Девятнадцатый век — век промышленных чудес

Д. Писарев

Читатель мой, вероятно, привык читать и слышать, что девятнадцатый век есть век промышленных чудес. Вследствие этого читателю покажутся странными мои слова о разрыве между физическим тру­дом и наукою. Да, точно. Люди понемногу начинают браться за ум, но они берутся за него так вяло и так плохо, что мои слова о разры­ве никак не могут считаться анахронизмом. Промышленными чу­десами решительно не следует обольщаться. Паровоз, пароход, те­леграф — все это штуки очень хорошие и очень полезные, но суще­ствование этих штук доказывает только, что есть на свете прави­тельства и акционерные компании, которые понимают пользу и важное значение подобных открытий.

Русский мужик едет по железной дороге; купец телеграфирует другому купцу о какой-нибудь перемене цен. Мужик размышляет, что славная эта штука чугунка; купец тоже философствует, что очень хитро устроена эта проволока. Но скажите на милость: про­буждают ли эти промышленные чудеса самодеятельность мысли в головах мужика и купца? Проехал мужик по чугунке, воротился в свою курную избу и по-прежнему ведет дружбу с тараканами, по-прежнему лечится нашептываниями знахарки и по-прежнему обра­батывает допотопными орудиями свою землю, которая по-прежне­му остается разделенной на три клина — озимый, яровой и пар. А купец, отправив телеграфическую депешу, по-прежнему отбира­ет силою у своих детей всякие книги и по-прежнему твердо убежден в том, что торговать без обмана — значит быть сумасшедшим чело­веком и стремиться к неизбежному разорению.

Паровоз и телеграф пришиты снаружи к жизни мужика и купца, но они нисколько не срослись с их полудикою жизнью.

Реалисты // Собр. соч. в 4 т. М., 1956. Т. 3. С. 119-120.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс