Азия и «Европа в русской душе

 Г. Федотов

Национальная душа не дана в истории. Этническая психея служит лишь сырым материалом для нее, да и психей этих множество: сла­вяне, финны, тюрки — все отложилось в русской душе.

Нация не дерево и не животное, которое в семени несет все свои возможности. Нацию лучше сравнить с музыкальным или поэтическим произведением, в котором первые такты или стро­ки вовсе не обязательно выражают главную тему. Эта тема может раскрываться лишь в конце. Может быть, XIX век более нацио­нален в этом смысле (как откровение слова), чем Киев или Москва.

Русский человек // Киносценарии. М, 1989, № 4. С. 178.

 Д. Лихачев

Было бы нелепо предполагать, что черты русского характера явля­ются врожденными. На самом деле они воспитывались историей, историческими ситуациями, в которые чаще всего попадала Рос­сия, и до нее общая родина всех восточнославянских народов — Русь, Русьская земля.

И характер народа не един. Мы замечаем, как свои отличия в русском характере формировались и формируются у поморов, другие в Сибири, третьи по Волге — в средней и нижней ее части. Рос­сию нельзя оторвать и от населяющих ее народов, составляющих вместе с русскими ее национальное тело. Россия по богатству своих культурных типов, по сложности вплетения в них различных черт, по энергии своих разных проявлений, наконец, по интенсивности своих отношений с другими национальностями — едва ли не един­ственная в своем роде страна. <…>

Для русского исторического развития характерны одновремен­но консерватизм и быстрые смены общественных настроений, взглядов. Кажется, что даже самые смены поколений совершают­ся в России через меньшее число лет, чем на Западе. Это происхо­дит не просто из-за некоторой неупорядоченности русской жиз­ни, но и потому еще, что в русской жизни непременно что-то ос­тается от старого и даже от неправдоподобно старого, а с другой стороны, есть страстность, развивающая это старое и взыскующая нового.

<…> Русская история — как река в ледоход. Движущиеся остро­ва-льдины сталкиваются, продвигаются, а некоторые надолго заст­ревают, натолкнувшись на препятствия.

Эту особенность русской культуры можно оценивать двойствен­но: и как благоприятную для ее развития, и как отрицательную. Она вела к драматическим ситуациям. Но важно еще и то, что бла­годаря ей русская культура включается в удивительно широкие рамки. Особенности русской культуры чрезвычайно трудно оце­нить в немногих и однозначных категориях. Как и русскую приро­ду, впрочем.

Книга беспокойств. М, 1991. С 233-235.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс