Добродетели и пороки в эпоху Николаевской России

А. Кюстин

Самоотречение и покорность, считающиеся добродетелями в лю­бой стране, превращаются здесь в пороки, ибо они способствуют неизменности насильственного порядка вещей.

Здесь дело идет вовсе не о политической свободе, но о личной независимости, о возможном передвижении и даже о самопроиз­вольном выражении естественных человеческих чувств. Рабы ссо­рятся только вполголоса, под сурдинку, ибо гнев является привиле­гией власть имущих. Чем больше я вижу людей, сохраняющих ви­димость спокойствия при таком режиме, тем сильнее я их жалею. Покой или кнут! — такова дилемма для каждого.

<…> Только здесь, в глубине России, можно понять, какими способностями был наделен первобытный человек и чего лишила его утонченность нашей цивилизации. Повторяю еще раз: в этой патриархальной стране цивилизация портит человека. Славянин по природе сметлив, музыкален, почти сострадателен, а вымуштро­ванный подданный Николая — фальшив, тщеславен, деспотичен и переимчив, как обезьяна. Лет полтораста понадобится для того, чтобы привести в соответствие нравы с современными европейски­ми идеями, и то лишь в том случае, если в течение этого длинного ряда лет русскими будут управлять только просвещенные монархи и друзья прогресса, как ныне принято выражаться.

Николаевская Россия (Россия в 1839 году). М., 1930. С. 243-244.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс