Борьба с пьянством

Н. Чукмалдин

Деревня Кулакова во все время моей сознательной жизни была моим любимым детищем, которому прощаются все его пороки и грехи <…>. Как сильно хотелось мне уничтожить там кабак и пьянство — эту язву, подтачивающую в корень крестьянское благосостояние. Я прилагал всю мою энергию и материальные средства на протяжении 20 лет времени для борьбы с этим вер­тепом <…>.

Я платил обществу от 100 до 200 рублей в год, чтобы не давало оно права никому на открытие в деревне питейных заведений. И вот в Кулаковой кабака не стало, но зато его тотчас же открыли в смежной деревне Гусельниковой. Явилась надобность платить и этой деревне 100 рублей в год за то же самое. Но когда не стало ка­баков в обеих деревнях, появилась тайная продажа водки в несколь­ких домах, уследить за которою не было уже никакой возможности.

На моей стороне было полное сочувствие всего женского населе­ния обеих деревень; мне помогали делом и советом трезвые и хоро­шие крестьяне; мне явно не противодействовали даже пьяницы и мироеды, — но чуть только появлялся кабатчик с несколькими вед­рами водки для схода и несколькими отдельными подачками миро­едам, как все доброе настроение разрушалось и появлялись кабаки, разорители крестьян.

<…> Напротив здания волостного правления в д. Кулаковой сто­ял дом старого кабака, приобретшего себе своею биографией назва­ние «проклятого местечка». Я купил его, ремонтировал, засадил свободные места кустарником и открыл к нем сельское училище, чтобы не было на этом месте поганого заведения. Кабак перекоче­вал в другое место и нашел охотников крестьян сдавать ему в арен­ду свои дома по всей трактовой улице. И чего-чего только ни делал я для кулаковцев, даже кроме описанных опытов моих, но все было бесплодно, ничто не достигало цели. Не хватало у них денег на взнос податей — я давал их; случался недород хлеба — я посылал им хлеб; выстроил школу, дал деньги на учреждение банка, соорудил новую каменную церковь. Казалось бы, простой расчет закрыть ка­бак, с которым я веду войну, но вот, подите же, кабак господствует и насмехается над всякими усилиями одиночного человека!

Таким образом вся моя более чем 20-летняя борьба с кабаком окончилась моим поражением, и я должен наконец сказать себе: «Да, кабак меня победил».

Записки о моей жизни. В 2 ч. М., 1902. Ч. 2. С. 143-146.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс