февраля 3 в четверток Всеядной недели. А венчал их в соборной церкви пречистой владычицы нашей Богородицы и приснодевы Марии честного и славного ее Успения Макарий митрополит всея Руси. И в царствующем граде Москве была радость великая о государевом браке. Того ж месяца 17 в пяток Сырной недели царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси ходил молиться пешком к живоначальной Троице в Сергиев монастырь, и с братом своим с князем Юрием Васильевичем, и со своею царицею Анастасиею; и на Москву приехал марта 5 в субботу второй недели святого поста.

О пожаре во граде. Той же весною апреля 12 во вторник Святой недели в 9 час дня загорелась в торгу лавка в москотильном ряду; и погорели во всех рядах лавки града Москвы со многими товарами от Никольского крестца и до речной стены градной; и гостиные дворы великого князя, и дворы людские, и имущество многое погорело от Ильинской улицы и до городской стены, от площадки и до речной стены, церкви и монастырь Богоявленский Никольский. А у реки Москвы в стрельнице загорелось зелие пушечное, и от того разорвало стрельницу и разметало кирпичи по берегу реки Москвы. И той же ночью сгорели 10 дворов в Черторие к Дорогомилову.

О пожаре за Яузою. Того ж месяца 20 в среду второй недели после Пасхи в 10 час дня загорелись за Яузою на Болвановке, и погорели Гончары и Кожевники возле реки Москвы, и церковь Спаса выгорела в Чигасове монастыре и верх упал, роспись у церкви той чудна была Дионисия иконописца, и Лыщоково погорело по Яузе, и возле Яузы по устье к Москве реке.

О колоколе. Той же весною месяца июля 3 отломались уши у колокола благовестника, и упал с деревянной колокольницы, и не разбился. И повелел благоверный царь приделать к нему уши железные, и приделали ему уши после великого пожара, и поставили его на деревянной же колокольнице, на том же месте у Иоанна святого под колоколы; и глас звонный по старому.

О великом пожаре. Того же месяца 21 во вторник в 10 час дня третьей недели Петрова поста загорелся храм Воздвижения честного креста за Неглинною на Арбатской улице на Острове. И была буря великая, и потек огонь, как молния, и пожар сильный, в один час промчался по Занеглинью огонь и до восполия Неглинного, и Чертория погорела до Семчинского сельца возле реки Москвы, и до Федора святого на Арбатской улице. И обратилась буря на град больший, и загорелся во граде у соборной церкви Пречистой верх, и на царском дворе великого князя на палатах кровли, и избы деревянные, и палаты, украшенные золотом, и Казенный двор с царскою казною, и церковь на царском дворе у царской Казны Благовещения златоверхая, и деисус письма Андрея Рублева, золотом обложенный, и образы, украшенные золотом и бисером многоценные греческого письма, прародителями его за многие годы собранные; и казна великого царя погорела, и Оружейная палата вся погорела с оружием войска, и Постельная палата с казною выгорела вся; и в погребах на царском дворе под палатами выгорело все деревянное в них, и конюшня царская. И по многим церквам каменным выгорели деисусы, и образы, и сосуды церковные, и имущество многое людское, и двор митрополитов. Божиим заступлением пречистой Богоматери честного и славного ее Успения в соборной церкви деисус и все сосуды церковные сохранены были и молитвами святых чудотворцев Петра, Алексия, Ионы. И митрополита Макария едва вызволили из церкви, от великого из-за попущения Божия дымного духа едва не позадохнулись во церкви. И пошел митрополит из церкви, и с ним шел Кекса Татищев, князя Владимира ясельничий, да священник соборный пречистенский же Иван Жижелев; и те оба сгорели на площади, а митрополит ушел на город на тайник к реке Москве. И там тоже был дымный дух тяжкий и жар великий, и за невозможность от жару и от дымного духу начали его с тайника спускать, обязав веревкой, и разбился митрополит и едва дух сохранил, и отвезли его в его монастырь на Новое едва живого. А в городе все дворы и палаты все горели, и Чудовской монастырь выгорел весь, одни мощи святого великого чудотворца Алексия Божиим милосердием сохранены были; а старцев сгорело по погребам и по палатам 18, а слуг 50 человек; а запас монастырский весь сгорел. И Вознесенский монастырь также весь сгорел, 10 стариц в нем сгорели, и церковь Вознесения выгорела, образы, и сосуды церковные, и имущество людское, только один образ пречистой протопоп вынес. И все дворы во граде погорели, и на граде кровля градская, и зелие пушечное, где было на граде, в тех местах разорвались градные стены. И в другом граде лавки все и имущество погорело, и дворы во граде все; только две церкви Бог сохранил на рву Рождества Христова да Рождества пречистой, на Никольском крестце лавок с 10. А в церквах каменных многих деисусы и сосуды церковные выгорели. А за городом Большой посад возле Неглинной, Пушечный двор и храм святых и праведных богоотца Иоакима и Анны, и Рождественская улица, и монастырь Рождественский, и Сергий святой, до Николы до Драчевского монастыря; а по Встретенской улице до Стефана святого; а по Ильинской улице до Фрола святого в Мясниках; а Покровского улицею по Василия святого; а по Варварскую улицу Всех святых, и Святой пятницы, и Рождества пречистой, и Николы Подкопаева, и Фрола святого у конюшни, и конюшня великого князя, и по Воронцовский двор, и по Илью святого под Сосенки; а Великою улицею возле Москвы реки, и Николы Кошелева, и Андрея святого, и Воздвижения честного креста у Москвы реки, и Козьмы и Дамиана, и Кулишка вся, и возле Яузы по Воронцовский сад; и по-за конюшни дворы выгорели по Смолину улицу, и всякие сады выгорели, и в огородах всякий овощ и трава. А от города за рвом на площадке от церкви Преображения Господня не горели дворы по Всех святых по Варварскую улицу на Кулишке, а позади тех дворов погорели все дворы, и Петра святого вериги, и Симеон святой, и Козьма и Домиан, и за Владимира святого по Илью святого и по Воронцовский сад. И на третьем часу ночи прекратилось огненное пламя. Сие было грехов ради наших, в наказание нам от Бога послано, за умножение наших согрешений не пощадил Бог такое множество святых Божиих церквей, ни образов святых своих; Божиим гневом сие было огненное пламя. В один час великое множество народа сгорело, 1700 мужского пола и женского и младенцев, множество сгорело народа по Тверской улице, и по Дмитровке, и на Большом посаде, по Ильинской улице, и в садах. Сие все навел Бог на нас грехов ради наших, поскольку много раз согрешали и беззаконничали. Бог же праведным своим судом приводит нас на покаяние или пожаром, или же голодом, или же ратных нашествием, или же мором. Прежде ибо сих времен, памятные книги пишут, такого пожара не бывало на Москве, с тех пор как Москва стала именоваться, великими князями славна и честна была по государству их; ибо прежде Москва не была так многолюдна, как ныне народом умножилась в годы благоверного царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси. А после пожара стоял царь князь великий в своем селе, и со своею царицею с великою княгинею Анастасиею, и с братом своим с князем Юрием, и с боярами; а церкви и палаты на своем дворе велел строить, что от огня распалось, и хоромы деревянные ставить. И оттого царь великий и великий князь пришел во умиление и начал многие благие дела совершать.

Об убиении князя Юрия Глинского. Того же месяца 26 в воскресенье, на пятый день после великого пожару, черные люди града Москвы от великой скорби пожарной восколебались, как юродивые, и пришли во град и на площади убили камнем царева великого князя боярина князь Юрия Васильевича Глинского, и детей боярских многих побили, и имущество княжье разграбили, говоря безумием своим, что «вашим зажиганием дворы наши и имущество погорели». Царь же и великий князь повелел тех людей брать и казнить. Из них же многие разбежались по иным градам, видев свою вину, что безумием своим сие сотворили. В тот же год месяца июля 30 в субботу в 9 час дня взошла туча с западу зимнего на град Москву и был град сильный и великий, с яблоко лесное, или круглый, или граненый; во один час и перестал.

7056 (1548). Свадьба князя Юрия Васильевича. Ноября в 3 день в четверток царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси пожаловал брата своего князя Юрия Васильевича, женил, взял за него княжну Ульяну, дочь князя Дмитрия Палецкого, а свадьба была на великого князя дворе. И велел царь великий князь брату своему и с княгинею жить у себя на дворе.

О побеге князя Михаила Глинского да Турунтая. Того ж месяца 5 в субботу на третий день после свадьбы князя Юрия Васильевича пришла весть к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси, что бежали в Литву бояре князь Михаил Васильевич Глинский да князь Иван Турунтай-Пронский из своих сел изо Ржевских. И князь великий послал за ними в погоню князя Петра Ивановича Шуйского и с ним дворян своих. И князь Петр Шуйский дошел до них во Ржевских местах в великих, тесных и непроходных теснотах. Они же, прослышав про за собою князя Петра погоню и узнав, что им уйти невозможно из тех теснот, возвратились к царю и великому князю и хотели въехать тайно в город Москву и бить челом царю и великому князю, что они не бегали, а поехали было молиться Пречистой в Ковец. И князя Ивана Турунтая поймали в заутреню у нового города в воротах Неглиненских, а он хотел войти в город с попами, а князя Михаила поймал князь Петр Шуйский на посаде на дворе у Вознесения у Хорошей колокольницы за Неглинною на Никитской улице; и привели их обоих в город того же месяца 11. Царь и великий князь велел их посадить под стражу и велел их вопросить об их побеге. Они же били челом, что от страха из-за князя Юрия Глинского убийства поехали были в Ковец к Пречистой молиться и съехали в сторону не зная дороги. И царь великий князь после того вину их сыскал и ради отца своего Макария митрополита их пожаловал, вину их отдал и велел их отпустить на поруки, потому что от неразумия тот бег учинили, обложились страхом от князя Юрия убийства великого.

О походе царском на Казань. Той же осенью умыслил царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси с митрополитом, и с братиею, и с боярами идти на своего недруга на казанского царя Сафа-Гирея и на клятвопреступников казанцев за их клятвопреступление. Месяца ноября 20 в воскресенье отпустил царь и великий князь перед собою во Владимир воевод своих князя Дмитрия Федоровича и иных воевод своих и велел им во Владимир с людьми собраться. Из Мещеры велел идти царю Шигалею да с ним воеводам князю Владимиру Воротынскому и иным, а велел им с собою встречаться на устье Цывельском. И той же осенью декабря 11 в воскресенье пошел царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси во Владимир, а наряд пушечный и пищальный велел за собою проводить во Владимир. И пришел царь и великий князь во Владимир того ж месяца 20 в четверток; а наряд, пушки и пищали проводили во Владимир после Крещения с великими трудностями, поскольку дожди были многие, а снегов не было ничего. И пошел царь и великий князь из Владимира января месяца в 8 день в воскресенье, и пришел в Нижний Новгород того же месяца в 26 день в четверток. А из Новгорода пошел на своего недруга казанского царя Сафа-Гирея и клятвопреступников Казанской земли людей февраля 2 в четверток на праздник Сретения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и ночевал на Ельне, от Нижнего Новгорода 15 верст, а на следующий день в пятницу пришел на остров Роботку. И некоим смотрением Божиим пришла теплота великая и мокрота многая, и везде покрыла вода на Волге, и пушки и пищали многие провалились в воду, ибо многая вода на лед наступила речная, и никак же по льду никому невозможно поступить, и многие люди в продушинах потонули, потому что под водою продушин не знали. И стоял царь и великий князь на острове Роботке три дня, ожидая возможности путного шествия, и никакой же путь не нашелся. Царь и великий князь отпустил к Казани боярина своего и воеводу князя Дмитрия Федоровича Бельского и иных своих воевод многих со многими людьми и велели им, встретившись с Шигалеем царем, идти к Казани. А сам царь и великий князь возвратился к Новгороду Нижнему со многими слезами, что не сподобил Бог его к путному шествию; а пришел в Нижний Новгород февраля в 10 день, а на Москву царь и великий князь пришел месяца марта 7. Воеводы же великого царя и великого князя сошлись с царем Шигалеем на устье Цывельском на Сборной неделе в пятницу февраля 18 и пришли к городу Казани. И царь казанский со многими людьми встретил царя Шигалея и воевод великого князя на Арском поле. И в рядовом полку был тогда князь Семен Микулинский с товарищами, и передовым полком наступил, и казанских людей многих побил, а самого царя в город втоптали, и стояли около города Казани 7 дней, посылая воевать улусы. А на том бою поймали Языка богатыря и иных многих. И возвратились от Казани царя и великого князя воеводы, дал Бог, все здоровы, и прислали от себя к царю и великому князю с тою вестью Ивана сына Михаила Юрьева да Никиту Шереметьева в ту же зиму марта 11. А под Казанью из дворян царя и великого князя убили Григория сына Василия Шереметьева.

Той же зимой января 13 с пятницы на субботу на третьем часу ночи явились на небе многие лучи на полуночной стороне, как огненные, и были чрез всю ночь и до утренней зари. Той же зимой февраля в 9 день с четверга на пятницу в ночи явились на небе многие лучи на полуночной же стороне и перед заутреннею истухли. Той же осенью апреля в 22 день в неделю третью после Пасхи поставлен был Макарием митрополитом епископом на Рязань архимандрит чудовский Михаил. Той же весною июня в 1 день в пяток в 14 час дня взошла туча с зимнего западу, и молния великая, и гром страшный, и загорелся от молнии верх терема Воробьевского, и сгорели терем и все хоромы на царя и великого князя дворе в Воробьеве.

О царском ходу к Троице. Того же месяца 21 в четверток четвертой недели Петрова поста царь великий князь Иоанн Васильевич всея Руси со многим желанием и с великою верою пошел пешком к живоначальной Троице в Сергиев монастырь помолиться, а с ним брат его князь Юрий Васильевич и царица его великая княгиня Анастасия. У живоначальной Троицы слушав всенощную, и заутрени, и молебны, и божественную литургию, и учредив игумена и братию милостынею и кормом довольно, и пришел на Москву того месяца в 28 день в четверток.

7057 (1549). Сентября в 14 день в пяток, на Воздвижение честного креста, пошла пешком благоверная царица и великая княгиня Анастасия к живоначальной Троице в Сергиев монастырь молиться. А царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси поехал с Москвы к живоначальной же Троице того же месяца в 22 день в субботу. А от Троицы царь и великий князь поехал в объезд на свою царскую потеху и со своею царицею с великою княгинею Анастасиею в Слободу и в Дмитров, и во Звенигород, и в Можайск; а на Москву приехал месяца октября в 28 день в воскресенье.

В том же месяце приходили казанские люди на Галицкие места воевать, многие люди, а в старших у них был Арак богатырь. И ходил за ними наместник костромской Захария Петрович Яковлев с товарищами, и сошелся с ними на Езовке реке на поле Гусеве, и казанских людей побили воеводы великого князя всех на голову, и Урака богатыря убили, и иных казанских воевод побили, и многих живых к царю прислали. И с тою вестью Захария к государю прислал Беляницу Зюзина.

Той же зимой января в 19 день пришли к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси послы литовские от Сигизмунда-Августа, короля польского, пан Станислав Петрович Кишка, воевода витебский, да пан Ян сын Юрия Помаевского, державца ожского и переломского, да писарь Глеб Есманов и говорили от короля о вечном мире; не сделали, а сделали перемирье на 5 лет. И отпустил царь и великий князь послов литовских, взял перемирие.

Той же зимой февраля в 25 день Сырной недели с понедельника на вторник в ночи той явился свет на полуночной стороне, как заря ведреная при восходе солнечном, и стоял до утренней зари. Той же осенью марта в 10 день в неделю первую святого поста поставлен был Макарием, митрополитом всея Руси, епископом в Суздаль архимандрит симоновский Трифон. Того ж месяца в 17 день в неделю вторую святого поста поставлен был Макарием, митрополитом всея Руси, архиепископом в Ростов игумен Троицкий Сергиева монастыря Никандр.

Того же месяца марта в 25 день пришла весть царю и великому князю, что в Казани царь казанский Сафа-Гирей умер, убился во своих хоромах. И посадили казанцы и крымцы, в согласие войдя, на царство Казанское сына его Утемиш-Гирея царевича, 2 лет, а в Крым послали многих послов просить помощи и сверстного царя. И царя и великого князя казаки Урачко с товарищами послов казанских побили, и ярлыки их взяли и к государю прислали, в Крым никакого человека не пропустили. В тот же год июня в 6 день прислал к царю и великому князю из Казани Утемиш-Гирей царь своего человека Бакшайду с грамотою, а писал о мире. И царь и великий князь послал к Утемиш-Гирею царю с Башкайдою же свою грамоту, а писал: захочет миру, он бы прислал добрых людей.

Того же месяца в 11 день послал царь и великий князь к королю послов своих Михаила Яковлевича Морозова, да Петра Васильевича Морозова, да дьяка Бонаку Митрофанова докончать перемирие и короля к целованию привести. И Михаил Яковлевич с товарищами перемирие докончили, и короля к целованию привели, и грамоту перемирную к царю и великому князю привезли во Владимир в год 7057 декабря в 1 день. Царь и великий князь в ту пору шел на свое дело к Казани.

В тот же год августа в 10 день в субботу на воскресенье в ночи той в начале в четвертого часу родилась царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси дочь царевна Анна от царицы и великой княгини Анастасии, от дочери Романа Юрьевича. А крестил ее благоверный князь в Новом монастыре Девичьем в церкви святых и праведных богоотца Иоакима и Анны, в новопоставленном храме во имя ее. Приехал царь и великий князь в субботу в монастырь, и обложил храм святых праведных богоотца Иоакима и Анны, и тут слушал всенощную и заутреню, и на утро в воскресенье августа в 18 день церковь освящал, и дочь свою царевну Анну окрестил. А крестил ее старец Андреан Андросовой пустыни да старец Геннадий Сорарайской пустыни, Корнильев ученик, а священнодействовал игумен Троицы Сергиева монастыря Серапион Курцов.

7058 (1550). О походе царском на Казань. Царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси не мог терпеть клятвопреступников казанцев за многие их творимые клятвы и неправды, ибо всегда обеты безбожники творили в государской царя и великого князя воле пребывать, и ни мало времени не пребывали в своей правде, но ложь творили, как злые звери, хапали многих христиан в плен безбожным своим клятвопреступлением, и многие церкви осквернили и в запустение учинили, благочестивая же его держава о сих скорбела, и не могла сего терпеть от безбожного их клятвопреступления, и совет сотворил с отцом своим Макарием митрополитом, и с братиею своею, с князем Юрием Васильевичем и с князем Владимиром Андреевичем, и боярами, желая идти на казанского царя Утемиш-Гирея, Сафа-Гирея царя сына, и на злых клятвопреступников казанцев. И уложил совет свой царский, восхотел идти царской своей волей сам, и послал вперед себя воевод своих и повелел собираться с людьми в окрестных градах стольного града Владимира: большего полка воеводе боярину князь Дмитрию Федоровичу Бельскому да князю Владимиру Ивановичу Воротынскому в Суздале; а передовому полку воеводе князю Петру Ивановичу Шуйскому велел собираться в Шуе, а другому воеводе передового же полку князю Василию Федоровичу Лапатину велел собираться в Муроме; а правой руки воеводам боярину князю Александру Борисовичу Горбатову да дворецкому угличскому князю Василию Семеновичу Серебряному велел собираться на Костроме; левой руки воеводам князю Михаилу Ивановичу Воротынскому да Борису Ивановичу Салтыкову велел собираться в Ярославле; а сторожевого полка воеводам боярину князь Юрию Михайловичу Булгакову да князю Юрию Ивановичу Кашину велел собираться в Юрьеве.

О походе царском. Сам благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси пошел от царствующего града Москвы в стольный град Владимир месяца ноября в 20 день в воскресенье, а с ним брат его князь Юрий Васильевич; а на Москве велел быть брату своему князь Владимиру Андреевичу и боярам. А во Владимир пришел царь и великий князь второй раз декабря 3 во вторник. А из Владимира царь и великий князь прислал за отцом своим Макарием митрополитом окольничего Андрея Александровича Квашнина. И митрополит Макарий да владыка Крутицкий Савва со своим собором приехал во Владимир, и царя и великого князя Иоанна Васильевича митрополит благословил на земское дело идти на клятвопреступников казанцев. Поучал и благословлял митрополит бояр, и воевод, и князей, и всех людей воинства царя, и сказал митрополит: «Господа и чада, послушайте Господа ради нашего смирения; царь и великий князь, взяв Бога на помощь, и пречистую Богородицу, и святых великих чудотворцев, идет на свое дело на земское к Казани и дела свои земские беречь, сколько ему милосердый Бог поможет и пречистая. А вы, господа и чада, царю государю послужите великодушно сердечным хотением и за святую церковь, и за православное христианство; и не гордостью друг на друга, но Христовою любовью связуйтесь подвизаться Христова ради стада и своего ради венчания от раздающего воздаяния Бога и от земского царя честь воспринять; а горделивый удаляет себя от человек и от Бога. А государь вас за службу хочет жаловать, а за отечество беречь, и вы бы служили, сколько вам Бог поможет, а розни бы и места никак же между вами не было, но связуйтесь любовью нелицемерною против врагов стать мужественно. А буде кому с кем непригоже быть отечества ради на брани против врагов, и вы бы то в забвение положили, а государево бы дело земское делали, не с яростною мыслию друг на друга взирая, но с любовью. А как с государева дела земского придете, и кто захочет кому с кем счесться об отечестве, и государь счет даст. И будь на вас нашего смирения благословение». Месяца декабря в 20 день отпустил царь и великий князь с нарядом в Нижний Новгород боярина Василия Михайловича Юрьева да окольничего Федора Михайловича Нагого, а Шигалею, и царевичу Идигерю, и воеводам, которые собирались с людьми по городам, быть им в Нижнем Новгороде в январе. А сам царь и великий князь пошел из Владимира января в 7 день во вторник; а в Нижний Новгород пришел царь и великий князь января в 23 день в четверток; а перед ним полки по чинам и по росписи прошли. А со царем и великим князем шел царь Шигалей и царевич, а бояре и князь Иван Федорович Мстиславский, князь Петр Михайлович Щенятев и иные князи и дворяне царева двора. Февраля в 12 день, Сырной недели во вторник, царь и великий князь пришел к городу Казани со всем воинством и велел стать около града Казани. Сам стал царь и великий князь у Кабана озера; а царю Шигалею и большему полку велел стать против города на Арском поле, и передовому полку; а за рекою Казанью против города царевичу Едигеру, а правой руке и левой руке да и сторожевому полку; и наряду большему на устье Булака против города, а другому наряду велел стать против города у Поганого озера. И воевод расставил, и туры велел поделать, и к граду приступать, но тогда пришло в то время верное нестроение, ветры сильные, и дожди великие, и мокрота немерная; и из пушек и из пищалей стрелять было невозможно, и к городу приступать невозможно из-за мокроты. Царь и великий князь стоял у города 11 дней, а дожди каждый день были, и теплота, и мокрота великая; речки малые попортились, а иные и пошли, а приступать к городу за мокротою не угодно было. И царь и великий князь, видев таковое нестроение, пошел от града Казани прочь во вторник на Сборной неделе, февраля в 25 день; из-за теплоты большого наряду вести назад было нельзя, с нарядом велел перед собою идти, и большому полку, и левой руке, и сторожевому полку, и шли впереди царя и великого князя. А пришел царь и великий князь на Свияжское устье да стал. И человеколюбец Бог, видя благоутробие его, и веру великую, и подвиг его православный ради веры, вложил в сердце его свет богоразумия о благодати Божии, да просветится свет в темном месте, да просияет вера православная, да исчезнет вера басурманская на месте том, да утвердятся церкви Божии, да просияет благодать Божия спасительная на месте скверном. Призвал благоверный царь к себе царя Шигалея, и воевод своих, и князей казанских, которые были с ним у города Казани, и начал царь и великий князь советоваться, в тех бы местах поставить ему град казанского дела ради и тесноту бы учинить Казанской земле. И царь Шигалей, и великого князя бояре, и казанские князи государеву мысль похвалили. Царь Шигалей и князи казанские великому князю место сказали, и благоверный царь на место приехал, и Божиим благоволением место полюбил, где быть граду и церквам святым стоять, Круглую гору. И пошел в Нижний Новгород по своему устроению полков, как пошел от града Казани; а в стольный град царь и великий князь пришел в четвертую неделю святого поста; а на Москву царь и великий князь пришел со своим братом с князем Юрием Васильевичем месяца марта в 23 день в неделю пятую святого поста.

Той же весною мая в 18 день в неделю шестую после Пасхи царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси пожаловал брата своего князя Владимира Андреевича, женил, взял за него дочь Александра Нагого Евдокию. А свадьба была князь Владимира Андреевича у царя и великого князя на дворе, а венчал их Макарий, митрополит всея Руси, в соборной церкви Пречистой.

В тот же год пришли к великому князю вести про крымского царя, что хочет быть на его украину. Июля 20 в воскресенье выехал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси с Москвы на Коломну, а оттуда на Рязань, а на Москву приехал августа 23 в четверток. В тот же месяц преставилась царевна Анна, дочь царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси, году без 20 дней и без одного; а положена в Новом монастыре Девичьем.

Повелением благоверного и христолюбивого царя и великого князя Иоанна Васильевича, всея Руси самодержца, со многим желанием и с великою верою позлачен был верх большой у соборной церкви пресвятой владычицы нашей Богородицы и приснодевы Марии честного и славного ее Успения царствующего града Москвы в 18 лето государства его, а в четвертое лето царства его. Той же осенью октября в 26 день повелением благоверного и христолюбивого царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси отлит большой колокол благовестник и поставлен у Архангела за алтарем на деревянной колокольнице января в 6 день.

Той же зимой декабря в 26 день пришли весною ногайские мурзы Уразлы мурза со многими людьми на Мещерские места и на старую Рязань. И воеводы царя и великого князя с Рязани князь Петр Михайлович Щенятев, да князь Александр Воротынский, да от Николы Зарайского князь Дмитрий Михайлович Пунков сошлись вместе, и приходили во многих местах на ногайских людей, и везде Божиим милосердием их побивали, и Телека мурзу взяли, и многих живых взяли. А из Елатмы воеводы князь Константин Иванович Курлятев, да Семен Шереметьев, да Степан Сидоров также во многих местах ногаев побили. И сошлись воеводы рязанские и мещерские вместе, и шли до Шацких ворот, и везде Божиим милосердием побивали ногаев. И были тогда снега великие да морозы, и позябли многие, а остальных во многих местах казаки великого князя и до Волги их побивали. И пришел в Ногаи Араслан мурза да Отай, а всего с ними пеших ногаев человек с 50, а то Божиим милосердием побивали. И приехали воеводы к государю, и государь Богу великое благодарение воздавал, а воевод жаловал великим жалованием; а стол у государя был в Набережной палате, и пировал и жаловал государь детей боярских великим жалованием.

Той же зимой марта в 17 в святой великий пост против среды в десятый час ночи родилась царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси дочь царевна Мария, а крещена на седьмой недели после Пасхи в пяток.

Той же зимой прислал к царю великому князю Иоанну Васильевичу Утемиш-Гирей царь своего человека Девлетжара, а Юсуф князь ногайский прислал своего человека Келдеура с грамотами, а писали о мире. И царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси отписал к ним с теми же посланниками, чтобы прислал к нему лучших людей, Муралея князя да с ним уланов и князей человек трех или четырех, о мире бить челом, и государь им тогда о мире хотение свое известит.

Начало повести, какие сотворил всемилостивый человеколюбец Бог преславные чудеса в роде нашем православным царем благоверным великим князем Иоанном Васильевичем, государем всея Руси и самодержцем, православному христианству от басурманского пленения и гнета, от безбожных казанских татар, и о поставлении Новгорода Свияжского, нареченного Новгород Свияжский, и в котором устроил церкви и христианам жилище в год 7059 (1551), в 19 год государства его, а в 5 год царства своего. Великий во благочестии царь государь князь великий Иоанн Васильевич всея Руси видел, что христианство попленено, и много крови христианской проливается, и многим церквам святым запустение; от кого же сии были нетерпимые беды? Говорю же, что все сие было зло от безбожных казанских сарацинов.

О Свияжском городе. Не терпела же и она, благочестивая и Богом возлюбленная благочестивая царя нашего душа, в таковых бедах христианству быть, в плену, и говорит в себе такое: «Всемилостивый же Боже, молитвами пречистой твоей матери, и всех святых, и наших русских чудотворцев молитвами устроил меня земли сей царем и пастырем, вождем и правителем, что править людьми твоими, в православии неколебимым быть, что пасти мне их от всех зол, находящих на нас, и всякие нужды их исполнять. Владыко, помоги мне и избави плененных рабов своих из рук язычников; воистину же ты пастырь добрый, который душу свою полагает за овец». И начал государь со своими боярами мыслить, как с Казанью промышлять; и призывать начали казанских князей, которые из Казани приехали ему служить, Кострова князя с товарищами. И начал мыслить, чтобы город поставить на Свияжском устье на Круглой горе; ибо и сам государь, из Казани едучи, видел, что место стройно и пригоже быть городу. И послал государь за царем Шигалеем, и царь к государю приехал. И государь призвал братию свою князя Юрия и князя Владимира, и царя Шигалея, и всех бояр своих, и князей казанских, и советовался государь с братиею, и со царем, и с боярами, и с князями. И умыслил государь город поставить на Свияге на устье на Круглой горе промеж Щучьего озера и Свияги реки, и рать свою послать в судах многую и конную, да запасы свои царские посылать великие, чтобы вперед к его приходам был готов тот запас. И пришел государь в соборную церковь пречистой Богородицы, и припал умильно со слезами к чудотворному образу пречистой Богоматери и к великим чудотворным мощам Петра, Ионы, тайно молитвы воссылая Богу, и пречистой его Богоматери, и великим чудотворцам, и благословился у Макария митрополита. И мысль свою митрополиту сказал, и говорил митрополиту: «Пожалуй, господин отец наш Макарий, митрополит всея Руси, помолись со всем священным собором и по всем святым местам пошли, чтобы вашими святыми молитвами послал Христос милость свою, и не помянул бы грехов наших и неведения, подал бы избавление бедному христианству, от работы спасение. Если и грешны мы, но его создание, и да не попрано будет за наше согрешение имя его святое, и избавит бедное христианство, мучимое от басурманства, что владыко искупил честною своею кровью, и прославится имя его в нас, как святая его воля».

О благословении митрополита. Митрополит благословил царя государя и сказал государю: «Тебе подобает, царь, на Бога упование положа, и на пречистую Богоматерь, и великих чудотворцев, подвизаться за благочестие, за порученную тебе от Бога паству, как тебя Святой Дух наставит, да не расхитят безбожные волки порученных тебе овец. И видя владыко неотложную твою веру, что переданное тебе мужественно пасешь, да их расхищенных соберет воедино. Бог тебя, государя, благословит в Боге начинать великое; но только же человеческое дело начинать, а Божие совершать, а мы, твои богомольцы, должны Бога молить, и пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев, да пошлет тебе Бог помощь и утверждение». И пришел царь к чудотворному образу пречистой Богородицы и великим чудотворцам, и умильно припал, и вещал: «На тебя, владычица, уповаю и на помощь призываю. Ты сие начатое дело произведи и плод благий покажи; всяк надеется на тебя, да не постыдится вовек».

И начал государь, и дела коснулся, призвал к себе дьяка своего Ивана сына Григория Выродкова и послал его, а с ним детей боярских на Волгу в Угличский уезд, в Ушатых вотчину, для церквей и города лес рубить и в судах с воеводами на Низ вести, что и было. Отпустил царь и великий государь в месяце апреле в судах в большем полку царя Шигалея, что прежде был казанский, и воевод в большем полку государь со царем отпустил, воевода и боярин князь Юрий Михайлович Булгаков да боярин и дворецкий Даниил Романович Юрьев; в передовом полку князь Петр Андреевич Булгаков да окольничий Иван Федорович Карпов; на правой руке воеводы боярин и конюший Иван Петрович Федоров да князь Давид Федорович Палецкий; на левой руке воеводы боярин Григорий Васильевич Морозов да князь Андрей Васильевич Ногаев; а в сторожевом полку воеводы боярин Иван Иванович Хабаров да окольничий Далмат Федорович Карпов; а с ними многие люди и дворяне царя и великого князя, изо многих городов дети боярские да казанские князи и мурзы, Костров князь, да Чипкун, да Бурнаш с товарищами, 500 человек, ибо много их тогда было у государя. Город ставить и впредь в городе быть воевод своих государь отпустил боярина и воеводу князя Семена Ивановича Микулинского, да окольничего воеводу Владимира Васильевича Морозова, да окольничего воеводу Федора Григорьевича Адашева, да воеводу князя Петра Семеновича Серебряного, да воеводу же князя Федора Борисовича Ромодановского. А наказал им царь государь, велел им город поставить на Свияжском устье на Круглой горе за 20 верст от Казани, и как, даст Бог, город поставят, и боярин и воевода князь Семен Иванович воеводам ворота разделит. А после сего государь велел идти из Мещеры князю Дмитрию Ивановичу Хилкову; а из Новгорода Нижнего велел государь идти спешно на Казанский посад князю Петру Серебряному, а с ним дети боярские и стрельцы и казаки. А с Вятки велел придти Бахтеяру Зюзину с вятчанами на Каму. Да с верху Волгою государь прислал многих казаков, а велел стать по всем перевозам по Каме, и по Волге, и по Вятке реке, чтобы воинские люди из Казани и в Казань не ездили. А из Мещер послал государь Полем пеших казаков на Волгу, Севергу да Елку, а с ними 2500 казаков, а велел им, придя на Волгу, суда сделать да пойти вверх по Волге воевать Казанские места; и прийти им велел к воеводам же. И князь Петр Серебряный пошел из Новгорода Нижнего мая в 16 день в субботу перед Троицыным днем; а в неделю Троицкую в вечерню пришел князь Петр на устье Свияги на Круглую гору, и вечерню Троицкую и с молитвами на той горе пели, где ныне Божиею благодатию град стоит. А пришел на казанский посад того ж де месяца 18 в понедельник на Сошествие Святого Духа на первом часу дня не со всеми людьми; многие люди заблудились, ибо мгла великая тогда была на Волге. А на посад пришел внезапно и Божиею милостию побил многих людей, и живых взяли, и полону русского много отполонили, и мурз великих больше 100 убили, и многих мелких людей, жен и ребят побили; а великого князя детей боярских на том бою убили Михаила Зачесловского да двух Стромиловых, да живым взяли сотского стрелецкого Афоню Скоблева; да стрельцов человек с пятьдесят взяли, и убили, и потонуло. И князь Петр со всеми людьми отошел на Свияжское устье да стал на Круглой горе дожидаться царя и воевод. Месяца мая в 24 день в неделю Всех святых царь Шигалей и воеводы пришли на Свиягу, и вылезли воеводы великого князя из судов, начали лес сечь, где быть городу, и очистив гору, пев молебны и воду освятив, и с крестами по стенному месту обошли, и обложили город, и церковь в городе заложили во имя Рождества пречистой и чудотворца Сергия; от образа же чудотворца Сергия и великие чудеса содеялись. Город же, который сверху привезен, на половину той горы стал, а другую половину воеводы и дети боярские своими людьми тот час сделали, ибо велико было место, и завершили город в четыре недели. Люди же нагорной стороны, видев то, что город православного царя стал на их на земле, начали к царю и воеводам приезжать и бить челом, чтобы государь их пожаловал, гнев свой отдал, а велел быть им у Свияжского города и воевать их не велел. Царь же и воеводы послали то государю сказать, что город, дал Бог, ставят, а князь Петр Серебряный с посаду пришел, а побил многих людей казанских, а великого князя людям не великий урон был, а люди горной стороны государю хотят служить. Царь с тем прислал дворецкого своего князя Шибаса Шамова, а бояре Ивана сына Федора Шишкина. И после того пришли к царю Шигалею от всей горной стороны бить челом, чтобы им позволил ехать бить челом к царю государю великому князю. И царь и воеводы послали к государю горных людей Махмета Бузубова да Ахсигвека Тиглева с товарищами, а с ними послали Григория сына Семена Плещеева. И Махмет с товарищами государю били челом от всей горной стороны, от князей, и мурз, и сотных князей и десятных, и чувашей, и черемисы, и казаков, чтобы им государь гнев свой отдал, а велел бы у Свияжского города быть; и правду государю на том по своей вере дают, что им от государя и их детям неотступным быть и к Казани от Свияжского города никак не отложиться; и пожаловал бы их государь, в ясаках облегчил, и дал бы свою грамоту жалованную, как им впредь быть. И государь их пожаловал, гнев свой им отдал, и воевать им не велел, и взял их к своему Свияжскому городу, и дал грамоту жалованную с золотою печатью, а ясаки им отдал на три года; да Махмета с товарищами пожаловал великим жалованьем шубами и деньгами.

Той же весною месяца июня 14 в неделю третью Петрова поста поставлен Макарием, митрополитом всея Руси, архиепископом в Великий Новгород и в Псков Серапион Курцов, игумен Троицкий Сергиева монастыря. Того же месяца июня в 18 дня в четверток четвертой недели Петрова поста поставлен был епископом в Суздаль Афанасий, бывший игумен Кириллова монастыря.

И послал царь государь к царю Шигалею на Свиягу и к воеводам своим с жалованьем с золотыми стряпчего Игнатия Вешнякова. А приказал царю и воеводам, чтобы всю горную сторону, приведши к правде, послали к городу Казани; а с ними бы послали того смотреть детей боярских и казанских князей, прямо ли станут государю служить, по тому их правду и узнают. И царь и воеводы горной стороны людей, князей, и мурз, и сотных князей и десятных, и чувашу, и черемису, и мордву, и можаров, и тарханов привели к правде на том, что им государю царю и великому князю служить, и хотеть во всем добра, и от города Свияжского неотступным быть, и дани и оброки черным людям всякие платить, как их государь пожалует и как прежним царям платили, а полону им русского никак у себя не держать, весь освободить. Да послал их царь и воеводы к городу Казани: «Правду вы государю учинили, пойдите покажите свою правду государю, воюйте его недруга». А с ними послали то смотреть Петра Турова да Алексея Ершева. И горной стороны люди, собравшись много, да пошли, а били челом, чтобы их велели перевезти, поскольку невозможно было во все лето переехать с горной на луговую сторону. И велел их царь и воеводы перевести по Тарлолашью да на каменном перевозе тем казакам, которые по тем перевозам стояли. И пошли к городу в месяце июне, и пришли на Арское поле к городу. И вышли к ним все казанские люди, крымцы и казанцы, да с ними бились крепко, и с обоих люди пали. Казанцы же вывезли на них из города пушки и пищали да начали на них стрелять, и горной стороны люди, чуваши и черемиса, дрогнули и побежали; и убили у них казанцы человек со 100, а с 50 живых взяли. А царь Шигалей пору и воеводы великого князя князь Юрий Голицын и Даниил Романович с товарищами ходили в ту пору на Гостин остров и за Волгою стояли на Терень-узяке. А горной стороны люди все прибежали к царю и воеводам, и велели их опять за реку возить; а Петр Туров и Алексей Ершев царю и воеводам сказали, что горной стороны люди государю служили прямо. И пришли во Свияжский город, царь и воеводы отпустили горных людей к государю очей его видеть царских и жалование от него слышать за службу. Горные же люди ездили к государю во все лето человек по 500 и по 600. А государь их жаловал великим жалованьем, кормил и поил у себя за столом, князей, и мурз, и сотных голов, и казаков жаловал шубами с бархатами золотом, а иным, чуваше и черемисе, камчатые и атласные, а молодым однорядки, и сукна, и шубы белые; и всех государь пожаловал доспехами, и конями, и деньгами. И видев то государево жалованье и страх на себя милосердием Божиим и его государевым промыслом, государю верны стали, и начали служить правдою, и на луговую сторону ходить воевать, и языков добывать. А государево жалованье к ним не оскудевало, но и более государь прибавлял: великое множество раздавал, а кроме того своих воинов жаловал. В предыдущих же летописцах таких расходов не пишут, какое государь жалованье к своим и ко всем приходящим показывал; ибо Бог вложил в сердце его, желал помиловать род христианский и избавить от нападений варварских, освободить род христианский навеки от басурманства. И видев такую его любовь и жалованье и по всяк час попечение о людях, порученных ему от Бога, все начали стараться как за Бога, так и за него государя пострадать, а окрестные страх и ужас на себе иметь. Ибо и не исписать сего, как призвал Бога в помощь и на коня своего сел, как строить начал воинство свое, и Бог ему в том способствовал, видя его к себе неотложную веру и усердие, что по Христе.

Но на прежнее возвратимся. Видели то казанские люди в городе и по селам, что горной стороны люди твердо к государю укрепились, и стала им нужда великая, с обеих сторон их воюют и проезду ни из которого государства нет, ниоткуда помощи себе не чают, поскольку люди великого князя Волгою от Василя города и по Каму, а Камою вверх по Вятке, и Вяткою вверх по всем перевозам дети боярские, и стрельцы, и казаки крепко стояли умышлением государевым, а службою и дозором воеводским, и начались розни у казанцев с крымцами, и приходили чуваши арские с боем на крымцев, почему де не бьют челом государю. Пришли на царев двор, и крымцы Косчак улан с товарищами с ними бились и побили чувашу, ибо Бог их в смятение привел междоусобною бранью за многое кровопролитие христианское. И приехали к государю служить многие князи и мурзы, видя великое государево жалованье, а свое изнеможение. Государь, их жалуя, обратно отпускал во Свияжский град и велел их тут устраивать. И крымцы, видев то, что им от казанцев быть отданным государю, собравшись все да пограбив, что возможно, побежали из Казани, 300 человек уланов и князей, мурз и казаков добрых, не считая их людей, а жен и детей побросав. И прибежали на Каму, а тут стояли великого князя дети боярские и стрельцы. И они побежали вверх по Каме и прибежали к Вятке, а уже тут не ожидали великого князя людей, ибо стояли, утаясь по сторожам, а стоял Бахтеяр Зюзин с вятчанами да казаки государевы Федька Павлов да Северга. И крымцы поделали туры да переправились, и пришел на них Бахтеяр с вятчанами и казаки, да их побили наголову и потопили; а живых поймали Косчака улана, Барбелсин улана, Торчи князя-богатыря, Ишмахмета мурзу, Сулешева брата, крымского, и иных уланов и князей. Поймали живыми и к государю привели 46 человек, и государь их за жестокосердие казнить велел смертию.

Казанцы начали посылать к Шигалею и к воеводам бить челом, чтобы государь пожаловал, гнев свой им отдал, пленить их не велел, а дал бы им на государство царя Шигалея, а Утемиш бы Гирея царя государь к себе взял и с матерью Сююнбек царицею. А приезжал с тем к царю и воеводам Кулшериф молна да тюменский князь Бибарс Растов. И поговорил царь с послами казанскими да ответ им учинил, чтобы они о том послали к государю царю и великому князю бить челом, как их государь пожалует, а срок им учинили не воевать 20 дней. И казанцы послали к государю Елбарсу мурзу, Растова сына; а царь и бояре послали к государю сына боярского Якова, а с ним послали к государю обо всем подлинно казанском деле. И государь у себя Елбарсу мурзе велел быть и его челобитья слушал, и Елбарс подал от земли челобитную грамоту. «Царю государю великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси Кудайгул улан в головах да Муралей князь и вся земля Казанская, молны, и сеиты, и шихи, и шихзады, молзады, имамы, асии, афасы, князи, и уланы, и мурзы, и ички, дворные и задворные казаки, и чуваши, и черемиса, и мордва, и тарханы, и моржары, и вся земля Казанская тебе, государю, челом бьют, чтобы государь пожаловал, гнев своей отдал и дал бы им царя Шигалея на царство, а Утемиш-Гирея бы царя и с матерью государь взял к себе; а полону бы русскому волю дать, а в неволю бы государь пожаловал не брал, а крымцев остальных, и жен их, и детей отдать государю, так бы государь их пожаловал, о том челом бьют». И государь выслушал челобитье да велел Елбарсу ответ учинить, что государь хочет землю Казанскую пожаловать, только царя и царицу отдадут государю, и крымцев всех остальных, и детей их; а полону им русского ни в которой неволе не держать, всем дать волю, а князям всем полон привести на Казанское устье да отдать боярам, а остальной полон, как царь Шигалей на царстве будет, весь освободить, а казанцам весь отпустить, а в неволе не держать. И Елбарс говорил: «Так и учинят, как государь пожалует». И государь Елбарса отпустил с пожалованием с тем словом к князям казанским, а к царю Шигалею и к боярам и воеводам послал с наказом Алексея Адашева. И пожаловал государь царя Шигалея Казанью и на Казани его учинил, а дал ему к Казани и луговую сторону всю да Арскую; а горная вся сторона к городу Свияжскому, поскольку государь Божиим милосердием да саблею взял до их челобитья; и об иных многих делах царю и воеводам велел говорить. И приехал к царю Алексей августа 6 и царю государево слово сказал, на чем с казанцами делать. И царь Шигалей государево дело похвалил, а того не залюбил, что горная сторона будет у Свияжского города, а не у него в Казани. И бояре ему по государеву приказу отмолвили, что тому делу никак не быть, что государю Бог дал, тем ему не поступиться. И царь и воеводы по государеву наказу послали в Казань, чтобы приехали к царю и воеводам, государь их приказал пожаловать, и они бы, приехав, правду дали. Августа в 9 день к царю и воеводам приехали к Казани молна Касым да Бибарс князь и иные князи и мурзы. И Шигалей царь им от государя жалованную речь говорил, на чем им правду дать. А они было во многом заперлись, ибо обычай у них был изначала злые намерения иметь. И царь им велел идти с боярами в боярские шатры и делать по государеву наказу; ибо государев наказа таков: не учинят на государевой воле, и государь делать не велел, а хочет на ту осень ратью со всеми людьми. И бояре с казанцами много говорили, как бы им что лукаво делать. Бояре же по Божию милосердию государевым наказом твердо делали, ни во едином их лукавстве не поступили, ибо везде их изначала злонырство. И порешили на том, что казанцам царя Утемиш-Гирея и с матерью и крымцев детей привести во Свияжский город; а полон русский весь освободить, а князям привести на Казанское устье весь полон, который у них, а сведает после государь, только полон будет в басурманстве в неволе, и государю стоять, сколько милосердый Бог поможет; а царю и боярам ехать на Казанское устье да тут все докончание утвердить, и всей земле Казанской тут царя встретить. Того же месяца 11 прислали из Казани к царю и к боярам Кудулгу улан и Муралей князь с товарищами Ангилдей абыза, что царя Утемиш-Гирея и царицу везут к государю, и царь бы Шигалей и бояре велели встретить. И царь и воеводы послали царя Утемиш-Гирея и царицу встретить воеводу князя Петра Семеновича Серебряного, а с ним детей боярских; и встретили его на Казанском устье в тот же день в вечере. И в город Свияжский привезли царя и царицу, а с царем приехал Бибарс князь да Лимердень азий, да привезли крымцев двух Касчак улана детей да Ак-Могмин улана сына. И царь Шигалей и бояре государевы на следующий день же отпустили к Москве государю Волгою царя Утемиш-Гирея с матерью Сююнбек царицею и крымских детей. А со царем к государю послали воеводу князя Петра Семеновича Серебряного, да с ним детей боярских и стрельцов многих, да Кострова князя, да Алимердень азея. И привезли царя казанского и царицу к государю на Москву сентября 5-го в субботу, дал Бог, здоровыми.

В то же лето в месяце августе поставлен на Проне реке Михайлов город, а ставили его воеводы князь Александр Иванович Воротынский да Михаил сын Петра Головин. А когда ставили город и начали место чистить, где поставить церковь соборную архангела Михаила, и тут обрели на том месте, где алтарю стоять, образ архангела Михаила древнего письма, ничем невредим, обложенный серебром. И царь и великий князь и митрополит Макарий за тем образом посылали священников, и взяли его честно, и пели молебны, и отпустили на то место, в тот храм, где явился, и о том Богу хвалу воздали. Августа 15 царь Шигалей и все царя и великого князя воеводы приехали на Казанское устье и стали от Волги и до Бежболды, а вверх 2 версты, а за Казань вниз до Царева лугу. А в город Казань царь Шигалей послал дворецкого своего Шабаса князя да конюшего своего Битикея князя со всем своим кошем и велел устраивать двор свой. А на следующий день августа 14 приехали к царю и воеводам Кулшериф молна и Маамет сеит, Мансырь сеита сын, и все с ним шихи, и шихзады, имамы, и моллзады, азии, дербыши, да Кудайгул улан, а с ним уланы все да Муралей князь, а с ним многие люди и мурзы. И бояре велели им читать шертную грамоту, на чем государь пожаловал и как им впредь быть. И они все стали о горной стороне говорить, что того им учинить нельзя, что землю разделить. И бояре говорили им по государеву указу, что «Бог государю учинил, да его правда: город государь на Свияге поставил, а горной стороны люди государю добили челом, и горные люди вас и воевали; тому уже иначе не бывать, как то Бог учинил». И много о том спорных слов было, и Божиим милосердием по государеву наказу бояре его по тому сделали, как государь наказал.

О посажении Шигалея на царство. Царь Шигалей и вся земля Казанская на том государю правду дали, что им в горную сторону не вступаться да и в середину Волги, а ловцам ловить по своим половинам. И шертные грамоты царь попечатал своими печатями, а казанские люди лучшие многие руки свои поприкладывали. И князи казанские полон русский, какой у них был, многий привели, а в остальном все присягу дали, что им и остальных освободить; а уведает государь про полон христианский в работе басурманской, и у кого найдут, того казнить смертию; а станут за то казанцы, что всего полона не освободят, и государю над ними своего дела искать, сколько милосердый Бог поможет. И в правде пошли все люди казанские по 100 человек, и по 200, и по 300, а не случайные, и к правде ходили 3 дня, а правду давали на том, на чем и большие люди их правду давали.

О царстве Шигалеевом на Казани. 7059 (1551) августа 16 поехал царь на царство в Казань, а с ним по государеву наказу бояре его князь Юрий Михайлович Голицын, да Иван Иванович Хабаров, да дьяк Иван Григорьев Выродков, те его на царство посадили; и здравия желали ему бояре в тот же день на государевом жаловании на царстве Казанском. Да со царем же в Казань поехали 300 человек городецких князей, и мурз, и казаков, да 200 стрельцов с двумя сотскими царя и великого князя, жили все у царя на дворе. И на следующий день в 17 день бояре князь Юрий и Иван и дьяк Иван приехали к царю да говорили царю: «На чем казанцы правду дали, что им полон освободить, и ты бы, государь, велел собрать, который в городе, да освободить». И царь послал постановление и велел собрать полон к себе на двор; и собран многий полон, и в тот день их отдал царь Шигалей боярам, 2700 человек, а иной после взялся освобождать. И бояре послали к государю с сеунчем, что, дал Бог, дело его поделалось по его государеву наказу, Даниила сына Федора Адашева да стрелецкого голову Ивана Черемисинова; и приехали к государю того ж месяца 28. И была государю радость великая об избавлении христианском, что освободил Бог род христианский от плену и над Казанью сотворили, как впереди сего не было при иных государях. А полону христианского вышло на горную сторону 60 000, как отчитались во Свияжском городе, которым корм государев давали и вверх Волгою провожали, не считая тех, который полон по своим местам из Казанской земли пошел, вятский и пермский по своим местам, муромский, и мещерский, и костромской все по своим местам, кому куда ближе, туда пошли. Да сбудется древняя благодать, как в древности создатель израильский род Моисеем из Египта извел, также и ныне Христос царем нашим православным извел из рабства казанского множество душ христианских. Но еще просить у Бога и всем остальным свободы, ибо великое множество из-за грехов наших и в несовершенные лета возраста государя нашего великого царя Иоанна и при прежних государях попленили казанцы земли христианской за умножение грехов наших и нестроение; и ныне освободился род христианский Божиим милосердием и государем нашим царем православным и его благоразумием. Сие дело свершилось государевым повелением, а воеводскою и всех детей боярских службою; и ни один человек царя государя нашего не изгиб. А прежде князя Петра прихода во многих местах по Волге и по Каме побиты были казанцы и крымцы, которые в Казани ногаи и бухарцы, и война была до челобитья по многим селам, но везде Божиею милостию сохранены были государевы люди. Вот же писанию предадим, ибо то прежде до сего времени слышали. И когда еще благоверный царь и великий государь не послал на Свиягу града ставить, из многих татар, окрест того места близко живущих, от многих христиан, плененных на той горе, где град стал, многие звоны слышали и пение во много голосов. И покушались искать слышимое, и не обретали. И часто черноризцев видели на той горе и на лугу. И за много лет до того сие многие верные и неверные люди видели и слышали. Сие же вот и дошло слухом и до самого царя благочестивого государя нашего; государь же помышлял и надеялся, что благодать Божия воссияет на месте том, что и было. В тот же месяц царь Шигалей князь Юрия Голицына отпустил к царю и грамоты шертные утвержденные с ним к государю послал. А в Казани у царя остались по государеву наказу ради полону и для иных управных дел боярин Иван Иванович Хабаров да дьяк Иван Выродков; а бояре и воеводы князь Юрий Михайлович и Даниил Романович со всеми товарищами и с теми людьми, которые с ними были посланы, пошли к государю вверх Волгою; и воевода князь Дмитрий Хилков пошел через горную сторону к Мурому; на Свияге в новом городе остались боярин и воевода князь Семен Микулинский с товарищами и с теми людьми, которые с ним, зиму проводить.

Того ж месяца 59 года пришли к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси из Астрахани от Емгорчия царя Ишим князь с товарищами, били челом царю и великому князю, чтобы его царь и великий государь пожаловал, велел себе служить и со юртом, и жаловал бы его, как и Шигалея царя и иных царей, которые ему служат.

7060 (1552). В сентябре приехали к государю бояре его и воеводы из Казани и из Новгорода Свияжского князь Юрий Михайлович Булгаков с товарищами. И бил челом князь Юрий от царя Шигалея на его государевом жаловании, на царстве, что его учинил царем на Казани, да приказывал передать к государю, чтобы его пожаловал, придал ясаков с горной стороны, а о том хочет послать бить челом послов своих больших и о иных делах. Да князь Юрий же привез к государю грамоты шертные и докончанные, как царю впредь на Казани быть и как стоять государя нашего Свияжскому городу. И государь бояр своих и воевод жаловал великим жалованием.

В тот же месяц прислал из Казани царь Шигалей к государю царю и великому князю гонца Кулая мурзу Растова сына, казанца, да Муралея мурзу, есаула городецкого, с тем, что отпускает послов своих старших большого карача казанского Ширина Муралея князя Булатова сына, да дворецкого своего Шабаса князя Шамова, да Абдалу, старшего бакшея казанского. А от боярина Ивана Хабарова да от дьяка Ивана Выродкова примчался сын боярский с грамотою, а писали о том, что казанцы государю в полону не прямят по шертной грамоте, а царь Шигалей то терпит из-за волнения. И государь Кулая мурзу и Муралея городецкого пожаловал, отпустил к царю Шигалею в Казань, а послам большим казанским, Муралею князю Булатову с товарищами, велел боярину своему и воеводе князю Семену Ивановичу Микулинскому во Свияжском городе дать приставов до Москвы да и корм давать по горной стороне и по иным городам до Москвы.

В том же году 60-м послал государь в Астрахань посла своего Севастиана, а Емгурчея царя посла с ним же отпустил, видеть царя Емгурчея правды, на чем от него послы его били челом, и его землю к правде привести. В тот же месяц отпустил царь и великий князь в Казань к царю Шигалею боярина своего князя Дмитрия Федоровича Палецкого да с ним дьяка Ивана Клобукова. А с ним послал к царю Шигалею великое свое жалование, платье, и суда, и деньги, также и царице его, которую в Казани взял Сафа-Гирея царицу; а князям казанским и городецким многое свое жалование послал, платье, и деньги, и сукна. А о попечении просил царя земле Казанской жалованное слово за службу, и о полоне о попечении просил, чтобы по шертным грамотам полон русский весь освободили; а не освободят полон, и государю, видя христианство в неволе, да того не терпеть, сколько ему милосердый Бог поможет. А к царю с князем Дмитрием о попечении просил, чтобы царь памятовал великого князя Василия жалование и царя великого князя Иоанна жалование, чтобы государю на Казани прямил по шертным грамотам, как правду дал, и полон русский весь освободил, а укрепил бы Казань крепко государю да и себе, как Касимов городок, чтобы при нем и после его было неподвижно, и кровь бы с обеих сторон перестала течь вовеки. Да написал к боярину своему Ивану Хабарову, что послал к царю князя Дмитрия, а Ивана бы царь отпустил; и царь Ивана отпустил к царю и великому князю.

О казанских послах. Той же осенью в октябре пришли послы казанские к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси от царя Шигалея, карчака казанский большой Ширин Муралей князь Булатов, да Шабас князь Шамов, да Адула бакшей, от царя государю челобитье правя. Да говорили, чтобы государь пожаловать нагорные стороны поступился царю, а не пожалует, все не отдаст, то хотя бы государь пожаловал, ясаков с горной стороны придал, сколько пожалует, и пожаловал бы государь, велел правду учинить царю и земле Казанской на том, на чем земля государю правду дали. И государь их челобитье выслушал, да велел им ответ учинить боярину своему Ивану Васильевичу Шереметьеву, да Алексею Адашеву, да дьяку Ивану Михайлову, что государю горной стороны к Казани ни одной деньги не отдавать; «а о правде говорили казанцы государю, тогда дали казанцы правду, что весь полон христианский освободить и до единого человека, и ныне еще много полону у себя держат; и как освободят царь и казанцы весь полон русский, и государь тогда правду учинит, а вы до того времени здесь побудете». И послы о том били челом государю, чтобы государь царь и к земле послал о полоне, а они того дожидаться будут, как полон весь освободят. В тот же месяц приехали к государю из Казани боярин его Иван Иванович Хабаров да дьяк Иван Выродков, а сказывали государю, что полону казанцы мало освобождают, заковывают и по ямам полон хоронят, а им видится, и царь не хорошо прямит в полону, потому что когда у кого что изымут, он тех не казнит по шертным грамотам, а отговаривает тем, что опасается волнения; а сказывают царю, что князи казанские пересылку имеют в Ногаи, и он о том проведает дополна, а государя без известия не оставит.

О побиении казанских князей. Месяца ноября 14 примчался к царю и великому князю из Казани Уразый мурза Конбара да и от князя Дмитрия сын боярский Митька Волохов. А говорили государю от царя и от князя Дмитрия, что казанские Бибарс с братиею и многие князи казанские сообщениями обменивались с царем в Ногаях, а сами хотели царя убить и боярина великого князя князя Дмитрия убить же, и царь у них то выведал дополна, и грамоты присланные у них поотнимал, и царь их велел побить у себя на пиру; кои были во избе, царевы князи порезали их, а многих на царевом дворе побили стрельцы великого князя, а иных велел стрельцам по подворьям побить; а убил царь Бибарса князя с братиею, Кадышка богатыря, Карамыш улана, а всего убил князей и уланов и мурз в тот день и на следующий день 70 человек, а иные разъехались князи, а некоторые в Ногаи. Да просил о попечении царь и князь Дмитрий к великому князю, что Муралей и Костров князь с теми заодно, чтобы их государь не отпускал, царю они в Казани не надобны. А Муралей и Костров сведали, что советники их в Казани побиты, и они били челом царю и великому князю, что им в Казань ехать не можно, царь их не жалует, чтобы государь пожаловал, за женами их приказал послать.

В тот же месяц послал царь и великий князь в Казань к царю Шигалею Алексея Адашева, а велел говорить боярину своему князю Дмитрию Алексею о том накрепко царю Шигалею, чтобы царь в Казани крепко устроил государю, как Городок, чтобы кровь христианская не лилась; сам царь видит их измену, от начала лгут государям нашим, и брата его Еналея царя они ж убили, и его многократно изгоняли, и ныне хотели убить; чтобы укрепил город великого князя людьми русскими. И царь говорил: «Прожить де мне в Казани невозможно, нагрубил весьма казанцам весьма; взялся был я им у царя и великого князя горную сторону выпросить и взять, и только меня государь и великий князь пожалует, горную сторону даст, и мне жить в Казани будет можно, и докуда я жив, дотуда Казань царю и великому князю крепка будет. А после меня, кому ведать?». И князь Дмитрий по государеву наказу царю то отмолвил, что горной стороны ему государю к Казани никак не отдавать, а сие ему Бог дал: «А отдать горную сторону, Свияжскому городу как быть? А ведаешь сам, сколько государям нашим от Казани бесчестия и убытков. И ныне полон христианский у себя держат в неволе, дав правду государю нашему, лгут; а многие и городецкие, которые с тобою приехали в это место, ведомо, что полон христианский держат в неволе. А впредь будут таковы казанцы, государю нашему, видя в рабстве христианство, как терпеть? А коли, государь, тебя бояре великого князя князь Юрий Голицын с товарищами на царство Казанское сажали, а земля вся правду давали, что им весь полон отпустить, а не отпустят хотя единого человека, и государю за свое христианство стоять, сколько ему милосердый Бог поможет; а если, государь, государю нашему за них не стать, ему, государю, Богу ответ давать». И царь говорил: «А коли мне горной стороны не отдаст, мне как прожить в Казани, нагрубив? И мне бежать к государю великому князю». Князь же Дмитрий и Алексей говорили: «Коли тебе к государю же бежать, то укрепи Городок его людьми русскими». И много о том речей спорных было, и царь то отмолвил: «Басурман де я есть, не хочу от своей веры отстать, и государю своему царю и великому князю изменить не хочу же; ехать же мне в иное место некуда, еду к царю и великому князю. Коли же меня от казанцев иметь неотступно, и я лихих еще изведу да буду у государя». А князя Дмитрия и Алексея отпустил к государю, и у царя князь Дмитрий оставил Ивана Черемисинова с его стрельцов царя беречь от казанцев и государя без вести не держать. И когда князь Дмитрий приехал на Свиягу, и говорили князю Дмитрию князи, которые живут на Свияге, Чапкун и Бурнаш с товарищами, что «слышат от земли, как весна настанет, казанцы все хотят изменить государю, а Шигалея не любят; и государь бы своим делом промышлял, как ему, государю, крепче, а мы государю дали правду и по правде к нему приказываем сообщить, что несомненно казанцы изменят, а тогда и горных не сохраним». И князь Дмитрий к государю и великому князю приехал, и то от Шигалея сказал государю. Царь же и великий князь послал к царю Семена Ярцова, а велел царю говорить, чтобы жил остерегаясь казанцев.

Той же зимой в январе били челом царю и великому князю на Москве Муралей князь, да Костров князь, да Алемердин азий, а сказывают, им приказ от Казанской земли, а сами бить челом государю ехать не смеют, чтоб де государь царя Шигалея свел с Казани, а дал бы им наместника боярина своего, а держал бы их так же, как и в Свияжском городе; а не пожалует государь, то казанцам придется изменить, будут добывать им государя из иного места. И государь выслушал их челобитье да велел с ними боярам поговорить Ивану Васильевичу Шереметьеву да дьяку Ивану Михайлову, за что царя не любят, как государю царя свести, и наместнику у них каким обычаем быть, и чему в том верить. И они боярам про царя говорили, что их убивает, и грабит, и жен их и дочерей берет сильно. «Пусть только государь пожалует землю, царя сведет, и нас здесь у государя, уланов и князей, и мурз, и казаков, с триста человек, одного из нас пошли своим посланником к земле Казанской; как царя Шигалея сведет, и казанцы все государю дадут правду, и наместников его в город пустят, и град весь государю сдадут. А кому велит в городе и на посаде жить, и то тем жить, а иным всем по селам жить, а ведать на царя и великого князя наместникам царевы доходы все. И которые князи и побиты бездетны, и тем государь пожалует, кого захочет, и все люди в его воле, кого чем пожалует. А не учинят так, взбунтуются казанцы, и, государь, нас вели здесь всех побить; да на том и правду дали. Если царь не захочет ехать из Казани, пусть государь у него стрельцов возьмет, и он сам сбежит».

Той же зимой в феврале послал государь к Шигалею царю Алексея Адашева, а велел царя свести с Казани, да к земле Тереулдувана казанца, а Муралей и Костров с товарищами послали к земле с Тереулдом грамоту, на чем добили челом государю. И государь царю Шигалею о том велел Алексею накрепко говорить, чтобы без убытков великих пустил великого князя людей в город; а чего у государя захочет, тем его государь пожалует. Да и то велел ему сказать, что и казанские князи того хотят, чтоб великого князя наместник был на Казани. И Алексей в Казань к царю приехал в тот же месяц и царю по государеву наказу говорил. Но царь отмолвил, что ему никак басурманского юрта не порушить, «а прожить мне в Казани не можно, в Ногаи казанцы послали царя просить, а я иду в Свияжский городок, иначе мне от них быть убитым».

Той же зимой марта 6 в первую неделю святого поста выехал царь Шигалей из Казани на озеро рыбу ловить, а с ним многие князи и мурзы казанские и городецкие и все 500 стрельцов великого князя. И выехав из Казани, царь сказал казанцам князям и мурзам: «Хотели вы меня убить и били челом на меня царю и великому князю, чтобы меня свел, а то я над вами лихо сделаю, а дал бы вам наместников. И царь князь великий велел мне с Казани съехать, и я к нему еду, а вас с собою веду, там разберемся». И приехал со всеми теми людьми во Свияжский город, а воеводы его встретили на Волге, и вывел с собою царь князей казанских и мурз 84 человека. В тот же день в город Казань послал боярин и воевода князь Семен Иванович Микулинский с товарищами двух казаков с грамотами от государя, что по казанских людей челобитью государь царя Шигалея свел и дал им наместника князя Семена, и они бы были во Свияжском городе да учинили правду, и князь Семен с товарищами по государеву наказу к ним поедет. И в тот же день из Казани прислали к боярам бить челом афиса, что они государеву жалованию рады, во всем так хотят государю служить, как его воля, да пожаловали бы прислали к ним в Городок Чапкуна князя да Бурнаша, кому им верить и на чьи руки даться. На следующий день князь Семен с товарищами Чапкуна и Бурнаша в город Казань послал да Ивана Черемисинова с тем словом, на чем князи на Москве государю били челом и на чем во Свияге Чапкун и Бурнаш правду давали, и вся бы земля Казанская на том же правду дала. И в тот же день прислал Иван Черемисинов к боярам, что вся земля Казанская государеву жалованию рады, правду дают и к боярам едут лучшие люди, в головах Кудагул улан с товарищами. И на следующий день приехали во Свияжский город из Казани Кадугал улан да многие муллы и князи; Иван Черемисинов, и Чапкун, и Бурнаш с ними же приехали, правду дали боярам на всей воле великого князя и у бояр правду взяли, что им хорошо их жаловать казанских людей, как в иных городах великого князя. Да говорили бояре казанцам, чтобы царицу Шигалея царя и младшую дочь прислали в Свияжский город, чтобы царица в городе Казани в ту пору не была, когда князь Семен в город приедет, а царь Шигалей о ней боярам говорил. И князь Семен Иванович с товарищами говорил, послал в город Казань Ивана ж Черемисинова да с ним толмача Федьку Палецкого остальных людей их к правде приводить и того смотреть, нет ли какого лиха, Чупкуна и Калалея князя да детей боярских Леонтия Елизарова, Лучанина Епишева, Нехорошева Очкасова, восемь человек, смотреть того: русские люди в город поедут, чего бы дурного не учинили, и которые дворы князи очистят, и им те дворы раздать. И той ж ночью Иван Черемисинов прислал к боярам, что, дал Бог, никакого лиха нет, царицу отпускают, двор опоражнивают, а сельские люди, дав правду, по селам разъезжаются; «да пришлите де и кошт свой легкий с едою да с ними казаков человек с 100, и они на царевом дворе пригодятся на всякое дело». И бояре кошт отпустили, а с ним послали 70 казаков, а пищалей было 72.

Об измене казанцев. В тот же месяц князь Семен Иванович да князь Петр Серебряный с товарищами поехали к городу Казани, а наперед их Иван Шереметьев да Алексей Адашев, а в сторожевом полку князь Феодор Ромодановский, да в сторожевом же полку казанцы все те, которых царь всех вывел. И когда были на Волге у Ирихова острова, тут встретили бояр из Казани Шамса князь да Ханкидей, и иные многие казанцы встретили с любовью и били челом боярам, чтобы ехали в город, а они все холопы государевы в его воле. И царицу встретили бояре на Волге же и послали ее в Свияжский город к царю Шигалею. А в Казань и из Казани к воеводам дети боярские ездили, а сказывают, что все люди государеву жалованию рады, а Иван Черемисинов иных еще к правде приводит. Как на Бежболду воеводы приехали, и поехали наперед в город от воевод Ислам князь, да Кебяк князь, да Алексей мурза, брат Чурина Нарыкова, а бояре их не береглись, потому что все их князи выручали, да государю изменили, и, приехав в город, оный затворили и сказали всем людям, что истинно ведают: всем побитым быть, а слышали, сказывают, от городецких татар, иные, говорят, и от самого Шигалея. И государева о том наказу не бывало боярам, что лихо какое учинить, да ни у бояр того в мысли не было, и правду бояре на том давали, что от них лиха никакого не будет, и им всем жаловать и держать их во всем, как и во Свияжском городе; да изначала ненавидящий добро враг рода христианского и радующийся крови человеческой, возмутил всех казанцев. И бояре приехали к городу, и встретил их на Булаке Иван Черемисинов да Кулалей князь: «Лиходеев мы по сей час не видали, а теперь, как прибежали от вас князи, как лихие слова начали говорить, и люди засуетились, а с нами выехали из города все князи к вам, один Чапкун в городе остался, иные на себя доспех кладут». И приехали бояре к Царевым воротам, и ворота затворены, а люди бегут на город. А их тут встретил Кадугал улан, и Лиман князь, и иные князи да начали бить челом, чтобы не кручинились: «возмутили де их люди лихие землю, пождите, доколе уговорятся». И бояре послали в город Кадугула улана да Бурнаша князя: «За что так изменили? Вчера и сего дня правду давали, а ныне изменили; мы на чем правду дали, на том и стоим, лиха никоторого не чиним». А на посаде в ту пору люди со всем имуществом жили, и бояре, не желая порушить крестного целования, ни одному человеку лиха не учинили. И Кадугул улан и Бурнаш князь к князю Семену из города выехали, а говорят: «Боятся де люди, что побиты будут, а нас не слушают». И много было пересылок и речей с ними, да видели воеводы, что доброго дела нет, и велели поймать Кадугул улана и Лимана князя с сыном, Шамсу князя, Чуру князя Кадыева, Богдана князя арского, Ханкилдея князя и иных князей и казаков; да которых царь вывел, тех всех же переловили, кроме тех, которые изменили, убежали в город, Ислам, Кебяк, Алексей. И тут воеводы у ворот стояли весь день да на посаде и ночевали, и на утро до полдня стояли, сообщениями обмениваясь. И Чапкун изменил государю и все с ним казанцы, а детей боярских, которых воеводы в городок послали, и коши воеводские все в городе затворили. И бояре пошли к Свияжскому городу, а посаду не жгли и не воевали из-за крестного целования, и ожидали сделки, и положили себе в надежду тот же животворящий крест, который целовали, что лиху не быть, государю нашему тот поспособствует на них. И пришли воеводы в Свияжский город того ж месяца марта в 12 день в субботу второй недели поста, и тех всех князей, которых у города взяли и которых царь вывел, в тюрьму побросали. А казанцы, изменив государю, в Ногаи послали царя просить, а на горную сторону стали войною приходить и отводить их от государя. И горной стороны люди одну посылку побили, двух князей Шах-Чуру и Шамая мурзу, и к воеводам, поймав, привезли; и воеводы горную сторону пожаловали, а изменников казнили. Воеводы приняли решение с царем Шигалеем, царь остался весновать в Свияжском городе и с царицею, а к