Черты русского характера, воспитанные историей

Н. Бердяев

У нас, русских, есть боязнь силы, есть вечное подозрение, что вся­кая сила от дьявола. Русские — непротивленцы по своему духу. Си­ла представляется всегда насилием и жестокостью. Быть может, по­тому русские стали такими, что в истории своей они слишком мно­го страдали от насиловавшей их, над ними стоящей силы. Мы не привыкли на силу смотреть с моральной точки зрения, как на дис­циплину духа, как на закал характера.

Из инстинкта самосохранения русский народ привык подчинять­ся внешней силе, чтобы она не раздавила его, но внутренне он счи­тает состояние силы не высшим, а низшим состоянием. Таким со­здала русский народ история. В нравственных сомнениях, вызывае­мых силой, есть своя правда. <…> Но в русском непротивленстве есть опасный, расслабляющий уклон, уклон от христианства к буд­дизму. <…>

Русские всего более нуждаются в закале характера. Русская до­брота часто бывает русской бесхарактерностью, слабоволием, пас­сивностью, боязнью страдания. Эта пассивная доброта, всегда го­товая уступить и отдать всякую ценность, не может быть признана таким уж высоким качеством. Есть доброта активная, твердая в отстаивании ценностей. Только к такой доброте нужно призы­вать. И нужно противиться расслабляющему и размягчающему ужасу перед болью и жестокостью жизни.

Судьба России. М., 1918. С. 188-189.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс