Бывшие доверенные слуги

М. Салтыков-Щедрин

Бывший дворовый человек непременно возлежал на лоне у своего помещика. То есть служил камердинером, выполнял негласные по­ручения, подлаживался к барским привычкам, изучал барские вку­сы и вообще пользовался доверием настолько, что имел право об­шаривать барские карманы и входить в отсутствие барина в комна­ту, где находился незапертый ящик с деньгами. Он воровал господ­ские сигары и потчевал ими друзей, ел с господского стола, ходил в гости в господском платье и вообще получил вкус к барской жизни. Друзья барина величали его по имени и по отчеству; некоторые за­нимали у него деньги и жали ему руку.

Ежели барин вел картежную игру, то камердинеру представ­лялась доходная статья, настолько значительная, что устраняла всякие подозрения относительно его честности. При картах — вино, бутылки несчитанные; навертываются счастливые игроки, которым и сто рублей выбросить на водку расторопному лакею ничего не стоит. Правда, что он ночей не спал, ног под собой не слышал, но зато у него скопился настолько значительный капи­тал, что он уже при первом слухе о предстоящей эмансипации начал тосковать о самостоятельности. И когда роковой час на­ступил, то он, дав барину время разделаться с крестьянами, в са­мый день получения выкупной ссуды бросил его на произвол судьбы.

— Наворовал довольно? — внезапно прозрел барин.

—Послужил — и будет, — отвечал скромно вчерашний доверен­ный слуга.

<…> И что же! Несмотря на прозрение, барина сейчас же начала угнетать тоска: «Куда я теперь денусь? Все был Иван Фомич — и вдруг его нет». <…>

Между тем Иван Фомич уже облюбовал себе местечко в дере­венском поселке. Ах, хорошо местечко! <…> Иван Фомич вы­ставил миру два ведра и получил приговор; затем сошелся заде­шево с хозяином упалой избы и открыл «постоялый двор», при­строив сбоку небольшой флигелек под лавочку. Не приняв еще окончательного решения насчет своего будущего <…>, он уст­роил себе в деревне лишь временное гнездо <…>. Деревенский постоялый двор для него только школа, в которой он приобре­тает знания и навык, необходимые для грабительства в более широких размерах.

Мелочи жизни // Собр. соч. в 20 т. М., 1937. Т. 16, кн.2. С. 487-489.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс