Беспредел в голодное время XVII столетия

И. Масса

В самой Москве было не лучше; провозить хлеб на ры­нок надо было тайком, чтобы его не отняли силой; были наряжены люди с телегами и санями, которые каждоднев­но собирали множество мертвых и свозили их в ямы, вы­рытые за городом в поле, и сваливали их туда, как мусор, подобно тому, как здесь в деревнях опрокидывают в на­возные ямы телеги с соломой и навозом, и когда эти ямы наполнялись, их покрывали землёй и рыли новые; […] ни­кто не смел подать кому-нибудь на улице милостыню, ибо собиравшаяся толпа могла задавить того до смерти. И я сам охотно бы дал поесть молодому человеку, который сидел возле нашего дома и с большой жадностью ел сено в течение четырех дней, от чего надорвался и умер, но я опасаясь, что заметят и нападут на меня, не посмел. Утром за городом можно было видеть мертвых, одного — возле кучи навоза, другого — наполовину съеденного и так да­лее, отчего волосы становились дыбом у того, кто это видел. […] Иные, имея запасы года на три или на четыре, желали продления голода, чтобы выручить больше денег, не помышляя о том, что их тоже может постичь голод. […]

Царь Борис от доброго усердия повелел раздавать ми­лостыню во многих местах города Москвы, но это не по­могало, […] приказные, назначенные для раздачи милосты­ни, были воры, каковыми все они по большей части быва­ют в этой стране; и сверх того они посылали своих пле­мянников, племянниц и другихродственников в те дома, где раздавали милостыню, в разодранных платьях, словно они были нищи и наги, и раздавали им деньги, а также своим потаскухам, плутам и лизоблюдам, которые также приходили, как нищие, ничего не имеющие, а всех истин­но бедствующих, страждущих и нищих давили в толпе или прогоняли дубинами и палками от дверей; и все эти бед­ные, калеки, слепые, которые не могли ни ходить, ни слы­шать, ни видеть, умирали, как скот, на улицах; если же кому-нибудь удавалось получить милостыню, то ее крали негодяи стражники, которые были приставлены смотреть за этим. И я сам видел богатых дьяков, приходивших за милостынею в нищенской одежде,

[…] На дорогах было множество разбойников и убийц, а где их не было, там голодные волки разры­вали на части людей; также повсюду тяжелые болез­ни и моровое поветрие. Одним словом, бедствия были несказанно велики, и Божия кара была так удивитель­на, что ее никто надлежащим образом не мог постичь. Однако люди становились чем дальше, тем хуже, вда­вались в разбой и грабежи все более, ожесточились и впали в такое коснение, какого еще никогда не было на свете; и такая дороговизна хлеба продолжалась че­тыре года, почти до 1605 года. Меж тем в некото­рых местностях распространилось моровое поветрие, а затем началась удивительная междуусобная война, са­мая удивительная из всех войн от начала света.

Сказания Массы и Геркмана о Смутном времени в России. СПб., 1874. С. 52-56.

Миниатюра: А.М. Васнецов. На крестце в Китай-городе, 1902

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс