1812 год в воспомина­ниях современников

А. Бенкендорф

Генерал Винценгероде […] приказал мне не слишком удаляться от Волоколамска и избрать местом постоян­ного пребывания Порохов, откуда я должен был огра­ничиться высылкой партий, чтобы беспокоить неприя­теля.

[…] Мой лагерь походил на воровской притон; он был переполнен крестьянами, вооруженными самым разно­образным образом оружием, отбитым у неприятеля. Ка­ски, кирасы, кивера и даже мундиры разных родов ору­жия и наций представляли странное соединение с бо­родами и крестьянской одеждой. Множество людей, за­нимавшихся темными делами, являлись беспрерывно торговать добычу, доставлявшуюся ежедневно в лагерь. Там постоянно встречались солдаты, офицеры, женщины и дети всех народов, соединившихся против нас. Новые экипажи всевозможных видов, награбленные в Москве; всякие товары, начиная от драгоценных камней, шалей и кружев и кончая бакалейными товарами и старыми сворками для собак. Французы, закутанные в атласные мантильи, м крестьяне, наряженные в бархатные фраки или в старинные вышитые камзолы. Золото и серебро в этом лагере обращалось в таком изобилии, что казаки, которые могли только в подушки седел прятать свое бо­гатство, платили тройную и более стоимость при разме­не их на ассигнации. Крестьяне, следовавшие всюду за казачьими партиями и бдительно несшие аванпостную службу, брали из добычи скот, плохих лошадей, повозки, оружие и одежду пленных. Было до крайности трудно спасать жизнь последних — страшась жестокости кре­стьян, они являлись толпами и отдавались под покрови­тельство какого-нибудь казака. Часто бывало невозмож­но избавить их от ярости крестьян, побуждаемых к мще­нию обращением в пепел их хижин и осквернением их церквей. Особенною жестокостью в этих ужасных сце­нах была необходимость делать вид, что их одобряешь, и хвалить то, что заставляло подыматься волоса дыбом. Однако при неурядице и среди отчаяния, когда, каза­лось, покинул Бог и наступила власть демона, нельзя было не заметить характерных добродетельных черт, ко­торые, к чести человечества и к славе нашего народа, благородными тенями выступали на этой отвратительной картине.

Записки А.Х. Бенкендорфа // Харкевич В. 1812 год в дневниках, записках и воспомина­ниях современников. В 4 вып. Вильна, 1903. Вып. 2. С. 107-108, 109 — 111.

Миниатюра: Владимирские ворота, Москва, 2 октября 1812 года.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс